Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Внешняя политика Украины

Отношения украинских казаков с Крымским ханством и Турцией

Само возникновение казачества напрямую связано с противостоянием кочевом и мусульманскому миру, олицетворением которого были татарские орды Крыма и Северного Причерноморья, а также их сюзерен - Османская империя. Крымское ханство как независимое государство возникло 1449 во время правления Хаджи- Гирея Ангела (Мелека), хотя довольно быстро попало в вассальную зависимость от Османской империи (1475). Однако крымские татары оказались не единственными соседями казаков на юге - в середине XVI в. в украинских степях появились ногайские татары * 24 - племена, принадлежавшие к кыпчакской языковой группы (в отличие от крымских татар, которые представляли огузских языковую группу).

* 24: {Этноним происходит от имени золотоордынского темника Ногая, который жил в конце ХИП ст.}

Ногайская орда сформировалась с распадом Золотой орды в северной части Центральной Азии и в середине XV в. и владения расширились до Приазовья. В 1549 от Великой Ногайской орды на западе отделилась Малая Ногайская орда, за десятилетие переместилась к Днестру. Впоследствии это образование распалось на мелкие орды - Буджацкую (иначе - Билго- родську или Добрудзьку), Джамбуйлуцьку, Едичкульську (Джедишкульську) и Едисанську (Джедисанську), которые принято называть собирательным названием "ногайские орды". Параллельно существовали менее стабильны и скорее ситуативные образования - Очаковская, Азовская и Перекопская орды (хотя часто Очаковскую орду отождествляют с Едисанською, а Перекопскую - с Джамбуйлуцькою).

Едисанська орда была многочисленной, а белгородские татары характеризовались большой агрессивностью и одновременно большей оседлостью сравнению с другими ногайскими ордами, хотя вообще все "ногайцы" были классическими кочевниками по сравнению с относительно оседлыми крымскими татарами полуострова. Поэтому "ногайские орды" были чрезвычайно активными в нападениях на соседние земли и их иногда обвиняют в несчастьях земледельческого населения Украины (это, в конце концов, достаточно выгодно с точки зрения "политкорректности", ведь ногайские татары, в отличие от крымских, практически не сохранились на украинской территории ). Ногайские орды признавали превосходство как Крыма, так и Турции, однако западные орды - Белгородская и Едисанська - предпочитали прямой подчиненности султану, что повлекло противостояние с крымскими ханами. Кроме татарских кочевий, в Северном Причерноморье существовал ряд собственно турецких крепостей - Очаков (другие названия - Ези, Джанкермен, Каракермен, Ачи-Кале, Ача-Кьой, бывший Дашев) и Кинбурн (Кильбурун) у Днепровского лимана, Бендеры (Тегин, Тягин) и Аккерман (Белгород) на Днестре, Килия и Измаил на Дунае, Исламкермен (Аслам-Городок) на Таванская переправе. У последнего в конце XVI и в первой половине XVII в. было достроено еще три крепости - Казикермен, Мустридкремен и Мюбареккермен, что мало сформировать оборонительную систему из четырех городов, которые имели перекрывать доступ казакам к морю.

Принято считать, что в первые годы существования независимого Крымского ханства татары вели себя довольно сдержанно в отношении украинских земель, и лишь после перехода под турецкую превосходство, Крым начал агрессивную политику на северном направлении - ведь первый большой нападение татар на Киев состоялся 1482 (однако известно, что менее значительные набеги происходили и раньше). Турция была заинтересована в прибыли от работорговли и причастна к захватническим набегов татар, но кроме того, в Крыму существовала длительная местная традиция торговли живым товаром уже во времена генуэзского владычества. Работорговля была важной составляющей экономики полуострова, влияло непосредственно на татарскую внешнюю политику, и в этой области ногайские татары тесно и слаженно сотрудничали с крымскими.

Не кажется случайностью появление казачества уже через несколько лет после первых значительных нападений татар на украинские земли. В первой половине XVI в. казаки действовали почти в пределах "госзаказ" - литовско-польского или московского правительств. Во второй половине XVI в. наблюдается выработки собственной позиции казачества по татарского фактора. С начала 1576 нападения казаков и турок становятся почти непрерывными. Дошло до того, что комендант Исламкермену сообщал хану, что все татары бежали в Крым за Перекоп. Тогда же произошло другое знаменательное событие - татары, опасаясь нападения казаков, впервые отказались от похода на Литву. Но это не отвратило казацкого наступления, и того же 1576 был взят и полностью разрушен Исламкермен (при этом погиб казацкий предводитель Богдан Ружинский). Вскоре опустошения от казаков получили пригород Тягин и Очакова.

За Псковской войны казаки продолжали вмешиваться в татарские дела. Во время борьбы хана Мехмеда II против своего брата Алп-Гирея, на сторону последнего перешли и другие братья Мехмеда - Али и Селямет, которые, однако, были вынуждены скрываться в украинской степи. Оба брата были пойманы 1581г. на Днепре казаками Яна Оришовський и отданы в распоряжение Стефана Батория. Во время осады Пскова до королевского лагеря прибыл турецкий посол, который требовал выдачи ханских братьев, но король отказался это сделать, отложив вопрос до завершения кампании, правда, забегая вперед, предложил посадить одного из этих братьев на ханство. С. Баторий считал нужным использовать такую ситуацию для того, чтобы навсегда решить вопрос, но наткнулся на недальновидность своего окружения и возможность была утрачена.

С возвращением казаков из Псковской кампании их деятельность на юге активизировалась - особенно 1583 Еще в январе казаки на московской территории разгромили татарское посольство, которое возвращалось из Москвы - были убиты посла и нескольких его спутников, забрали царские "упоминки", а при случае были ограблены и турецкие купцы, которые сопровождали посольство. Дело было скандальной, и хан угрожал Польше войной. Турки со своей стороны требовали возместить убытки своих купцов и соглашались оказать поддержку хану. Однако оказалось, что король готов к сопротивлению, а татары не готовы к наступлению, и после громких заявлений противостояние прекратилось. Впоследствии произошло одно из самых громких дел того времени - казацкий нападение на турецкие крепости на Днестре летом 1583 Это событие было связано с молдавским аферой Самой Глава Зборов- ского - казацкого предводителя (стал им случайно), кальвиниста и представителя могущественного благородного рода , который враждовал с канцлером Яном Замойским. С. Зборовский с казаками отправился на Молдавию, но, не дойдя до нее, войско повернуло на Бендеры, разрушило там не только город, но и замок, уничтожило поселение на левом берегу Днестра - Ягорлык и Заборы (заборы) - а формальной точки зрения, турки неправомерно их построили на польской территории. Они в ответ начали готовить карательный поход, на этот раз без громких заявлений, особенно насторожило поляков. Наконец королю удалось организовать переговоры, которые происходили долго и трудно - при них турки обвинили польского короля в поддержке казачьих акций, на которые были достаточно убедительные доказательства. Польское правительство всячески отрекался от содействия казакам и обещал, что виновные будут наказаны.

Впоследствии воинственный пыл турок уменьшился учитывая потребность войны с Персией и конфликт с Крымом. В Каменке на Подолье состоялась показательная казнь нескольких случайных казаков в присутствии специально для этого определенного чауша Мустафы. Один из казачьих начальников (кстати, поставленных польским правительством) - Янчи Бегер - не было наказано - он подался под защиту папского нунция кардинала Альбер- то Болоньетти, который защищал его перед королем (впоследствии секретарь кардинала Болоньетти Кароль Гамберини провел тайные переговоры с казацким главарем Яном Оришовський об участии казачества в общеевропейской борьбе против турок). Зато Самуил Зборовский таки был казнен в Кракове в мае 1684, но уже по подозрению в заговоре против С. Батория.

В 1685 г.. Казаки продолжили нападения на татарские улусы, суть которых, правда, заключалась в похищении скота (но стоит помнить, что в степных условиях такая акция имела гораздо большее значение, чем это может показаться современному человеку). Однако довольно быстро политика казачества по Крыму изменилась - казацкий предводитель Ян Оришовський (с параллельным предупреждением коронного гетмана о своих намерениях) выслал небольшой посольство из четырех человек крымскому хану Саадат-Гирея с предложением жить в мире и предложил хану казацкую службу за деньги против любой которого обладателя (за исключением польского короля). Это происходило на фоне противостояния хана Саадат-Гирея и Турции, который пытался поставить в Крыму своего претендента - Ислам-Гирея. Однако международная конъюнктура сложилась не в пользу казацко-татарского союза - Са адат-Гирей был разбит на р. Индол турецким войском и должен уйти из Крыма.

Вскоре казаки продолжили свои походы против татар в рамках договоренностей с Московиси, а татары во главе с Ислам-Гиреем 1586 пошли походом на Украину. Во время этого похода были остановлены отряды гетмана Богдана Микошинского и впервые в истории большая татарская орда должна была вернуть назад под давлением казачества.

В декабре 1586 после смерти Стефана Батория казаки начали вести себя еще более уверенно - их вожак Ян Оришовсь- кий прибыл 1587 на конвокационный сейм с требованиями платы за службу. Известно, что гетман на сейме был одет "по-гречески", а во время чтения его петиции сел на землю "по-ту-рецькы". Казацкая уверенность в пределах государства дополнилась на международном уровне развертыванием еще более активного нажима на мусульманский юг. В конце 80-х годов XVI в. казаки ограбили и сожгли Очаков, попытались (неудачно) посадить своего претендента в Молдавии, совершили во главе со Захаром кулага поход под Козлов (Евпаторию), где получили несколько турецких кораблей, напали на Белгород и Азов, причем в последнем случае казаки обратились к враждебной практики , которую, в конце концов, сами осуждали, - начали захватывать в плен рабов.

Такие действия казачества вызвали возмущение при султанском дворе - турки начали готовиться к войне, а султан требовал от польского правительства полного уничтожения казаков, отмена польских пограничных замков и восстановления разрушенных турецких крепостей и уплаты контрибуции. Однако крымский хан самостоятельно и поспешно выступил перед масштабным турецким наступлением, что спасло дело для Речи Посполитой - татары были разбиты на р. Каменке и при переправе через Днестр. Турецкое же войско должно вернуться за Дунай и начать переговоры с польской стороной. Так, в атмосфере страха перед войной с Турцией происходил 1590 польский сейм. Коронный гетман Ян Замойский колени просил сейм серьезно задуматься над турецкой угрозой. Польский правительство должно было решить, что делать с казаками - наказать их (тем более, что к международным проблемам добавились внутренние - эти годы казаки все чаще стали нападать на шляхетские имения). В условиях внешней угрозы сейм решил простить казакам старые вины, подтвердить "вольности", продолжить набор казаков на государственную службу (сначала планировали 20 тыс. Человек, но в конечном варианте оказалось лишь 3 тыс. Человек) и даже предоставить шляхетские имения выдающимся казакам. Предполагалось, что реестровые казаки будут иметь "паспорт" от своего сотника, а остальные должны разойтись по домам. План был вполне реалистичен и расширение казацких прав на словах, за задержание и недостатка средств в реальной жизни только вызвало в будущем казацкие восстания и конфликты с правительством.

Между тем конфликтная ситуация, которая возникла между Турцией и Польшей, привлекла внимание других европейских государств. Австрия, Испания и Папский престол решили поддержать Речь Посполитую в войне против Турции. Но против такого конфликта выступила Англия и ее посол в Стамбуле сумел убедить султана примириться с Польшей. Однако из этих мероприятий казачество таки получило определенную пользу - о нем стало известно далеко за пределами Центральной и Восточной Европы.

Начало XVII в., Особенно его первая четверть, отметились ростом активности казачьих морских походов. В 1606 г.. Казаки несколько раз нападали на турецкие города на черноморском побережье, ходили на Килию и ВИЧ город, дальше на Варну, где перебили многих жителей и забрали богатую добычу. Осенью 1608 казаки "хитростью" взяли Перекоп и сожгли его. В 1609 казацкие войска атаковали придунайские города и ВИЧ город на Днестре.

После 1612, когда основные боевые действия против Московии завершились, казаки смогли развернуть активную деятельность на юге. Период между 1613-1620 гг. Стал временем морских походов на Турцию и подчиненные ей земли. В 1614 казаки предприняли беспрецедентный шаг - отправились на Турцию напрямик через Черное море и ворвались в Трапезунда и уничтожили его окрестности. Для местных жителей это было немалой неожиданностью, поскольку на них уже давно никто не нападал. Далее казаки пошли на Синоп, который назывался "город любовников", разрушили тамошний замок, уничтожили турецкий арсенал и сожгли много галер. Стамбул был шокирован таким ходом событий, разгневанный султан хотел даже повесить великого визиря Ахмет-пашу, но ограничился лишь его избиением. Речь Посполитая прожила вторую половину 1614 в страхе перед войной с турками и попыталась обуздать казаков - специальная комиссия Януша Острожского выдала ординацию, которая урезала их права.

Но тогда казаки не слишком учитывали такие постановления и весной 1615 осуществили новый большой морской поход (на 80 чайках) - на окраине Стамбула. Это событие оказалось не менее знаковой, чем поход прямо через море предыдущего года. Турки выслали за казаками погоню, но догнали их только у устья Дуная, где казаки их и разбили, в плен попал турецкий адмирал (там и умер). Во время боя казаки захватили несколько турецких галер, пригнали их в Очаков и показательно сожгли на глазах у турецкой залоги города. Это переполнило чашу терпения турок, и 1616 на Украине отправился турецкий флот во главе с Али-башой, но его разбили казаки под руководством Петра Сагайдачного, после чего пошли походом на Кафу, сожгли город и выпустили много невольников. Но казаки решили, что на один год этого мало и вскоре отправились на Самсун (на восток от Синопа), но из-за погодных условий оказались под Трапезундом и снова получили и разграбили город. Карательная экспедиция Ибрагим-баши не застала казаков под Очаковом при возвращении домой, поскольку они пошли в обход через Азовское море. Так, несколько лет подряд казаки практически безнаказанно "теребили" турецкие земли и Стамбул бессильно за этим наблюдал. В конце Турция смогла организовать новый поход на Речь Посполитую под командованием Искандер-баши. Но королевич Владсилав смог сдержать над Днестром турецкое войско и уложить в сентябре 1617 трактат под овраги, по которым польское правительство обязывалось не допускать к новым морских походов и вообще уничтожить казачество. Однако не могло быть и речи, чтобы последний пункт был введен в жизни, поскольку правительство не могло себе позволить излишне давить на казаков. От последних лишь требовали сжечь лодки в обмен на денежную компенсацию и уменьшить количество реестровых казаков и не принимать к себе случайных авантюрных людей (так называемая Ольшанская соглашение 1617). Казачество надеялась на то, что эти решения так или иначе не будут реализованы, учитывая новые московские планы польского правительства. И уже вскоре после трактата под оврагами казаки вновь совершили морской поход, во время которого были разгромлены турецкий флот и убит его адмирала.

В условиях приближения польско-турецкой войны 1620 состоялся поход казаков прямо на Стамбул, причем страх перед казаками был настолько велик, что турецких моряков палками сгоняли на галеры, которыми планировали идти против казаков. Турецкое войско не смогло ничего сделать и казачество двинулось дальше на Варну, которую сожгло основания. Французский посол в Стамбуле сообщал, что казаки "бушевали" по всему морю, как и где хотели. Это заставило турок ускорить военные приготовления и начать войну против Речи Посполитой, в которой казаки хорошо отличились в битве под Хотином. После турець- ко-польского перемирия казакам вновь было запрещено ходить по морю на турецкие земли. Но правительство не выплачивал обещанных денег, а казакам надо было с чего жить. Тогда казаки таки организовали 1622 новый поход на Турцию, но исходили не Днепром, а Доном, чтобы не компрометировать польского правительства. В июле 30 казацких чаек приблизились в Стамбул, но ограничились лишь разрушением Анатолийского побережья. Французский посол сообщал, что "молва о четырех казацкие чайки на Черном море пугает турок больше, чем чума в море Берберии - так напуганы они с этой стороны".

Весной 1623 состоялся очередной поход казаков на море - учитывая неблагосклонное отношение сейма к казачеству, хотинские подвиги которых были быстро забыты властью, казаки считали, что имеют право теперь действовать по своему усмотрению и даже угрожали поднять восстание. Стамбул и на этот раз был беззащитный, поскольку турецкий флот стоял в Кафе. В конце лета казаки снова выбрались на турецкие земли, а кроме того, М. Дорошенко совершил поход на Перекоп как месть за нападение ногайских орд во главе с мурзой Кантемиром в углу.

В тот же 1623 в Крымском ханстве произошли изменения - ханом стал Мехмед III Гирей, который прославился тем, что раньше со своим братом Шагин-Гиреем создал разбойничью державку в окрестностях Белгорода и вел себя независимо как по Крыму, так и в отношении Турции. Впоследствии султан простил братьев, и благодаря содействию визиря позволил Мехмеду стать ханом, а Шагин - калгою. С тех пор наблюдается сближение между татарами и казаками. Дело в том, что новый хан быстро забыл ласку султана и начал проводить независимую от Стамбула политику. Султан неоднократно направлял братьям Фермана (письменные приказы), чтобы те ликвидировали казачество, которое страдали туркам своими нападениями, но Мехмед упорно игнорировал такие распоряжения и вообще не отвечал султану. Также братья отказались строить на нижнем Днепре укрепления против казаков. Ко всем обвинениям против Мехмеда и Шагина присоединились слухи о том, что братья якобы готовятся к походу против Турции, хотят взять Адрианополь и даже претендуют на султанский престол.

Тогда турецкое правительство решило посадить на ханстве Джанибек- Гирея. Ханы-братья обратились за помощью к казакам. Последние в интересах хана совершили поход на Кафу (хотя перед польским правительством потом оправдывались, что их случайно занесло волнами в Крым и калга Шагин им предложил стать к нему на службу, на что они, будучи в трудном положении, и согласились). После этого похода Шагин отправил их с почестями на Запорожье, позволив взять с собой христианских невольников.

Летом 1624 султан отправил в Кафу турецкий флот под руководством Капудана Реджеб-баши * 25 для обуздания мятежных братьев. При этом Стамбул остался беззащитный и этим воспользовались казаки, которые в начале июля беспрепятственно появились в Босфоре и сожгли окрестности турецкой столицы - Бу- юкк-дере, Еника-кой (европейскую сторону) и Стению (азиатское побережье), после чего спокойно, с награбленным имуществом, отплыли домой. Небольшой флот, который был отправлен в погоню, даже не решился напасть на казаков, потому что его командир Халиль-паша опасался, что если еще эти остатки казаки разобьют, то могут ударить и на сам Стамбул.

* 25: {Капудан-паша (иначе - капитан-паша) - командующий военно-морским флотом Османской империи.}

Через две недели казаки повторили поход на окраине Стамбула, три дня провели на берегах Босфора, сожгли Фарос и несколько сел и угрожали напасть на арсенал. Такая ситуация поощрила казаков к третьему походу, который состоялся уже в августе 1624 Чем этот поход завершился, неизвестно, однако неслыханным был сам факт трехкратного похода на столицу Османской империи на протяжении двух месяцев. Казаки как союзники Крыму себя полностью оправдали - турецкий диван (государственный совет) отправил посланцев к капудан-баши, чтобы тот возвращался срочно из Крыма в Стамбул. Поход Реджеб-баши оказался неудачным, так как его встретило мощное татарско-казацкой ке войско. Когда турецкий ставленник Джанибек Гирей отступил в Кафу, то казаки с татарами получили и ее. Поэтому Реджеб- баши был вынужден смириться с победой Мехмед-Гирея и подтвердить признание его крымским ханом.

Шагин-Гирей, который играл роль, фактически равнозначную брату-хану, написал письмо польскому королю, в котором призывал к совместной борьбе против Турции. Просил помочь оловом и порохом, которые ранее татары закупали у турок, а также, чтобы король позволил казакам принять участие в антитурецкой борьбе - татары требовали мощного ружейного войска, которое могло бы успешно противостоять янычарам, что тоже пользовались ружьями. Кроме того, обещал вернуть старую границу между татарами и Речью Посполитой (на отрезке Днепр - Дон), отдать полякам Белгород, Тяги- ню и Килию, убрать на крымский сторону белгородскую орду (которая больше всего досаждала полякам и украинском). Польское правительство колебался - с одной стороны, не хотел разрывать мирных отношений с Турцией, с другой - не хотел потерять возможность объясниться с Крымом.

В декабре 1624 Шагин заключил соглашение с казаками, в которой обещал (клянясь Аллаху и Магомету) воздерживаться от обид в отношении казаков и требовал того же от них, а также обещал помогать против их врагов (а казаки ему взамен). Это был первый известный трактат Орды с Запорожьем, фактически милитаристский союз, соглашение о ненападении и взаимопомощи.

Дальнейшее развитие противостояния казаков и татар против турок обогатился появлением авантюриста и претендента на султанский престол Александра Яхии. По его собственной версии, он был сыном покойного султана МехмедаПИ (1595-1603) и внуком султана МурадаПИ (1546-1595). Его мать якобы

была гречанкой из императорского рода Комненов, которая втайне исповедовала христианство. Когда Мехемед отправился в Стамбул, чтобы стать султаном, она якобы сбежала из гарема и забрала Яхию в Македонию, где и крестила в православие под именем Александра. Когда он был 15 лет, иметь выслала его во двор императора Рудольфа II. С тех пор он начал свои блуждания, представляясь законным наследником султанского престола и искал ожоги во врагов Турции. В Вене он встретился с лисовчиками (там находились на службе у императора Фердинанда), которые посоветовали обратиться к запорожцам. Один из лисовчиков - князь Масальский - взялся быть посредником и свел Яхию с Иовом Борецким.

Собственно Яхия, этот "Александр Отоманус", как его называли, был разрушить турецкую империю и возглавить новое греческое царство. Несмотря на всю фантастичность фигуры, митрополиту Иову понравилась идея антитурецкой коалиции казаков, Московии, Крыму и различных европейских властителей. Яхия находился в октябре неделю при Иову в митрополичьем монастыре св. Михаила, а дальше был выслан со священником Филиппом к Крылова, оттуда - в Запорожье. Казаки выразили готовность поддержать Яхию и договорились, что с ним на войну пойдет 18 тыс. Человек (к которым обещало присоединиться еще и донское казачество), а он будет платить им ежемесячно деньги, которые должны были поступить из Флоренции. Кроме того, организовали ему на Запорожье встреча с Шагин-Гиреем. Однако Яхия на сближение с калгою шел неохотно и отказался с ним ехать, так как опасался, что Шагин выдаст его за хорошую плату туркам, поэтому свидание состоялось с разных берегов Днепра. Но, несмотря на все, Шагин с братом согласились помогать Яхии.

Казаки планировали, что события будут развиваться таким образом: сначала должен быть поход Шагин-Гирея на белгородского мурзу Кантемира, после чего казаки должны были поставить на молдавском хозяйстве своего человека (якобы сына Иеремии Могилы) дальше на Турцию должен был отправиться Яхия с казаками (но казаки тянули, ожидая деньги из Флоренции). Кроме того, было отправлено посольство в Москву, надеясь, что царь поддержит антитурецкую борьбу.

Но дела сложились иначе, чем надеялись союзники. Во-первых, Кантемир разбил Шагина под Бабадаг; во-вторых,

из Флоренции не поступали обещанные средства; в-третьих, из Москвы посольство вернулось без положительных результатов. Поход на Турцию вызвал большую экспедицию на 300 чайках. Когда королевский посланец пытался сдержать запорожцев от этого похода, они ему ответили известной фразой: "Знаем, что король помирился с императором турецким, но мы - нет!". В конце казаки организовали с весны до осени 1626 трех морских походы - все не слишком удачные для самих казаков, но одновременно и разрушительные для турок. По крайней мере удалось разрушить несколько поселений вблизи Трапезунда сжечь Килию.

Резкий ответ королевском посланнику, уверенное поведение запорожцев и угроза рассорить Польшу с Турцией, - все это заставляло польское правительство принять решительные меры для обуздания казачества. Время, правда, для этого был не самый лучший - позиции казачества существенно укрепились с заключением союза с Крымом. Но перспектива новой войны со Швецией заставила Польшу спешить с указанием "порядка" на украинских землях. Польный гетман Станислав Конецпольский задался целью разбить казацко-татарский союз, и это ему удалось - Крым был задобренный уплатой дани за два года и, как следствие, татары не предоставили ожидаемой помощи. Это происходило на фоне примирения Крыму и Турции - 1626 хан Мехмед ПИ даже сам предложил новому султану Мураду IV восстановить крепости по обе стороны Днепра, с целью сдержать казаков от морских походов. Поэтому запорожцам приходилось самостоятельно, не рассчитывая на татарскую помощь бороться против поляков.

Зато примирения поляков с татарами стало для первых неприятной неожиданностью - в феврале 1626 орда под предводительством самого хана Мехмеда III внезапно ворвалась на Подолье, а дальше на Галичину и Белжчину. Интересно, что брат хана Шагин решил сделать вид со себя польского союзника и отправил в С. Конецпольского ферман, которым султан приказывал хану напасть на Польшу. Поляки были озадачены и не знали, чего ждать с юга. По крайней мере, польское правительство всеми способами пытался избежать конфликта с Турцией и сдержать казаков от очередного морского похода. Французский посол в Стамбуле объяснял татарский поход интригами испанских и австрийских агентов, которые хотели спровоцировать приступ казаков на Стамбул, а затем - отвлечь внимание Турции на север. Возможно, также, что сами турки стремились так рассорить татар с Польшей. В Стамбуле начали бояться карательного казацкого нападения в ответ - возникли фантастические слухи о подготовке похода на 700 или даже на 1000 чаек, вспоминали пророчества Османскую империю разрушат люди с Севера и тому подобное.

Казацкий гетман Михаил Дорошенко пытался избежать конфликта с правительством и согласился сдержать запорожцев от нового морского похода. Однако часть казаков таки отправилась на море, но поход был неудачным - половина чаек попала к туркам, а остальные, под руководством казака Мисько, оказалась у устья реки Риони (близ города Поти в Менгрелии, Грузия), однако и там были разбиты турками. Кроме того, и часть украинских казаков, которая действовала совместно с донскими, напала на Трапезунд под командованием Алексея Шафрана (бывшего каторжника в Кафе и будущего ссыльного в Сибирь). В общем, эти морские походы не имели уже такого эффекта, как несколько лет раньше.

Весной 1628 p. М. Дорошенко, узнав, что правительственные круги не возражали бы, если бы казаки разрушили отстроенный татарами 1626 Исламкермен и не допустили строительства новых крепостей, отправился на Запорожье. Акция удалась, и казаки без особых хлопот получили замок. Это вызвало волну подъема среди казаков, и они выбрались на море.

Наряду с этими событиями, в трудном положении оказались бывшие союзники запорожцев - братья Мехмед и Шагин Гиреи, против правления которых восстали крымские мурзы, а турки снова решили поставить ханом Джанибека. Шагин вдруг прибег к помощи к казакам, и М. Дорошенко согласился на призыв, правда, без ведома короля. Эта помощь дорого обошлась для казачества - во время похода они потеряли самого М. Дорошенко и древнего гетмана Олифер Голуба и около тысячи человек войска. Однако их усилиями был спасен Шагин, к которому начали возвращаться мурзы. Калга убеждал запорожцев идти дальше - на Кафу, где скрывался его старый враг - Кантемир, и хотя они отказывались через значительные потери, Шагин удалось соблазнить их деньгами. Поход казацко-татарского войска заставил Кантемира бежать из Кафы, но самого города союзникам получить не удалось - на пути внезапно стал сам Мехмед III, опасаясь окончательно испортить отношения со Стамбулом. Кроме того, дошла весть, что приближается большая турецкая эскадра с Джанибеком, а сушей на помощь Кантемиром шли баши Гусейн и Кенан. Тогда Мехмед III покинул своего брата Шагина с казаками и убежал в Бахчисарай. Последним ничего не оставалось, как отступать. Таким образом, казаки со Шагин без больших потерь отошли на Запорожье, привезя с собой польские пушки, отобранные в коронного войска Кантемиром еще во Цецорой.

Казаки спрашивали королевского стражника Стефана Хмелець- кого, что дальше делать с Шагин-Гиреем. Стражник считал нужным использовать крымские события с пользой для Речи Посполитой, это же советовали королю и много авторитетных политиков, а также молдавский господарь. Однако польское правительство решило ограничиться лишь устным поддержкой такой идеи, и никаких письменных рекомендаций не давал ни запорожцам, ни опальным братьям Гирея. Шагин и Мехмед обещали казакам дать во владение "Ногайскую государство" и каждому казаку по 10 красных золотых и кожуха, следить украинские и польские земли от татарских нападений и тому подобное. На казацкой раде хан Мехмед и Шагин приняли присягу по этим обещаний.

Шсля этого казаки совершили несколько походов на Крым с целью вернуть власть Шагин и Мехмеди. Но между запорожцами не было единства и походы ни были хорошо продуманы, что стало причиной военных неудач. Во время весеннего похода 1629 казаки заподозрили Мехмед-Гирея в измене и убили. Это, однако, не испортило отношений с Шагин, с которым они дальше остались союзниками. Впоследствии Шагин куда-то исчез и через некоторое время стало известно, что турки посадили его на о. Родос. По одной версии Шагин там и умер, а по другой - поселился на Сечи и стал казаком под именем Шах-Гирей, который, как кор сунский полковник, участвовал в восстании Богдана Хмельницкого.

На следующий 1630 казаки, оставив на время татарские дела, продолжили привычные морские походы на турецкие земли - нападали на Измаил, Килия, Мидию (Кийикьой, современная медь), Баличку (близ Варны), Сизеболи (теперь - Созополь). И это все происходило одновременно с так называемой переяславской кампанией - борьбой казаков под руководством Тараса Федоровича и Антона Бута против наступления польского войска. Дальнейшие меры польского правительства по сдерживанию казаков от морских постирал не давали результатов - уже 1632 они совершили экспедицию на Синоп.

Но уже с середины 30-х годов казачество вернулось к участию в военно-политической жизни Крымского ханства. В 1635 г.. Демократический и просвещенный хан Джанибек-Гирей оказался слишком пассивным по выполнению султанских распоряжений и был отправлен в ссылку на о. Родос. Его преемником стал Инает-Гирей, однако с новым ханом Турция получила еще большие хлопоты, поскольку он оказался в известной степени продолжателем летнего независимого политики Мехмеда III Гирея. Инае- вые не нравилось поведение Кантемира, который стоял во главе буджакских татар - это мурза не признавал превосходства крымского хана, а подчинялся непосредственно султану. На почве вражды с Кантемиром, хан рассчитывал на понимание с польским правительством и казаками, поскольку именно буджакские татары всего докучали украинским землям. Кроме того, Инает не спешил принимать участие в персидских кампаниях Стамбула и вообще вел независимую от Турции политику.

Осенью 1635 Инает попытался наладить отношения с казаками, но старшина, которая пыталась оставаться лояльной к польскому правительству, не пошла на помощь хану, а лишь ограничилась запросом к правительству относительно того, как вести себя в такой ситуации. Идея понравилась С.Конецпольский, который стремился, чтобы Польша открыто взяла Крым под свою протекцию и, объединившись с Молдавией, Валахией и Трансильвании, начала войну против Турции, которая была занята войной с персами. Однако ни шляхта, ни даже воинственный король Владислав не выявили готовности к реализации такого амбициозного плана. Правительство решило действовать проверенным способом - тайно позволить казакам принять участие в внутришньотатарський борьбе, но не проявлять никакой официальной участия в этом деле.

Поэтому хан пригласил в союз определенное количество казаков, и в январе 1637 напал с ними на татар Кантемира. Татарские политики, видя преимущество Инает, начали отступать от Кантемира, поэтому последний с двором и сыновьями отправился в Турцию. Инает осадил Белгород, Килию, впоследствии Кафу, и везде требовал выдавать сторонников Кантемира. После успешного подавления оппозиции и укрепления своего положения, Инает потребовал выдачи ногайского мурзы до самого дивана, иначе угрожал пойти походом на Стамбул. Султан, привлеченный к войне с Персией, был вынужден реагировать достаточно сдержанно и делать вид, что ситуация находится под контролем. В то же время султан обвинил Польшу в содействии через казаков Инает. Заносилось на турецко-польской войне и казаки перестали считаться с реестровые ограничения, а часть запорожцев отправилась на помощь донским казакам, которые решили получить Азов.

Кстати, во время войны крымского хана против Кантемира казачество не было единодушное в отношении союза с татарами - если часть казаков согласилась помогать хану, то другая, наоборот, - совершала нападения на татарские кочевья. Казацкая анархичность проявила себя и во время бунта ногайских татар, когда их принудительно переводили в Крым (эта мера была давней мечтой как крымских ханов, так и польских королей) - среди соучастников беспорядки упоминаются и казаки. Это ослабило позиции Инает, братья которого погибли тогда от рук ногайцев. Хан отправился на встречу к султану, но последний распорядился задушить его, как, впрочем, и Кантемира, чем исчерпал многолетний конфликт между крымскими ханами и ногайским мурзой. Новый хан Бахадыр, поставленный Стамбулом, уже не проявлял враждебных намерений в отношении Турции и украинского-татарский союз прекратил свое существование.

Несмотря на дружеские отношения с татарами в 1635-1637 гг., Казаки продолжали набеги на турецкие владения при Черном и Азовском морях - и громкой акцией стало так называемое азовское сидение, когда запорожцы совместно с донскими казаками захватили и удерживали в течение пяти лет крепость Азов. Прелюдией к этой акции стала попытка запорожцев Ивана Сулимы (с незначительной подспорьем от донских казаков) получить Азов 1634, когда после двухнедельной осады турецкая крепость была в шаге от поражения и ее спасло лишь приближение ногайской орды. Однако казаки сделали вывод, что получение Азова вполне возможно, и в течение нескольких последующих лет не оставляли этого замысла. Дело получило международную огласку - Турция начала оказывать давление на Москву, а последняя - на донских казаков, которые оправдывались, что в походе с их стороны участвовал лишь незначительный отряд.

Однако уже в следующем году донские казаки обнаружили больший интерес получением Азова. Сам И. Сулима загорелся идеей получить Азов настолько, что, по преданию, собирался переселиться из Днепра на Дон. К изменению вектора казацкой экспансии причастна построение в течение весны-лета 1635 Кодацкого замка, который имел целью укрепить контроль польского правительства над Запорожьем (по делам перемещения населения между Сечью и "волостью", контроля за морскими походами и отношениями запорожцев с донскими казаками). После разрушения Кодака реестровцами во главе с И. Судимой в августе 1635, крепость постепенно отстроилась. Это лишь усилило уход части украинских казаков на Дон и предоставило Азова чрезвычайной стратегической значимости для казаков.

В конце 1637 дошло до новой осады Азова. На этот раз казаки воспользовались войной Турции против Персии, и во второй половине апреля 1637 начали осаду крепости, которая продлилась около девяти недель и завершилась успешным ее получением. Азов перешел под совместное владение украинского и донского казачества. Это событие российские исследователи часто подают как чисто донскую акцию, максимум с незначительной помощью запорожцев. Однако последние сыграли важную роль в получении крепости и составляли большую военную силу. Получение Азова поставило под сомнение турецкую присутствие в регионе. Но ни Московия, ни Речь Посполитая не воспользовались благоприятного случая вытеснить Турцию из Приазовья.

Пока Азов находился в руках казаков, они успели организовать четыре морских походах, на три из которых выходили Доном. В первый же год господства в Азове - 1637 - удалось уничтожить окраине Кафы. Зато в следующих морских походах сказалась проблема прохождения через Керченский пролив (1640 под руководством Дмитрия Гуни и Кондрат Бурляя). В 1641 г.. Казаки Мисько Тарана совершили поход к Ризы, но столкнулись с турецкой флотилией и были перебиты.

В начале 1641 к Азову подошел хан Бахадыр-Гирей, но ему не удалось заставить казаков покинуть крепость. Запорожцам, во главе с атаманом Иванцом (вероятно, Ивана Богуна), удалось разбить разведывательный отряд крымских татар. Летом 1641 казакам удалось отбить наступление турецко-татарского войска. Несмотря на то, что казаки давали отпор враждебным нападениям, было очевидно, что длительное время они самостоятельно не смогут удержать город. Поэтому было решено обратиться к Московии с просьбой принять Азов "под высокую царскую руку". Однако Москва, опасаясь конфликта с Турцией, отклонила это предложение. Земский собор принял в январе 1642 решения, казаки должны покинуть захваченную территорию и отправил к Азову посланца с распоряжением. Казаки должны были смириться с таким решением, и в июне 1642 оставили город, разрушив до основания укрепления и проведя "на прощание" совместный с донскими казаками морской поход.

Но достаточно быстро Москва решила дальше использовать запорожско-донскую союз для борьбы против татар. Для этого даже было отправлено московское посольство в Варшаву, чтобы убедить польское правительство разрешить украинским казакам совершать походы на Крым. Сами поляки решили присоединиться к организации морского похода. Однако все ограничилось общей похода запорожцев, донцов и царских воинов на Азов 1646 Поход был довольно успешным - удалось разбить на море турецкие корабли, которые плыли с провиантом к Азову.

Подводя итог, можно отметить, что отношения казаков с турками и татарами не всегда были враждебными. Случались моменты сотрудничества в виде казацко-крымских союзов, как правило, во время кризиса крымско-турецких отношений. Остальные же времени была заполнена мелкими стычками между казаками и татарами. Зато большую огласку приобретали морские походы на турецкие земли. Эти походы вызвали интерес далеко за пределами черноморского мира - к новостям о таких казацкие нападения прислушались даже венецианцы, испанцы и французы.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее