Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Внешняя политика Украины

внешняя политика БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО

Утверждение государства Богдана Хмельницкого на международной арене

Взрыв восстания Богдана Хмельницкого был несколько неожиданно для Речи Посполитой, которая в то время переживала или не лучшие времена в своей истории. Десятилетие после разгрома предыдущего казацкого восстания 1638 под руководством Якова Острянина, Карпа сброшенная и Дмитрия Гуни называли "золотым покоем". Речь Посполитая наслаждалась своей зажиточности и стабильностью, особенно на фоне разрушенной Тридцатилетней войной Европы, беспорядков в Турции, потерь Московии в Смоленской войне. Однако это спокойствие оказался "затишьем перед бурей" - мирная жизнь страны объяснялось простым нежеланием самоудовлетворенной и обеспеченной шляхты втягиваться в военные авантюры короля Владислава IV (в то время военная политика государства приобрела оборонных рис). Относительно неплохое состояние экономики основывался на экстенсивном ведении хозяйства, сопровождалось эгоистичным использованием труда непривилегированных слоев населения, а внутренняя стабильность базировалась на бескомпромиссной политике в отношении казачества, которое оговтувалося после очередного поражения от правительственных сил.

Видимое благополучие Литовско-польского государства имел много противоречий, чтобы это могло продолжаться слишком долго и казачество стало фактором, который положил конец такому положению вещей. Этот беспокойный элемент был временно смирились навязанной ему "Ординациею войска запорожского реестрового" 1638, но прошло время, и силы были восстановлены. Казачество изнутри "распирает" энергия, которая не находила должного выхода - прежде всего учитывая запрет походов на море, а для казаков, чье финансирование со стороны государства всегда было нерегулярным и недостаточным (скорее символическим), морские приключения были важным источником доходов. Многие приграничных жителей, привыкших добывать хлеб насущный оружием, на этот раз была лишена такой возможности. И без того незначительный реестр, уменьшен "Ординациею 1638" до 6 тыс., оставлял вне его огромную массу казачества, которой предлагалось вернуться в состояние обычных подданных.

Это все происходило в свете традиционной для польского правительства политики, которая предпочитали не видеть то, что было невыгодно видеть - на казаков правительство считался только во время военных действий с другими государствами. В мирное же время казацкий фактор существовал только в виде зла, которое нужно уничтожить (такое ощущение еще больше обострялось учитывая новую "миролюбивую" внешнюю политику Речи Посполитой). Такая недальновидная государственная позиция рано или поздно должна была дать "сбой". И действительно, хватило лишь незначительного, на первый взгляд, инцидента личного характера (конфликт Богдана Хмельницкого и Чигиринского старосты Даниила Чаплинского и дальнейшая несправедливость относительно будущего гетмана), чтобы оказалось, что казацкие массы находятся в полной готовности отстоять свои права оружием.

К активизации казацкой энергии присоединились также и события международного характера. Польский король Владислав IV, славился своими амбициозными планами военного характера, решил начать очередную войну - на этот раз с Турцией. Как всегда в таких ситуациях, взгляд короля обратился казаков - дешевой и неприхотливой военной силы. Кроме того, казаки были нужны Владиславу IV еще по одной

причины - король не должен был начинать войну без согласия сейма, разве что это была бы оборонительная война. Поэтому казаки имели спровоцировать войну с Турцией (а до этого они предоставлялись идеально - правительство всегда мог сослаться на "неподконтрольность казаков»). К тому же, планы короля нашли поддержку венецианского правительства, чей посол - Джованни Тьеполо - должен был договориться с казаками о морских диверсии против турок. Международная ситуация складывалась якобы в пользу Владиславо- вых планов - правители зависимых от Турции стран (Молдавии, Валахии и Трансильвании) подавали надежду, что в случае конфликта поддержат Речь Посполитую, а с планами борьбы против турок появился во Львове давний авантюрист и претендент на турецкий престол Александр Яхия.

Король вызвал к себе в Варшаву в апреле 1646 казацкую старшину (среди которых был и Богдан Хмельницкий) и провел с ней тайную беседу ночью в присутствии семи сенаторов, которым монарх доверял. Владислав IV поручил казакам организовать поход на Турцию, дав им при этом деньги, привезенные Тьеполо. Старшина получила письма с королевской печатью, в которых разрешалось строить лодки и обещалось увеличить реестровое войско до 12 тыс. (То есть вдвое больше реестра 1638). Казаки взамен обязывались не разглашать всех этих фактов.

Однако таким королевским планам помешали недостаток средств и сильная оппозиция большинства сенаторов, а татары, как назло, не нападали на Речь Посполитую (как этого ожидал король). Октябрьский сейм 1646 запретил королю проводить военные приготовления, но Владислав IV продолжал тайно развивать свои планы, и в августе 1647 выслал к казакам канцлера Ежи Осолинского, который передал им деньги на изготовление чаек и вручил письмо о наборе казацких отрядов. Также канцлер якобы вручил Б. Хмельницкому (который перед тем был только чигиринским сотником) хоругвь и булаву, чем утвердил его на гетманстве. Возможно, здесь речь шла только о назначении гетманом на время планируемого морского похода, но Б. Хмельницкий в дальнейшем использовал это для подтверждения легитимности своих действий.

Правда, имея лишь неофициальное поддержку со стороны короля, казацкая старшина не решилась внедрять в жизнь договоренности относительно похода на турок (король был вынужден обманывать своих западноевропейских союзников сообщениями о том, что казаки уже пошли на Турцию). Однако привлечение казаков к королевским планов повлияло на настроения казачества - начали распространяться слухи о возвращении принципа выборности старшины и о совете короля отстаивать свои права оружием. Вероятно, что осенью 1647 под руководством Б. Хмельницкого состоялись тайные совещания относительно выступления против поляков. Обвинения в сговоре и арест Б. Хмельницкого, дальнейшее освобождение его на поруки чигиринского полковника Станислава Кричевского и осознание невозможности достичь правовым путем справедливости в деле потерь от нападения Д. Чаплинского, только ускорили ход событий.

Польское правительство не сразу осознал всю масштабность восстания, начиналось, - например, практически не привлекла внимание бегство Б. Хмельницкого на Сечь в конце 1647 В общем начало антиправительственного выступления воспринимался современниками как очередное казацкое восстание, ряд которых состоялась начиная с конца XVI в. Осознание развития событий возникало постепенно и не только со стороны ослепленных самоуверенностью правительственных кругов Речи Посполитой, но и со стороны казачества. Б. Хмельницкий требовал только восстановление справедливости - отмена унизительных для казаков ограничений 1638, разрешения морских походов, вывод коронного войска из Украины. Поэтому на начальном этапе восстания польско-украинские отношения не имели характера двусторонних межгосударственных отношений.

Формально о таких отношениях нельзя говорить даже после заключения Зборовского договора 8 (18) августа 1649, по которому польское правительство было вынуждено признать казацкую автономию. В этом случае казаки дальше выступали как подданные короля. Условия этого документа были не слишком выгодными для казачества через злополучный финал Зборовской битвы, в которой начальный военный успех казаков был перечеркнут фактической изменой со стороны крымского хана Ислам-Гирея III. Сам договор опубликовала польская сторона как односторонний акт под названием "Декларация ласки короля на пункты просьбе Запорожского войска". Договор в измененном виде был ратифицирован сеймом 1660, однако даже в такой форме польская сторона не имела целью его выполнять.

Зато субъективное видение независимости украинских земель пришло к гетману несколько раньше. Изменения в восприятии восстание как освободительной войны произошли в Б. Хмельницкого под влиянием ряда побед 1648, когда гетман дошел до Замостье. Перед ним лежала фактически безборонна Польша, но Б. Хмельницкий не имел целью разрушать Речь Посполитую как государство, а лишь стремился установить там власть, которая выполнила требования казаков. Гетман поддержал кандидатуру Яна Казимира на польского короля (Владислав IV умер в мае 1648), на которого возлагал определенные надежды в решении польско-украинского конфликта. Ян Казимир был относительно умеренным политиком, однако это не помешало ему в дальнейшем к жестким действиям в отношении казаков. Казацкий полковник и дипломат Силуан Мужиловский сообщал, что Ян Казимир до избрания королем обещал Б. Хмельницкому титул "русского короля" и должен был подтвердить за казаками "все, что из-за саблю взяли". После избрания Яна Казимира королем гетман отправился с Замостье назад, что оказалось роковой ошибкой, поскольку поляки снова начали контролировать западноукраинские земли.

В декабре 1648 г.. Б. Хмельницкий совершил торжественный въезд в Киев, где был встречен иерусалимским патриархом Паисием и украинским духовенством. Патриарх вместе с киевским митрополитом Сильвестром Косово выехал навстречу гетману и поздравил его речью, в которой назвал Б. Хмельницкого "пресветлым хозяином". Тогда же гетмана назвали "новым Моисеем", который должен освободить Украинский с польской неволе. Также патриарх сравнивал Б. Хмельницкого с римским императором Константином Великим и называл "князем Руси". Пребывание Паисия в Киеве не ограничилось только публичными похвалами Б. Хмельницкого - патриарх и гетман часто уединялись для бесед, которые, вероятно, касались и будущего государства. Многочисленные почести, благосклонное отношение всего народа, похвалы духовенства и преподавателей Киево-Могилянской коллегии существенно повлияли на восприятие Б. Хмельницким собственной исторической миссии.

Уже в феврале 1649, когда Б. Хмельницкий принимал у себя послов от короля Яна Казимира, его взгляды на войну и дальнейшую судьбу Украины существенно отличались от прошлогодних. Перед польскими послами гетман сформулировал свою внешнеполитическую программу: "Выбью из польской неволи русский народ все! Первое я за свою ущерб и обиду воевал, теперь буду воевать за нашу православную веру ... За границу войной не пойду, сабли на турок и татар не поднимет. Достаточно имею в Украину, Подолье и Волыни теперь ... в княжестве моим по Львов, по Холм и Галич ". В этой речи привлекает внимание религиозная мотивация войны, наверное, было следствием воздействий духовенства на формирование политической мысли гетмана. Б. Хмельницкий называет украинские земли княжеством, то есть на данный момент он уже видел независимой казацкое государство.

Несмотря на то, что в течение первого года войны гетман и старшина медленно созревали к пониманию необходимости создания собственного государства, с начала боевых действий Б. Хмельницкий вел активную внешнюю политику. И первым серьезным шагом в этом направлении был союз с Крымским ханством. Уже в феврале 1648 гетман отправил посольство к хану Исла- ма-Гирея III с просьбой оказать военную помощь (казаки требовали татарской конницы). Вероятно, среди казацких послов был Тимофей Хмельницкий, который должен остаться в качестве заложника в Бахчисарае. Хан, находясь в то время в сложной ситуации из-за междоусобную борьбу крымских феодалов (и международное положение Крыма в то время ухудшилось - Речь Посполитая и Московия игнорировали регулярную уплату дани татарам), решил, что участие в войне против Польши на стороне казаков • улучшит политическую ситуацию в ханстве. То, что казаки избрали татар как союзников, не должно удивлять - длительное тесное сожительство легко может сделать врагов друзьями и наоборот. Кроме того, пока казацкое государство только формировалась, с татарами (как, впрочем, и с другими небольшими вассальными государствами - Молдавией или Семиградья) - легче было найти общий язык, поскольку посолиднее соседи - полноценные и независимые государства, не спешили вступать в союз с казачеством .

После заключения казацко-татарского договора в Украину было отправлено четырехтысячный отряд под руководством влиятельного перекопского мурзы Тугай-бея * 32, который в дальнейшем участвовал во всех значительных сражениях 1648 (кроме Пилявецкой, где казаков поддерживали буджакские татары во главе с Аутемир- мурзою) , в осаде Львова и в походе под Замостье. В Зборовской битве впервые принял участие сам хан Ислам-Гирей вместе с визирем. Иногда казацко-татарские отношения приобрели идиллических форм - например, когда Богдан Хмельницкий перед польскими послами в Переяславе очень красноречиво и растроганно говорил о Тугай-бея, называл его братом и обещал, что мир не разорвет их дружбы. В официальной переписке хан и гетман называли себя взамен "друзьями". Между казаками и татарами была договоренность о распределении добычи (пленные - татарам, имущество - казакам, лошади - поровну). Татары не должны были брать ясыря среди православных, однако на самом деле татары этого не соблюдались.

* 32: {Есть предположение, что Тугай-бей подружился с Б. Хмельницким еще во времена его татарского плена (1620-1622 гг.).}

В начале татарская помощь действительно была полезной, и Б. Хмельницкий возлагал на нее большие надежды. Однако впоследствии стало понятно, что татары, которые имели собственные интересы, являются ненадежными союзниками - в решающий момент татары неожиданно могли предать казаков, как это и случилось во Зборовом (1649), Берестечком (1 651) или Жванцем (1 653). Во время Берестецкой битвы татары взяли в фактический плен гетмана, когда тот бросился вдогонку отступающему татарскому войску, чтобы его завернуть на поле боя. Следствием Берестецкой катастрофы стал невыгоден Белоцерковский договор, ограничил численность украинской армии, территориальные границы казацкого государства и, наконец, предусматривал расторжение казаками мательской-татарского союза. Предательские действия хана объяснялись циничной политикой, согласно которой татары пытались не допустить преимущества одной из воюющих сторон, а наоборот, максимально истощить их обоих. Зато татарская помощь казакам была далеко не бескорыстной - за это татары получали значительные суммы (например, большой выкуп из осажденного Львова) или множество невольников, которые сгонялись из украинских земель. Сбор ясыря наводило ужас на местное население и не добавляло популярности В. Хмельницком. В конце концов, дополнительным аргументом для негативного восприятия казацко татарского союза был религиозный фактор, который для тогдашней сознания значил много.

Тем не менее, Б. Хмельницкий всерьез рассматривал перспективу сближения с другим мусульманским соседом Украины и начальником татар - Турцией. Среди соседей Украины были государства, которые находились в вассальной зависимости от Турции - то же Крымское ханство, Молдавия, Валахия и Семи- городдя. За исключением татар, это были христианские государства. Турецкий фактор в них не всегда играл отрицательную роль - например, Габор Бетлен (семигородский князь в 1613- 1629) укрепил и увеличил свое государство, собственно опираясь на турецкую поддержку.

Переговоры с турками начались в октябре 1648, когда было отправлено посольство в Стамбул, однако о нем не сохранилось более детальной информации. Следующее казацкое посольство повезло к султану просьбу о протекции над Русью "до Вислы". Во время пребывания казаков в Стамбуле произошло восстание янычар, которые совместно с высшим духовенством сбросили султана Ибрагима (был задушен). Новым султаном стал малолетний Мехмед IV (в то время было всего 6 лет, а его мать была украинской пленницей) * 33. При нем большие влияния получил "приемный отец" нового султана (и организатор убийства предыдущего) визирь Бектеш-ага, который дружил с Б. Хмельницким и переписывался с ним. Гетман, с одной стороны, активно искал понимания. с Турцией, а с другой - не спешил брать на себя четких политических обязательств.

* 33: {3 Учитывая это, польский мемуарист Мартин Голинский описал "интересную" историю о том, как гетман, проигнорирован султаном Ибрагимом, обратился к янычар и организовал восстание в Стамбуле. Эта история полна абсурдных деталей, однако некоторые исследователи считают, что уже сам факт составления таких рассказов показал большие возможности казацкой агептуры в Стамбуле.}

Турция сама была заинтересована в хороших отношениях с казаками, особенно после того, как стало известно, что Чигирин посетил венецианский посол, который предложил гетману организовать антитурецкое союз. Как следствие, летом 1650

до Б. Хмельницкого прибыл чауш Осман-ага * 34 с письмами от Бектеш-аги и ипших визирей. Зато гетман отправил в Стамбул казацкое посольство во главе с полковником Антоном Ждановичсм и своим кузеном Павел Яненко-Хмельни- цьким. Послов приняли с большим почетом и одарили дороже, чем это обычно было в придворных приемах, одеждой. Это вызвало ряд слухов, порожденных европейскими дипломатами, которые находились в Стамбуле, о том, что Б. Хмельницкий подчинился воле султана, получил султанский флаг и звание "сторожа Оттомапськои Порты". Послы, вероятно, получили обещание, что султан направит казакам на помощь румелийским * 35 части турецкого войска, а также молдавские и мунтянском войска. Кроме того, было предложено гетману держать в Стамбуле постоянного представителя, а такой чести удостаивались только крупные государства.

* 34: {Чауш - чиповпик для специальных поручений. Ага - почетный титул придворных слуг и войска.}

* 35: {Румелия - древнее название европейской (балл скверной) части Турции. Происходит от арабского слова "Рум" (Рим).}

В октябре чауш Осман-ага прибыл в Чигирин, где пробыл больше месяца. Это свидетельствовало о важности дела, с которой он прибыл, поскольку, по турецким дипломатическим обычаям, посла нужно было отпускать как можно быстрее. Несмотря на текущие дела, обсуждалась возможность принятия Б. Хмельницким турецкого протектората. Известно, что Б. Хмельницкий требовал от султана "договора такого, который дан другим христианским королям".

Внутри турецкого правительства тоже не было единства в отношении к казакам, но победила позиция сторонников сближения с ними. Поэтому в начале 1651 в Чигирин снова отправился Осман-ага. Султан соглашался на заключение такого договора, который требовал Б. Хмельницкий. Турция предлагала гетману достаточно выгодные условия: признать его князем, уважать послов наравне с королевскими, не требовать дани. Основное требование - предоставление помощи Турции казацким войском и отказ от морских походов.

Несмотря на тесные контакты между Турцией и Украиной, гетман прибегал к мерам, которые возмущали турецкую сторону - походов на Молдавию (1650 и 1652). Однако недовольство ограничивалось лишь словесной форме и к реальным действий не доходило (этого тогдашняя Турция себе не могла позволить), а отношения быстро улучшались. Не последнюю роль в этом играла высокая оценка могущества казачества (возможно, даже в чем преувеличена). Об этом сообщал и австрийский агент Джирардини, и папский нунций Петр Видони, и московский агент в Стамбуле грек Фома Иванов.

В 1653 г.. Новое посольство привезло для гетмана булаву, саблю, бунчук и кафтан - клей по ди султапського вассала. Б. Хмельницкому обещали даже больше привилегии, чем те, которые имел крымский хан. Предложения были привлекательными, и гетман передал на рассмотрение старшинского совета. Старшина поделилась с внешнеполитической ориентацией. Во главе сторонников протурецкой линии стоял Кропивнянский полковник Филон Джалалий, который был татарского происхождения. Однако многие казачества резко выступили против объединения с Турцией. К тому же, опять охладила украинский-турсцьки отношения молдавская политика Б. Хмельницкого - гстьманич Тимофей поддержал своего тестя Василия Лупула в борьбе за молдавский троп против турецкого ставленника Стефана Гсоргицу. Кроме того, активизировалось сближение с Россией, и ЦС помешало реализации плана перехода гетмана под протекцию султана. Б. Хмельницкий задержал турецкого посла чауша Мехмсд-агу, ожидая результат переговоров с московитами. Когда же казацкое посольство вернулось со сведениями о готовности Московии выступить против Польши при переходе гетмана под протекторат царя, Б. Хмельницкий отправил Мсхмед-агу даже без традиционной прощальной аудиенции.

Так стали неактуальными планы гетмана опереться на турецкую помощь в борьбе против Польши. Можем только предположить, что турецкая протекция была бы неплохим выходом из ситуации, учитывая выгодные стартовые предложения со стороны султана, на географическую удаленность Украины от Турции, между которыми лежало Черное море, и тому подобное. Однако история не знает сослагательного наклонения, и как развивались бы события в таком случае, следует предусмотреть. Стоит помнить, что и перспектива союза с московским царем, на которую впоследствии было столько нареканий, изначально выглядела довольно привлекательной.

По-разному складывались также и отношения казацкого государства с христианскими вассалами Османской империи - Семиго- роддома (Трансильвании), Валахией (Мунтении) и Молдавией. Семиградья, несмотря на свою вассальную зависимость, было наиболее независимым из числа этих стран. Семигородский князь Юрий I Ракоци (1630-1648 гг.), Который претендовал после смерти Вла- диславаИУ на польскую корону, установил в августе 1648 отношения с Богданом Хмельницким через Юрия Немирича. Юрию И нужна была помощь Б. Хмельницкого, однако гетман ответил на Ракоциеве посольство поздно - в ноябре, когда польским королем был уже избран Ян II Казимира. Это не помешало гетману заявить, что он хочет видеть во главе Речи Посполитой собственно Юрия I Ракоци. Гетман, однако, не знал, что в то время князя уже не было в живых - семигородский престол перешел к его сыну Юрию II, который также имел планы на польскую корону.

В 1649-1651 гг. Юрий II и Б. Хмельницкий поддерживали активные отношения, а между их резиденциями - Дьюлафеер- варом * 36 и Чигирином - часто курсировали посольства. Среди казацких послов к Юрию II были направлены известный разведчик Василий Верещака и будущий гетман Павел Тетеря (к предыдущему князя - Юрия I - ездил Иван Выговский). Вследствие переговоров было решено заключить военный союз и осуществить совместное выступление против Польши. Но несмотря на договоренности, Юрий II не чувствовал себя достаточно сильным, чтобы выступить. Не помогли в этом ни призывы польских протестантов, ни обещания Б. Хмельницкого признать Ракоци польским королем, ни моральная поддержка таких мероприятий Оливером Кромвелем. Промедление с планом нападения на Польшу не способствовало улучшению отношений с Б. Хмельницким, а еще больше они испортились в 1652-1653 гг. В результате молдавской политики гетмана и особенно гетманича Тимоша (нападение на Валахию). В марте 1653 Юрий II сообщил Б. Хмельницкого, что вступает в войну с его сватом Василием Л в пул ом * 37, а после этого даже заключил союз с Польшей. При этом Юрий II не отпустил на Украине казацкого посла Михаила Суличича.

* 36: {Дьюлафесрвар - столица Трансильвании от 1641 Современная Альба-Юлия в Румынии.}

* 37: {Василий Лупу - молдавский правитель, случается и другое написание его имени - Василе Лупу. Этот правитель НЕ родился в Молдавии, а был, вероятно, греческого или албанского происхождения (по крайней мере в источниках он иногда высту-}

Отношения Б. Хмельницкого с господарем Валахии Матвеем Басарабом (1632-1654) развивались менее активно. В 1651 г.. Хозяин отправил к гетману послов с предложением военной помощи (это происходило, когда казаки шли походом против королевских войск). Б. Хмельницкий взамен отправил к М. Басараб посольство с греком Иваном Тафрали (иначе - Тафлари), который имел также задачу выведать у турок, можно ли верить обещаниям Мунтенский хозяина, имея уже негативный опыт с молдавским. Дружеские отношения с Валах ией были нарушены походом Тимоша против М. Басараб по просьбе В. Л в пул а, к тому же гетман утверждал, что поход прошел без его разрешения. В то же время, отношения с Семиградья и Валахией впоследствии улучшились в связи с изменением расклада сил в Восточной Европе.

С Молдавией отношения были тесными, что обусловлено длительными историческими предпосылками и географической близостью. Молдаване входили в состав войска Б. Хмельницкого. Так, при осаде Львова 1648 на стороне казаков выступил отряд молдаван, которых польская сторона называла "дакийцев" (наверное, это могли быть и собственно молдаване, и мун- тенци-румыны). Ими руководил Захария Хмельницкий (по разным данным, кузен или племянник гетмана).

Еще летом 1648 г. Бы. Хмельницкий посредством турецкого султана пытался повлиять на молдавского господаря Василия Лупула (1634-1653 гг.) И установить с ним добрососедские отношения. Однако В. Лупу в своем выборе между Турцией и Польшей ориентировался больше на последнюю и не хотел разрывать с ней отношения ради призрачных выгод от союза с мятежными казаками. С другой стороны, невыгодно было наживать себе врага на северо-востоке, и В. Лупу в октябре 1648 принял с почестями украинских послов. Молдавский согласился на условия казацкого гетмана - не пропускать в Молдавию беглецов из Украины и для этого потопить все паромы на Днестре, как Василий Албанец. Его первоначальное имя (до избрания на молдавский престол) - Лупу Кочи.

Внешне благосклонное отношение к Б. Хмельницкого не мешало молдавском правителю оставаться друзьями с поляками, в частности передавать им информацию о казаках.

Б. Хмельницкий, понимая ненадежность отношений с В. Лу- пулом, а также важность Молдавии в стратегическом плане (она могла быть использована как плацдарм для паступу обеими сторонами), постановил силой склонить В. Лупула в союз. Решено было использовать поход калги-султана Крым-Гирея па Молдавию (официально - с карательной целью за якобы нападения молдаван на татар). Формально Б. Хмельницкий как союзник хана был вынужден принимать в этом участие, но на самом деле здесь не было и доли принуждения - гетмана больше всего интересовала эта акция. В конце августа 1650 казаки с татарами переправились через Днестр, и уже в начале сентября отряды Данила Нечая и Филона Джалалия получили Яссы - молдавскую столицу, что было полной неожиданностью для хозяина. В. Лупу был вынужден стать союзником гетмана, отказаться от союза с поляками, уплатить контрибуцию и обязался выдать свою дочь Розанду (Роксандру) за сына Б. Хмельницкого - Ты- Моша. Все эти обещания хозяин подтвердил присягой. Такой брак имел бы поднять международный престиж гетмана, к тому же эта комбинация в будущем выводила Тимоша на молдавский престол (так Лупул не имел хрипел). Поляков серьезно беспокоило рост могущества казацкого государства, которая благодаря соседям-союзникам имела защищены тылы.

Однако это согласие было вынужденным: молдавский господарь всячески медлил с браком. После поражения казаков под Берестечком В. Лупу решил разорвать союз с ними. Для восстановления утраченных позиций Б. Хмельницкий решил организовать новый поход на Молдавию. Для этого весной 1652 было собрано 35-тысячное войско - четыре казацкие полки общим количеством 15 тыс. И татарская конница во главе с нуреддин-султаном * 38. Войско отправилось по направлению к Молдавии, но ему попытался помешать великий коронный гетман Мартын Калиновский со своим двадцатитысячные войском. Однако в битве под горой Кнут 22-23 мая (1-2 июня) 1662 казаки разбили польское войско. Во время битвы погиб сам короппий гетман М. Калиновский, его сын Самуэль Юрий, Марек Собеский (брат будущего короля Яна III) и не менее 8 тыс. Опытных солдат. Были уничтожены лучшие отряды коронного войска. Поляки поспешно покидали территорию, которая была потеряна казаками в результате Белоцерковского договора 1651 Граница снова установился по р. Случь. В июле 1652 Тимипи Хмельницкий отправился с 6 тыс. Казаков в Молдавию для того, чтобы обвенчаться с Розапдою Лупуливною, что и произошло 21 августа 1652 От этого брака пародилися близнецы, дальнейшая судьба которых неизвестна.

* 38: {Нуреддин (араб, "луч веры») - титул третьей (после хана и калги) по значимости лица в Крымском ханстве.}

Как уже упоминалось, политика В. Лупула и его новый союз с Богданом Хмельницким повлекли тревогу не только в польских кругах, но и в господаря Валахии Матфея Басараб и ссмигород- ского князя Юрия II Ракоци. Внутри самой Молдавии вспыхнул поддерживаемый упомянутыми правителями мятеж во главе со знатным боярином Стефаном Георгицу (Георгий). Весной 1653 семигородского войска воспользовались тем, что В. Лупу распустил своих наемников, и вошли в Молдавию, где их поддержали заговорщики-бояре. С. Георгицу, войдя в Яссы, был провозглашен молдавским господарем. В. Лупу обратился за помощью к Б. Хмельницкого, который в апреле отправил на помощь свату двенадцатитысячная армию во главе со своим сыном Тимофеем, которому помогали полковники Иван Богун и Тимофей Носач. Ход военных событий был изначально удачным для Украинской, и после получения Сучави амбициозный Тимофей, желая развить успех и учитывая наговоры тестя, повел свои войска дальше - на Валахию, и даже получил Бухарест. Но после битвы вблизи с. Финты под Бухарестом объединенное украинское-молдавское войско было разбито и оно вынуждено было отступить. В. Лупу отправился в Б. Хмельницкого, а Тимофей сел в укрепленной Сучаве. В город 11 августа подошли объединены семигородского-мунтепсько- молдавские войска и начали осаду. Между тем Турция признала молдавским господарем С. Георгицу, а от крымского хана и украинского гетмана требовалось не вмешиваться во молдавские дела. Собственно во время этой осады Тимофей, тяжело ранен, умер от гангрены * 38_1. Вскоре после этого казацкий гарнизон прекратил сопротивляться и в сентябре 1653 было заключено перемирие, но на почетных условиях для казаков -они смогли выйти из города вместе с телом гетманича и сохраненной артиллерией и отправиться на Украину. Такой ход событий положил конец амбициозным планам Б. Хмельницкого по Молдавии, однако это не прекратило украинского-молдавских отношений и С. Георгицу вскоре подписал мирный договор с гетманом.

* 38_1 {Вдова Тимоша Розанда еще некоторое время проживала в Чигирине, затем в Рашкове. Была вдруг замужем французом, присоединился к казакам, - Анри де Бюи (Андреем Антоновским). Погибла 1686 в Молдавии.}

Освободительная война под предводительством Б. Хмельницкого получил широкого огласку в Европе, породило интерес и казачеством не только в непосредственных соседей Украины, но и в де- И каких отдаленных странах Европы, каждая из которых пыталась по-своему использовать казацкий фактор. Швеция, которая после окончания Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.), Несмотря на экономическое истощение и серьезные внутренние противоречия, все-таки достигла значительных внешнеполитических и военных успехов и стала мощной европейской страной с большими амбициями. От 1632 Швецией правила королева Кристина Ваза, дочь славного короля Густава II Адольфа. Однако уже 1649 ее кузен Карл-Густав Пфальцький был провозглашен наследником трона, а в июне 1654 Кристина окончательно отреклась короны в его пользу. К тому времени Б. Хмельницкий адресовал свои письма на имя Кристины, и есть упоминания, что к ней было отправлено несколько посольств. От 1651 польский под канцлер Иероним Радзейовський, который попал в немилость из-за подозрения в тайных сношениях с казаками, бежал в Швецию и начал убеждать шведское правительство в необходимости начать войну с Польшей. Хотя казацко-ипведськи отношения наладились только 1652 (после битвы под Батогом), уже 1650 Б. Хмельницкий рассчитывал на шведскую помощь, разработав план, по которому Швеция имела напасть на Пруссию, зависящую от Польши, Юрий II Ракоци был ударить на Малопольшу , а Россия - на Великое княжество Литовское. Однако гетман не учел того, что эти государства имеют противоречивые интересы. Так, Россия с тревогой смотрела на рост могущества Швеции и ее власть над Балтийским морем. Поэтому неудивительно, что когда 1653 Б. Хмельницкий пытался отправить посольство во главе с полковником Кондратием Бурляем через территорию Мос- ной в Швецию, то царское правительство не пустил его. Похожая ситуация повторилась и позднее - 1655

В 1649-1651 гг. Были распространены слухи, что бранденбургский курфюрст Фридрих-Вильгельм, враждебно относился к Польше, достиг согласия с Б. Хмельницким (посредством Юрия II Ракоци). Курфюрст эти слухи отрицал и, вероятно, реальные отношения между Бранденбургиею и Украины были начаты только во время войны Швеции против Польши.

Еще одним государством, активно (и не раз) проявляла интерес Украины, стала Венеция. Установление отношений с казаками, в отличие от упомянутых стран-соседей, в случае Венеции не предусматривало нанесение ущерба Польши, а имело целью направлять воинственную энергию казачества против Турции. После анализа информации о казаках совет Венецианской республики решила навязать со Б. Хмельницким. Подготовкой к установлению контактов занялся венецианский посол в Вене Николо Саґредо. Ему папский нунций в Варшаве Иоанн (Джованни) где Торрес (который, правда, особых симпатий к казакам не было) для этого дела порекомендовал кандидатуру священника Альберто Вимина да Ченеда (настоящие имя и фамилия - Микеле Бьянки) * 39, что находился при нунции в столице Польши от 1647 и неплохо знал славянские языки. Н. Саґредо в апреле 1650 издал А. Вимини инструкцию для посольства и письма для Б. Хмельницкого. Миссия венецианского священника была согласована с Яном II Казимиром и канцлером Ежи Оссолинским. В Варшаве ходили слухи, что крымские татары и казаки якобы намерены совместно атаковать Турцию (что на самом деле было выдумкой части придворных кругов) и Вимина имел выяснить достоверность этой информации. Если бы это оказалось правдой, то это намерение он должен был всячески поддержать и прозондировать возможность привлечения к такой акции еще и Валахии и Молдавии. Если бы слухи оказались ложью, то Б. Хмельницкого нужно было зажечь идеей антитурецкому выступления, всячески акцентируя на могущества Венеции (которая на протяжении 22 месяцев смогла держать Дарданеллы закрыты для турок) и слабости Турции, которую возглавляет молодой султан за постоянных придворных распрей.

"39 обычаев казаков", изданные уже после смерти автора - соответственно В 1671 и 1800

[1] Черкесы - народ, проживающий на Северо-Захидпому Кавказе. Давно существуют версии о родстве казаков ("Черкассы") с кавказскими черкесами (правда, самоназвание последних - "адигс», не очень вписывается в такую гипотезу). Черкесы в XIV-XV вв. были христианами, а позже приняли мусульманство суннитского толка.}

В мае 1650 А. Вимина отправился из Варшавы через Львов до пограничного города Паволочи, где должен был указать настоящую цель визита, иначе не был бы пропущен дальше. Местные казаки выразили поддержку идеи похода на Турцию и приверженность Венеции. Оттуда А. Вимина быстро добрался до Чигирина, где на следующий день после прибытия попал на аудиенцию к Б. Хмельницкого. Гетман произвел на посланца положительное впечатление и из разговора выплыло, что слухи, распространенные в Варшаве, не имеют ничего общего с действительностью. А. Вимина имел информацию, что казаки собираются идти на помощь хану и поинтересовался, случайно, это не против Турции. Однако оказалось, что на самом деле они имели помогать татарам в походе на кавказских черкесив1, которые отказывались платить дань Крыму.

Б. Хмельницкий во время первого приема одобрил идею антитурецкому выступления, но в то же время отметил, что, учитывая сложное внутреннее положение казаков, их участие в таком проекте невозможно. На второй аудиенции гетман советовал не оставлять попыток склонить к идее антитурецкому похода крымского хана, а также Валахию и Молдавию. А. Вимина сделал вывод, что гетман руководствуется собственной выгодой -г- бы татары были бы вовлечены в противостояние с турками, то это было бы очень полезно для казаков учитывая сближение между Польшей и Крымом.

Видпроваджуючы А. Вимина, Б. Хмельницкий дал ему письмо Н. Саґредо, пропуск на дорогу и назначил трех сопровождающих. В письме гетман четко исключил возможность предоставления казаками помощи Венеции в такое сложное время, но этот отказ был очень удачно украшена приятными оборотами. Вообще письмо было написапий хорошей латыни и составлен на достаточно высоком уровне, поэтому достойно представил казацкое государство в глазах взыскательной венецианской дипломатии. На будущее, Б. Хмельницкий подчеркивал, что для организации казацкого похода против Турции он требует согласия крымского хана (о чем необходимо позаботиться венецианцев), а также польского короля.

Во Львове А. Вимина паписав от себя дополнительные листы к своим зверхпикив, где высказывал мнение, что в следующий раз надо, чтобы к Б. Хмельницкого был направлено письмо от самого Венецианской республики - вещь впрочем, что генеральный секретарь Иван Выговский спросил его, почему такие дела делаются из послов в Вене (речь идет о Н. Саґредо) и Вимина не знал, что ему на это ответить. Также венецианский посланник сделал вывод, что даже малый казацкий приступ может многое изменить (особенно, если распространить преувеличены слухи), и поэтому следует достичь того, чтобы он состоялся и, соответственно, его профинансировать (вснецийци традиционно для большей убедительности в качестве аргумента использовали обещание денежной поддержки своих проектов).

Между тем Б. Хмельницкий провел совещание со своим окружением по поводу "венецианской дела". Участники совещания высказались за поход на море, однако сам гетман не захотел принимать никаких мер, пока дело не будет согласована с Крымом.

Венецианский правительство направило в начале августа 1650г. в Варшаву посла Джироламо Каваць для заключения союза с Польшей против Турции. Дж. Каваць имел совещание с А. Вими- ной по новому посольства до Хмельницкого. В Вене на Каваць уже ждали подарки для гетмана и его старшины (среди которой Вимина особо отмечал Выговского). Дело казалась весьма перспективной. Правда, в августе умер горячий сторонник венецианских планов Е. Оссолинский, который перед смертью уже собирался выезжать в Италию. Однако это повлекло неудачу в привлечении казаков к походу против турок, а изменение планов самого Б. Хмельницкого, который после очередного сближения Московии и Речи Посполитой начал активно искать сближения с Турцией и, соответственно, война с ней становилась нереальной.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее