Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Внешняя политика Украины

Международный контекст борьбы за независимое государство Ивана Мазепы и Пилипа Орлика

Чтобы понять особенности внешней политики Ивана Мазепы, следует учитывать тот факт, что это была фигура пепересич- на относительно образования, широты мировоззрения и политического опыта. Мазепа получил хорошее образование в Киево-Могилянской коллегии, Краковской академии; был "Покойова дворянином" (пажом) польского короля Яна Казимира; посетил Германию, Италию и Францию; изучал артиллерийское дело в Нидерландах; выполнял дипломатические поручения короля в посольствах к И. Вы- говського, Ю. Хмельницкого и П. Тюри. В 1669 г.. И. Мазепа перешел на службу к П. Дорошенко, будучи ротмистром надворной хоругви, а впоследствии исполняющим обязанности генерального есаула. В то же время П. Дорошенко поручал И. Мазепе дипломатические миссии в Крым, и во время одной из таких поездок его схватили запорожцы, и спасло его от смерти только заступничество Сирко, который передал будущего гетмана И. Самойловичу. На службе у последнего Мазепа продолжал выполнять дипломатические поручения, часто посещая Москву, где сблизился с влиятельным князем Василием Голицыным. Собственно этот князь и помог И. Мазепе возглавить Гетманщину.

Во время своего избрания гетманом Иван Мазепа присягнул на верность царевне Софии и царевича Ивана и Петра. При этом, уже по традиции, были подписаны новые статьи, которые, по месту расположения казацкого лагеря, получили название Коломацких (25 июля 1687). В основе этих пунктов лежали Глуховские статьи 1669., К которым были добавлены некоторые новые положения. Согласно статьям, было закреплено зависимость кадровых изменений в правительстве от Москвы - ни гетман не мог по своему усмотрению освобождать старшин, ни старшина самовольно выбирать нового гетмана. Значительное внимание уделялось участию Гетманщины во внешней политике России. Так, новый гетман имел придерживаться "Вечного мира" и не должен был действовать в ущерб интересам Речи Посполитой. Гетман обязывался предоставлять войско для российских акций против Крыма и Турции. Предусматривалась также построение украинским правительством пограничных укреплений на юге (эти обещания Мазепа успешно реализовал, соорудив, в частности, Самаре Новобогородицкую и Новосергеевский крепости, которые, однако, были обсажены московскими залогами, что вызвало неприязнь запорожцев). Раз украинской стороне было отказано в дипломатических контактах гетмана с правителями других государств. Кроме пребывания московских воевод в б городах (Киеве, Чернигове, Нежине, Переяславе и Остре), было решено, что при резиденции гетмана в Батурине должна стоять московский стрелковый июлк. Через новые статьи московское правительство силой (под угрозой смертной казни) пытался распространить в Украине российские деньги ("севские чехи»), которые были крайне низкой пробы, возмутило местное население. Еще одной новизной в договоре был пункт о содействии смешанным российско-украинским бракам и акцент на том, что Гетманщина не должна быть отдельным государственным образованием от России, а между их народами не должно различий. Этот пункт Мазепа не спешил выполнять, впоследствии пытались использовать в качестве аргумента доносчики из старшины. Условия Коломацких статей были несколько смягчены через два года - во время переворота 1689, когда, вероятно, были сформулированы новые договоренности между гетманом и новым Петром I. В общем, пункты 1687, несмотря на их негативные аспекты, дали И. Мазепе возможность укреплять свою власть, наводить порядок в казацкой автономии и бороться за соборность украинских земель.

Коломакские статьи, как уже упоминалось, были заключены в контексте противостояния христианского Востока Европы против турецкой экспансии, и под их влиянием И. Мазепе пришлось изменить старую концепцию равновесия сил в Причерноморье (базирующийся на согласии с Турцией и Крымом и какой придерживались П. Дорошенко и в определенной степени И. Самойлович) на концепцию вытеснения воздействий Турцию из Северного Причерноморья. Мазепа пришел к власти во время между первым и вторым Крымскими походами и, разумеется, был вовлечен в планы московской царевны Софьи и ее фаворита князя В. Голицына по борьбе против Османской империи. Гетман, который всегда быстро ориентировался в политической ситуации и умел почувствовать потребности времени, взялся писать довольно удачные проекты военного

и политического наступления Московии (в союзе с Гетьманщиной) на Северное Причерноморье. В рамках таких планов Мазепа поддерживал тесные отношения с духовенством Сербии, Болгарии, Греции, с Константинопольским, Иерусалимским и Антиохий- ским патриархами, с Молдавией и Валахией.

Между тем, с осени 1688 Москва начала готовиться ко второму крымского похода, который начался в марте 1689 наступлением более стотысячной войска под командованием В. Голицына и Мазепы на Крым. Татарам не удалось остановить поход, и 20 мая российско-украинское войско дошло до Перекопа, но уже на следующий день В. Голицын приказал отступить по неизвестным причинам (возможно, через подкуп со стороны хана или просто из-за опасений заходить вглубь вражеской территории с истощенным войском) . Провал такой масштабной кампании стал одним из поводов к устранению от власти царевны Софьи и В. Голицына. Переворот в Москве состоялся в присутствии И. Мазепы, который сумел найти общий язык с новым царем.

После второго Крымского похода политика гетмана сосредоточилась на организации борьбы против татар, причем действия Мазепы казаков координировались с правобережным казачеством. В 1690 г.. Левобережные казаки ходили под Очаков и того же года Семен Палий совершил нападение на Кизикермен. С. Палий 1891 организовал поход на Аккерман, +1692 - на Очаков, в 1693 - снова на Кизикермен. Вообще 1693 был очень успешным для казаков, которые разбили татар сначала на р. Ингул, зашли только под Перекоп, а в конце октября нанесли значительное поражение татарам на р. Кодыма. В 1694 казаки удачно выбрались на Очаков и в район Буджака, а также, совместно с донскими казаками, дошли до Перекопа.

Эти относительно мелкие атаки на татар были своеобразной прелюдией для организации масштабного выступления против турецко-татарской присутствия на юге Украины. Весной 1695 на Азов отправилось московское войско с казацким отрядом И. Обидовского, а параллельно на Днепровские владения татар двинулись казаки под руководством И. Мазепы и российский отряд Бориса Шереметье- ва. Целью последних было захватить враждебные поднепровские крепости и блокировать помощь осажденному Азову. Однако это город мог на успешное сопротивление из-за того, что русской армии не удалось организовать морскую блокаду, а потому эта первая осада Азова оказалась неудачной. Зато успешно действовали казаки на Днепре - в конце июля казакам с немалыми усилиями удалось получить Гази-Кермен (Кизиксрмсн), а после этого показались другие крепости - Нусрет-Кермен (Мустрит-Кермен, Таванская), Мубарек-Кермен (Мюбарск-ксрман), Ислам -Кермев (ослами-городок) и Шах-Кермен (Шингерей, Саксагань). Фактически было получено сеть из 4 городов-крепостей вблизи Таванская переправы, которые с первой половины XVII в. имели перекрывать доступ казакам к морю.

Получение этого комплекса существенно облегчило следующий Азовский поход, который начался в апреле 1696 Опять были отправлены две армии - под Азов и на нижнее течение Днепра (казаки во главе с черниговским полковником Яковом Лизогу- бом). Казаки справились со своей задачей - татары не смогли оказать помощь Азову, и город сдался 19 июля 1696 Турция фактически потеряла для себя Азовское море, однако еще контролировала Керченский пролив. После этого основная борьба перенеслась на низовья Днепра - не менее нужно было защитить и восстановить Таванская и Шах-Кермен, а в идеале планировалось получить Очаков. Если с первой задачей украинского-российское войско с трудом, но справился, то Очаков ни был добыт ни 1697, ни 1698, как было задумано (это намерение будет реализовано значительно позже, в XVIII в.).

Присоединение Мазепы к антитурецкой политики Москвы дало определенные положительные последствия - в частности, было ликвидировано турецкие крепости на Нижнем Днепре, что загораживали казакам путь на море и способствовали татарским нападениям. Однако гораздо больше было негативов - не только враждебные, но и собственные войска опустошали край, особенно страдал Полтавский полк. Фактически Украина тратила собственные человеческие ресурсы для удовлетворения московских потребностей - новоздобути территории увеличивали не так территорию Гетманщины, как владение Мос- ной.

Несмотря на то, что некоторые планы не были реализованы (как, например, получение Очакова), Московия в целом была довольна результатом войны против Турции, поскольку первая получила определенные территориальные приобретения, к тому же Молдавия и Валахия 1698 признали превосходство русского царя. В ноябре того же года начались переговоры "Священной лиги" с Турцией в Карловицах, которые завершились для России подписанием в декабре двухлетнего перемирия, а 1700 было заключено Константинопольский мирный договор (на 30 лет), по которому Приазовья переходило к России, а турецкие крепости на Днепре должны быть уничтожены (что и произошло 1701). За российско-турсць * кой войны лишь очень условно можно говорить о полноценной внешней политике Мазепы - по свос направленности она была "внешней", но не была независимой, а шла в фарватере российской.

Пока Мазепа проводил внешнюю политику "под диктовку" Москвы, в украинской политике появилась фигура, способная на более независимую позицию, - Петр Иванснко (ИИстрик), старший военный канцелярист Мазепы. Несмотря на тс, что Пстрик мог осуществить неплохую старшинскую карьеру, в конце февраля 1691 он неожиданно и тайно отправился па Запорожье, где был избран войсковым писарем. В апреле 1692 Пстрик опять же тайно (но с согласия кошевого Ивана Гусака) отправился к татарам для проведения переговоров. Следствием этого путешествия стал Кизиксрмснський договор, заключенный 26 мая 1692 Возможно, Петрик действовал не только с ведома сечевиков, но и с разрешения одного из влиятельных политиков Гетманщины - по крайней мере в дальнейшем гетман И. Мазепа и генеральный писарь Василий Кочубсй взаимно обвиняли друг друга в поддержке Петрика.

Заключенный в Кизиксрмени договор был очерчен как "вечный мир" между Крымским ханством и независимой Украины, которую в документе названо "выделительной княжеством Киевским и Черниговским со всем Войском Запорожским и народом малороссийским" или в короткой форме "Княжеством малороссийским" (как и в других договорах XVII в., здесь речь шла о княжестве без князя). Оригинал был написан на польском языке, но сохранилась лишь его копия на русском языке. Состоял он из 16 пунктов, из которых часть касалась общих обязательств сторон, а часть - временных. Фактически это было оформление оборонного союза Казацкой Украины и Крыма, направленное против Москвы, а опосредованно также и против Польши. Татары должны были помочь Украинской освободиться московского господства, а украинцы должны были открыть им «Муравский шлях», которые традиционно использовались для нападений татар на Московию. Договор запрещал заключения сепаратного соглашения с врагами обоих государств (Россия, Польша). Территория Украинского государства должна охватывать Левобережья и часть Правобережья, а также часть Слобожанщины: Ахтырский и Сумской полки. Зато населения Харьковского и ри- бинського полков быть переселены на "Чигиринский" сторону Днепра, а их территория должна остаться незаселенной).

Петрик заключал договор еще как военный писарь, но уже в июле 1692 с помощью татар в Каменном Затоне был избран гетманом и предназначено полковников и сотников. Это происходило на фоне неоднозначной реакции со стороны мочевого общества - Запорожье одобрило соглашение с Крымом, но отказалось предоставить Петя военную помощь (его поддержали только рядовые казаки). В конце июля Петрик издал универсал к народу и начал наступление с пятисотый добровольцами (в основном из Запорожья) и двадцатитысячным татарским войском (во главе с калгою-султаном Девлет-Гиреем и Батирчи-мурза). Союзникам подверглись города Царичанка и Китай-(недалеко впадения Орели в Днепр). Возможно, подверглась и Полтава. Но успех Петрика растаял с приближением московского и Мазе- пиного войска, а также из-за действий татар (которые, как всегда, не могли удержаться от сбора ясыря). Петрик потерял доверие местного населения и в таких условиях следует ожидать эффективной борьбы против регулярных армий противников. Запорожье окончательно отреклось поддержки Петрика. Последний еще несколько лет совершал походы вместе с татарами (в том числе и белгородскими) на территорию Гетманщины, но дело уже было проигранной.

Последняя известная военная акция Петрика с татарами произошла 1696 без успехов, только с большими разрушениями, после чего имя Петрика исчезает из источников более на десятилетия. Известно, что в середине 90-х годов он имел титул гетмана "Ханской Украины" (междуречье Южного Буга и Днестра), входившей в состав Крымского ханства. В 1711-1712 гг. Петрика вспоминают по случаю русско-турецкой войны как "ду босарського гетмана" * 48.

* 48: {Дубоссары (Дубэсарь) - город в Молдавии (ныне на территории непризнанной Приднестровской республики).}

Другой выдающейся фигурой конца XVII - начала XVIII в. был Семен Палий. Еще 1684 он воспользовался разрешением польского правительства на восстановление казачества и получил право на формирование казацкого полка в Фастове и заселение опустевших земель. Его деятельность быстро стала вызывать недовольство польской шляхты, проживавшей на Правобережье. Польское правительство узнал о сношениях С. Палия с московскими воеводами, и фастовского полковника был арестован, но ему удалось освободиться из заключения. В 1694 Ф. По- мойський охарактеризовал С. Палия как человека, что хочет "с мотыгой броситься на солнце", и отметил, что этот казацкий предводитель мечтает о "удельную государство в Фастове". Довольно быстро С. Палий убедился, что в этой борьбе ему нужна помощь Гетманщины, и предложил И. Мазепе объединить оба берега Днепра под гетманской властью. С просьбой об объединении или хотя бы помощь С. Палий чуть ли не ежегодно в первой половине 90-х годов XVII в. обращался к Батурина и Москвы. Однако в условиях войны против Турции, Россия, конечно же, не хотела портить отношения с Польшей и не поддержала фастовского полковника. Мазепа занял невнятную позицию в отношении С. Палия, не желая подтолкнуть его в объятия вражеского лагеря - Польше, или, скорее, Крыму, тем более, что хан сам шел на сближение с Палием (к тому же, его сестра была женой одного из татарских мурз, а племянник Чора-мурза даже впоследствии посещал дяди). С другой стороны, И. Мазепу, который был шляхтичем, не устраивала резкая социальная программа С. Палия. В конце при отсутствии поддержки из-за Днепра в 1694-1695 гг. Состоялось примирение Палия с Польшей (но ненадолго).

После заключения Карловицкого мира Польша получила назад от Турции Правобережье и Подолья, а польские правительственные круги, поощрены таким ходом событий, начали мечтать о возвращении утраченной Левобережной Украины, в то же время добиваясь уничтожения казачества на Правобережье как излишней препятствия. Польский посол в Стамбуле 1700 предлагал турецкому правительству выступить совместно против Московии и помочь вернуть Польше всю Украину (это была фактически позиция магнатов, но не короля Августа II, который был благосклонно настроен к России). Попытка помешать переговорном

процесса между Стамбулом и Москвой не удалась, но такие действия выражали истинные намерения поляков.

С. Палий не признал решение об отмене казачества, а потому 1700 Польша выслала четырнадцатитысячное отряд против Палия. Поляки захватили ряд городов на Правобережье, но им не удалось получить Фастов. В 1701 г.. Польша начала готовиться к новому наступлению. В 1702 г.. На казацкой раде в Фастове было принято решение о антипольское восстание. К концу октября 1702 Брацлавщина оказалась в руках С. Палия. Далее была добыта крепость и центр польской власти на Правобережье - Белая Церковь. В польских кругах начали поговорю- ваты о "новой Хмельницкую". Однако в начале 1703 коронном войске удалось отвоевать Подолье, но Киевскую овладеть не удалось и королевский правительство обратилось за помощью к царю Петру И. Россия дала согласие, и Мазепа весной 1704 получил приказ отправиться на Правобережье, а также вглубь Польши (для поддержки борьбы против Швеции).

Несмотря на патриотизм и стремление к объединению Украины, Мазепа не был удовлетворен деятельностью С. Палия - слишком много опасений было в левобережного гетмана в этом деятеля. Во-первых, не нравилось И. Мазепе то, что С. Палия поддерживает голь, во-вторых, в своих действиях Палий ссылался на поддержку Мазепы, что ставило его в неудобное положение, в конце в правобережной повстанцу, которого называли "казацким отцом", Мазепа видел в определенной мере конкурента. К тому же, С. Палий общий язык с прошведськы настроенными кругами Речи Посполитой и гетман опасался примирения повстанца с поляками. Поэтому, когда Мазепа перешел на Правобережье и С. Палий прибыл в его стан, после месяца прохладного общения между собой, И. Мазепа распорядился арестовать Палия (июль 1704), и в начале 1705 отправил его в Москву, откуда путь его пролег, конечно же, в Сибирь. Этим Мазепа лишился конкурента, однако это не прибавило ему популярности среди казаков.

Так Мазепа стал обладателем обоих берегов Днепра. Польша, обессиленная борьбой против Швеции, не могла "выжать" гетмана из своих бывших владений. Мазепе удалось убедить Петра в целесообразности задержания этой территории под свою власть - царь надеялся, что Правобережье нужно как для

борьбы против Швеции, так и для возможной войны с Турцией. Однако свои настоящие соображения Петр преподавал только в тайных инструкциях, а официально выступал за возвращение Правобережья в Польшу.

Между тем, только завершилась русско-турецкая война, Россия привлекла Украину к Северной войны против Швеции. Дело в том, что Россия, подписав Константинопольский мир с Турцией, объявила в августе 1700 войну Швеции, не зная, что ее союзница Дания уже капитулировала перед 18-лет- ним шведским королем Карлом XII. Уже в ноябре того же года российская армия была наголову разбита под Нарвой (казацкие полки не успели прийти на помощь россиянам). Как следствие, в Европе распространился слух о небоеспособность российской армии, аКарлХИИ решил, что с Россией дело в основном закончена и вернул главные войска против Польши, которую считал более опасным, а к тому же его подогревала личная неприязнь к Августу II. Однако это позволило России хорошо подготовиться к реваншу.

В Польше Карл XII продолжал довольно успешные действия - на 1702 шведы заняли Варшаву и Краков. С одной стороны, действия шведов вызвали недовольство у польского населения, но, с другой - война со шведами не была слишком популярной в Польше и ее многие считали личным делом короля Августа II как саксонского курфюрста. Против польского короля вызревала оппозиция во главе с примасом Польши Михаилом Стефаном совет- зейовським (сыном Иеронима Радзейовського, прошведського политика времен Хмельнитчины), который никак не хотел смириться с царствования Августа и выдвинул кандидатом на польский престол познанского воеводу Станислава Лещинского. Варшавский сейм поддержал такую инициативу и Станислав был избран королем. Однако часть магнатов не признала свержения Августа с престола и польское общество осталось расколотым.

Пока внимание Карла было приковано к событиям в Польше, Петр распорядился выслать на Правобережье и на Беларусь украинско- армию. Однако действия казаков в Беларуси 1706 были неуспешными. Карл XII снова одерживал победы и Петр даже начал укреплять Киев, опасаясь похода шведов на Украину. Но Карл XII повернул на запад - в Саксонию, что заставило Августа спасать свои родные владения, подписать осенью 1706 Альтранштадтского мир, и соответственно выйти из ан- тишведськои коалиции и отречься польской короны.

Однако раскол Польши делал ее более опасной для Укра ^ ны - независимо от того, кто бы победил в войне - Петр с Августом II или Карл XII со Станиславом Лещинский. В первом случае был бы зафиксирован разделение Украины, а во втором - вся Украина как союзница России могла бы попасть под власть Польши. В такой ситуации и в условиях ухудшения украинской-российских отношений (из-за чрезмерной эксплуатации украинском ресурсов для российских замыслов) в офицерских кругах Гетманщины начали появляться проекты спасения Украины. Часть старшины (преимущественно правобережной) ориентировалась на Польшу, видкликаючись к Гадячского трактата, другая часть (прежде всего Полтавский полк, а также Запорожье) - возлагала надежды на союз с Крымом.

Пропольскую ориентацию имели генеральный обозный Иван Ло миковський, миргородский полковник Данило Апостол, со- родубський полковник Михаил Миклашевский. Уже 1703 М. Миклашевский начал тайные отношения со сторонниками Августа II и сразу было оговорено, что будущий статус Гетманщины и остальных казачьих земель должен быть оформлен как "Речь Посполитая третьей украинской" ~ рядом с Польской и Литовской. В 1707 г.. В И. Ломиковского и Д. Апостола проходило собрание старшины, на которых читали Гадячские статьи, взятые из Печерской библиотеки. Французский дипломат польского происхождения Жан Казимир Бал юз, хорошо разбирался в украинских делах и 1704 посещал И. Мазепу, 1708 сообщал, что в дипломатических кругах Варшавы идея восстановления Гадячского унии была также популярна. Кстати, этот дипломат вспоминал, что Франция в свое время поддержала Гадячский трактат.

Другая концепция - так называемая крымская, заключалась в том, что оптимальным для Украины должен был стать союз с Крымом и Турцией. В отличие от "гадячского" проекта, она предусматривала полную независимость Украины (без федеративных постулатов). Ее сторонниками были генеральный судья Василий Ко- Чубей, полтавский полковник Иван Искра, запорожский кошевой атаман Кость Гордиенко. От 1702 запорожцы активизировали отношения с Крымом. В 1703 Мазепа сообщал Москву о тайных сношениях И. Искры с ханом и перекопским беем.

Ивана Мазепу не устраивала ни одна из этих концепций, в конце концов, уже не новых и дискредитированных в прошлом. По "крымского" проекта, то Крым тогда уже не был мощной силой, а судьба Восточной Европы решалась на Севере, а не на юге. И, конечно же, эта идея не была приемлемой для гетмана, учитывая социальную программу запорожцев, а также на то, что инициаторами сближения выступали личные враги гетмана со старшинского оппозиции.

А "Гадячский" концепция оказалась ближе для гетмана несмотря на то, что он понимал, что мечты о "Великое княжество Русское" опасна иллюзией - польские политические круги в критические моменты вытягивали "Гадячского карту", но только ситуация для них улучшалась, только мечтать о серьезной автономию Украины в рамках Речи Посполитой. Однако И. Мазепа же считал нужным поддерживать тайные отношения с Польшей, а через нее сблизиться со Швецией. Правда, инициатива в украинском-польских контактах изначально была обнаружена со стороны Польши - сразу после своей коронации в октябре 1704 Станислав Лещинский направил Мазепы под Замостье шляхтича священника Францишка Вольского для установления контактов. Но гетман отправил привезенные королевские письма к царю (не надо продемонстрировал свою лояльность), а Ф. Вольского задержал при себе.

Зато уже в ноябре 1705 вблизи Кременца Мазепа сам пошел на сближение с княгиней Анной Дольской, тетей Станислава Лещинского. Гетман и княгиня поддерживали шифрованное переписка о возможности развития украинского-польских отношений на основе Гадячского унии. В 1707 г.. Г. Дольска сообщала, что король готов ласково принять казаков и подготовил для Мазепы трактат из 12 статей. В конце 1708 переговоры завершились заключением соглашения между гетманом и королем. Формально это была привилегия С. Лещинского как короля для Мазепы, которым предусматривалось образование Русского княжества. Также существуют предположения, что И. Мазепе предоставлялись Витебское и Полоцкое воеводства на правах зависимого от Польши Курляндского герцога. Княжеский

титул ни был новостью для Мазепы, которому, по рекомендации Петра, было уже присвоен титул князя Священной Римской империи (1707 г.). Правда, императорский диплом и княжеский герб ни были высланы И. Мазепе учитывая дальнейший ход событий. Поза "игрой" с титулами, реальное значение соглашения с Польшей состояла прежде всего в том, что Мазепа переходил к другой коалиции. Фактически, договор с Польшей был попыткой гетмана "перестраховаться" на случай наступления польского войска на Украину, тогда как шведское войско идти на Москву, а царь отказывался оказать помощь И. Мазепе. Договор с Польшей также существенно менял отношение к гетману со стороны Карла XII, который до сих пор ничего не хотел слышать о союзе с И. Мазепой.

Попытки завязать контакты со Швецией гетман активизирует 1707, и уже примерно в марте 1708 в белорусском городе Сморгони был заключен прелиминарную договоренность о шведских гарантии польско-украинского соглашения. Содержание ее точно неизвестен и некоторые исследователи считают ее полноценной соглашением, другие - только предварительной договоренности, составленной по польским посредством (а потому в ней не могло идти о полной независимости Украины).

И на пути успешной реализации планов шведско-польские ско-украинском <} оюзу стали неудачные действия шведских генералов Левенгаупта и Лагенкроны, первый из которых потерпел поражение под Лесной (сентябрь 1708), а второй забрел на Севере и потерял Стародуб. Поэтому план наступления Карла XII на Москву пришлось пересмотреть и шведское войско двинулось в Украину, чего Мазепа никак не ожидал и не хотел. Гетман не был готов к немедленному выступления против царя, как предварительно договаривались, поскольку казацкие полки были рассеяны. Приближенный к гетману стародубский полковник Иван Скоропадский был отсечен от Мазепы, а Петр начал призывать гетмана выступить в поход. Но вместо этого Мазепа решил открыто поддержать Карла XII и, оставив столичный Бату- рин, в начале ноября выехал навстречу шведскому королю. Известие о переходе Мазепы на сторону шведов ошеломила Петра, но, потеряв боевого духа, он с еще большим упорством взялся за дело. Первой жертвой гнева царя стал Батурин, который был взят изменой одного из казаков. Далее начались жестокие репрессии против подозреваемых в симпатиях к И. Мазепы с параллельным вознаграждением тех, кто вовремя поддержал царя и проявлял готовность к доносам. ЦС вызвало огромную деморализацию в украинском обществе.

Одним из недостатков политики Мазепы была чрезмерная секретность его планов, деталей которых не знали даже ближайшие его соратники. Общество, в общем озлобленное на Москву, все же не было подготовлено к резкому изменению внешнеполитической ориентации. Для того, чтобы имитировать преданность царю, гетман был вынужден высылать казацкие полки (в ущерб своим планам) в помощь промосковской партии в Польше, на подавление восстания на Дону (которое сам хотел бы использовать против царя) и др. Войско, которое осталось при гетмане, было малочисленным, и то среди сторонников гетмана продолжался переход на сторону царя.

Однако, в то время ситуация для шведско-украинского союза не казалась безнадежной - Польша перешла на сторону Карла XII, Пруссия заняла нейтральную позицию, Франция поддерживала шведов, Турция проявляла готовность присоединиться к антироссийской коалиции. Карл и Мазепа пытались объясниться быстрее с Крымом и Турцией. За связи с Крымом (и одновременно с Запорожьем) отвечал генеральный хорунжий Федор Мирович и канцелярист Даниил Болбот (возил в Крыму также корреспонденцию от шведов). В Турцию Мазепа послал несколько миссий во главе с Дмитрием Горлен- ком и Тимофеем Згура, которые имели общий язык со силистрий- ским сераскером Юсуф-пашой. Д. Болбот весной 1709 отправился в Очаков, откуда привез турецкого представителя на Сечь (незадолго до ее разрушением). Кроме того, гетман активизировал дипломатическую деятельность и в других направлениях. Вероятно, делались попытки наладить отношения с Молдавией и Валахией, а также с Доном (или, скорее с "Некрасовское" Кубанью). Большие надежды возлагались на союзную Польшу - до Станислава Лещинского было отправлено дипломата еврейского происхождения Федора Нахимовского, уже перед тем бывал посредником между И. Мазепой и Карл ом XII и пользовался большим доверием, будучи вовлеченным в наиболее деликатных и секретных дел. Станислав Лещинский и шведский генерал Крассау должны были занять Правобережья и перейти на левый берег Днепра (чего, однако, не произошло). В общем, тогдашняя активная дипломатическая деятельность Мазепы не дала желаемых результатов, но важна была прежде всего тем, что украинский гетман впервые после долгих лет зависимости от Москвы вел настоящую собственную внешнюю политику.

Наряду с этим, гетман и шведский король рассчитывали также на антимосковскую выступления на Дону, Северном Кавказе и Поволжье. В частности, для активизации таких центробежных процессов в России было решено организовать экспедицию на Слобожанщине (с перспективой движения в Москву) в феврале 1709 Поход, который изначально был успешным для шведов, остановился из-за оттепели и наводнение. Шведы на Слобожанщине обращались как на вражеской территории и вызвали значительное сопротивление у местного населения в форме партизанской войны.

Неудача похода на Слобожанщину повлияла на поддержку шведско-украинского союза со стороны Турции и Крыма, которые в то время хоть и благоволили к И. Мазепы и Карла XII, но заняли выжидательную позицию и согласны были действовать в условиях их успехов. Несколько улучшил ситуацию переход Запорожье на сторону мазепинцив (12 (22) марта 1709) - гетман получил к своим услугам 1000 опытных солдат. После того, как кошевой Кость Гордиенко с запорожской делегацией прибыл в Кар Глава XII в Большие Будища, между украинской стороной (гетман и кошевой) и шведской (король) 28 марта (8 апреля) 1709 был заключен договор, основной идеей которого было обязательства Карла XII не заключать мирного соглашения с царем, пока Украина и Запорожье не будут освобождены из-под московской власти.

После согласия Запорожье с гетманом на Полтавщине взорвался антимосковское восстание, охватившее примерно территорию, которая поддержала когда Петрика. Между тем, на Сечи возникло противостояние, которое пыталась использовать Москва - вместо К. Гордиенко запорожцы избрали кошевым Петра Сорочинского. Однако, вопреки ожиданиям России камнем преткновения был вопрос, на кого ориентироваться запорожцам во внешней политике - поляков (К. Гордиенко высылал письма С. Лещинского) или на Крым (П. Сорочинский, который после этого выехал в Крым), однако антимосковские настроения царили в обеих партиях. Тогда Москва в марте 1709 г.. Приказала новоизбранному "подроссийскую" гетману И. Скоропадскому начать экономическую блокаду Запорожье, а в начале апреля из Киева отправились московское войско во главе с полковником П. Яковлевым для того, чтобы разрушить Сечь, что и произошло 14 мая.

Это еще раз ослабило надежды на поддержку Крыму и Турции, которые хотели действовать в союзе с успешными союзниками. Шведско-Украинский союзе необходимо было переломить ситуацию в свою пользу. И с этой точки зрения, союзники возлагали большие надежды на получение Полтавы. В апреле шведы начали осаду города, но, за неимением тяжелой артиллерии, получить его не могли. Между тем, С. Лещинский и генерал Крассау не смогли прийти на помощь Карлу XII и после поражения у Подкамень на Подолье были вынуждены повернуть назад к Висле. С другой стороны, Петр также не мог медлить с генеральным сражением за тяжелое положение Полтавы. Битва изначально планировалась на 29 июня 1709, но Карл XII узнал, что на помощь московской армии спешит 40 тыс. Калмыцкого войска во главе с ханом Аюкою и решил вступить в бой на два дня раньше. Однако это не спасло Карл а XII, и шведы были разбиты под Полтавой 27 июня 1709 (украинцы в битве не участвовали). После значительных потерь союзное войско начало отступать, но С июня под Переволочной войско Александра Меншиков и Ивана Скоропадского догнали Карла XII и И. Мазепу и нанесли им сокрушительное поражение. Шведская армия после этого уже не существовала. Карл XII и Мазепа с ближайшим окружением и К. Гордиенко с 2 тыс. Запорожцев начали отступать к турецких владений. 6 июля они уже были в Очакове (причем очаковский паша пропустил только значительных людей, а остальным не позволил перейти Южный Буг, разочаровало И. Мазепу, который убеждал Карла XII в приятельских отношениях с пашой), а 1 августа - в Бендерах. Вскоре из Крыма к ним присоединился дипломат и генеральный хорунжий Ф. Мирович. Политические эмигранты находились в неопределенном положении - в течение июля Петр настойчиво требовал от Стамбула выдачи Мазепы и его сторонников, но, к счастью, турецкое правительство не собирался их выдавать. Вскоре среди мазепинцев произошел раскол, и часть старшины пошла под протекцию молдавского хозяина в Яссы. на Левый берег Днепра (чего, однако, не произошло). В общем, тогдашняя активная дипломатическая деятельность Мазепы не дала желаемых результатов, но важна была прежде всего тем, что украинский гетман впервые после долгих лет зависимости от Москвы вел настоящую собственную внешнюю политику.

Наряду с этим, гетман и шведский король рассчитывали также на антимосковскую выступления на Дону, Северном Кавказе и Поволжье. В частности, для активизации таких центробежных процессов в России было решено организовать экспедицию на Слобожанщине (с перспективой движения в Москву) в феврале 1709 Поход, который изначально был успешным для шведов, остановился из-за оттепели и наводнение. Шведы на Слобожанщине обращались как на вражеской территории и вызвали значительное сопротивление у местного населения в форме партизанской войны.

Неудача похода на Слобожанщину повлияла на поддержку шведско-украинского союза со стороны Турции и Крыма, которые в то время хоть и благоволили к И. Мазепы и Карла XII, но заняли выжидательную позицию и согласны были действовать в условиях их успехов. Несколько улучшил ситуацию переход Запорожье на сторону мазепинцив (12 (22) марта 1709) - гетман получил к своим услугам 1000 опытных солдат. После того, как кошевой Кость Гордиенко с запорожской делегацией прибыл к Карлу XII в Большие Будища, между украинской стороной (гетман и кошевой) и шведской (король) 28 марта (8 апреля) 1709 был заключен договор, основной идеей которого было обязательства " Обязательства Карла XII не заключать мирного соглашения с царем, пока Украина и Запорожье не будут освобождены из-под московской власти.

После согласия Запорожье с гетманом на Полтавщине взорвался антимосковское восстание, охватившее примерно территорию, которая поддержала когда Петрика. Между тем, на Сечи возникло противостояние, которое пыталась использовать Москва - вместо К. Гордиенко запорожцы избрали кошевым Петра Сорочинского. Однако, вопреки ожиданиям России камнем преткновения был вопрос, на кого ориентироваться запорожцам во внешней политике - поляков (К. Гордиенко высылал письма С. Лещинского) или на Крым (П. Сорочинский, который после этого выехал в Крым), однако антимосковские настроения царили в обеих партиях. Тогда Москва в марте 1709 г.. Приказала новоизбранному "подроссийскую" гетману И. Скоропадскому начать экономическую блокаду Запорожье, а в начале апреля из Киева отправились московское войско во главе с полковником П. Яковлсвим для того, чтобы разрушить Сечь, что и произошло 14 мая.

Это еще раз ослабило надежды на поддержку Крыму и Турции, которые хотели действовать в союзе с успешными союзниками. Шведско-Украинский союзе необходимо было переломить ситуацию в свою пользу. И с этой точки зрения, союзники возлагали большие надежды на получение Полтавы. В апреле шведы начали осаду города, но, за неимением тяжелой артиллерии, получить его не могли. Между тем, С. Лещинский и генерал Крассау не смогли прийти на помощь Карлу XII и после поражения у Подкамень на Подолье были вынуждены повернуть назад к Висле. С другой стороны, Петр также не мог медлить с генеральным сражением за тяжелое положение Полтавы. Битва изначально планировалась на 29 июня 1709, но КарлХИИ узнал, что на помощь московской армии спешит 40 тыс. Калмыцкого войска во главе с ханом Аюкою и решил вступить в бой на два дня раньше. Однако это не спасло КарлаХИИ, и шведы были разбиты под Полтавой 27 июня 1709 (украинцы в битве не участвовали). После значительных потерь союзное войско начало отступать, но 30 июня во Переволочной войско Александра Меншиков и Ивана Скоропадского догнали Карла XII и И. Мазепу и нанесли им сокрушительное поражение. Шведская армия после этого уже не существовала. Карл XII и Мазепа с ближайшим окружением и К. Гордиенко с 2 тыс. Запорожцев начали отступать к турецких владений. 6 июля они уже были в Очакове (причем очаковский паша пропустил только значительных людей, а остальным не позволил перейти Южный Буг, разочаровало И. Мазепу, который убеждал Карла XII в приятельских отношениях с пашой), а 1 августа - в Бендерах. Вскоре из Крыма к ним присоединился дипломат и генеральный хорунжий Ф. Мирович. Политические эмигранты находились в неопределенном положении - в течение июля Петр настойчиво требовал от Стамбула выдачи Мазепы и его сторонников, но, к счастью, турецкое правительство не собирался их выдавать. Вскоре среди мазепинцев произошел раскол, и часть старшины пошла под протекцию молдавского хозяина в Яссы.

Сам гетман был болен и вскоре умер в Бендерах (22 сентября 1709).

После смерти Мазепы возникли проблемы с наследством по нему (через смешение государственного и личного сокровища) и избранием нового гетмана. Поскольку наследство, по решению Бен Даурский комиссии, получил племянник покойного Андрей Война- Петровский, то старшина решила, что и бремя власти должен быть возложен на него, однако Войнаровский, желая себе легкой жизни, отказался от булавы. В конце 5 апреля 1710 гетманом стал генеральный писарь Филипп Орлик, которого поддерживало молодое поколение, а также К. Гордиенко и сам Карл XII. При избрании гетмана старшина и кошевой заключили с ним так называемую Бендерская конституция (расширенная - "Пакты и конституции законов и вольностей Войска Запорожского»), которая была своеобразным компромиссом между гетманом, старшиной и Запорожьем. Конституция состояла из преамбулы (описано идею преемственности украинского государства) и 16 пунктов.

По конституции, Украинское государство должно было быть сословной выборной монархией парламентского типа. Господствующей религией провозглашалось православие, причем украинская церковь имела подчиняться Константинопольскому патриарху. Западная граница государства должен был проходить по р. Случь (как во времена Зборовского договора). Шведский король и его преемники провозглашались протекторами и гарантами суверенитета и границ Украины. По внешней политике, то Украина должна была восстановить древнее "братство" с Крымским ханством. Часть пунктов касалась внутренних дел Гетманщины - о возвращении Запорожью городов Трахтемирова, Пе револочнои и Келеберды; о подтверждении привилегий и прав города о выборности должностей (с последующим утверждением со стороны гетмана) об ограничении гетманской власти по делам государственной важности за счет привлечения к принятию решений Генерального совета (своеобразный парламент), в которую должны входить старшина, полковники и советники от полков. Внешняя политика гетманского правительства имела согласовываться с генеральной старшиной. Запрещалась также тайная переписка гетмана.

Карл XII как протектор Украины утвердил 10 мая 1710 конституцию и издал диплом- "АСЕКУРАЦИЯ" (гарантию) для П. Орлика, что Швеция не сложит оружия, пока Украина не будет освобождена из-под московской власти. Но ситуация, в которой они оказались, была сложной, и не следует мечтать о скором реализацию поставленных задач. П. Орлик не имел средств для дипломатической деятельности (фактически государственная казна перешла в руки хитрого Мазепы племянника), а сам Карл XII должен занимать у А. Войнаровского деньги. Нуждалось и казачество, которое начало понемногу продавать свое оружие (потом, перед походом на Правобережье, казаки начали назад скупать оружие).

Карл XII пытался склонить Стамбул к войне против России, но турецкое правительство не спешил соглашаться на такие предложения. П. Орлику легче пошло дело с крымским ханом Девлет- Гиреем, с которым он познакомился весной 1710 в Бендерах. В декабре того же года в Крым был отправлен украинскую делегацию (Дмитрий Горленко, Клим Довгополый, Иван Максимович), которая достигла поставленной цели - заключила украинско татарский союзный договор о братстве, дружбе и военной взаимопомощи (23 января 1711). За ним хан обещал не заключать мирный договор с Россией без согласия гетмана. Предполагалось также, что донские казаки должны зависеть от украинского гетмана и иметь одинаковые права с украинским казачеством. При ханском дворе был назначен резидента от гетмана.

На восточном направлении особенно активную дипломатическую деятельность обнаружил генеральный есаул Григорий Герцик. По взаимопониманием с ханом и шведским королем, он отправился на Кубань к "некрасовцев" 1, с целью привлечь их к антимосков- ской коалиции. "Некрасовке", вероятно, откликнулись, потому что есть упоминания об их посланцев на аудиенции у Карла XII в июле 1710 Кроме того, из кубанского "султана", Г. Герцик пытался завязать отношения с казанскими татарами и башкирами.

Осенью 1710 стараниями польской и шведской дипломатии наконец удалось привлечь Турцию к войне против России. Чтобы подготовить турецкий наступление, решено было, что П. Орлик с поляками и буджацкими татарами совершат экспедицию на Правобережье, крымский хан пойдет на Воронеж (где располагались судостроительные верфи), а его сын Ислам-Гирей (кубанский "султан") нападет на Азов. Крымский хан вышел в поход первым еще в январе 1711, но не дошел даже до Харькова и вернул, ограничившись лишь разрушением поселений и сбором ясыря. Подобным образом и его сын не пошел, как было задумано, на Азов, а взялся за охоту на живой товар. Наступление на Правобережье начался последний день января 1711 объединением войск П. Орлика, И. Потоцкого (киевского воеводы) и Мехмед-Гирея (буджацкого султана). Поляки Потоцкого были шокированы польский коронная армия их не поддержала и даже действовала против них. По украинским, то ситуация выглядела лучше - население приветствовало П. Орлика, а татары сначала вели себя сдержанно. Но в коалиции возник спор, в каком направлении двигаться - украинцы и мурзы хотели идти восточнее, поляки и султан - западнее. Победил украинский план, и это поссорил казаков с поляками. Союзная армия направлялась в направлении Белой Церкви и по дороге разбила под Лисянкой войско Стефана Бутовича, генерального есаула при И. Скоропадскому. Но, не имея достаточно артиллерии, взять замок в Белой Церкви не удалось, а тем временем татары вышли из-под контроля и начали грабить население и брать полон. Правобережное казачество, было в армии П. Орлика, бросилось спасать свои дома от татар, и это уменьшило гетманскую армию. П. Орлик начал возвращаться к Днестру, и уже в апреле он был в Бендерах. Неудача постигла и Карла XII - шведское войско, действовавшее с территории Померании, а не добилось хотя бы какого-то серьезного успеха и ограничилось столкновениями с мелкими московскими отрядами.

Провал экспедиции на Украину вызвал не последующий наступление турок, а наоборот, поход московских войск, которые уже приближались к молдавским границ. Однако счастье оказалось не на их стороне, и россияне попали в окружение турецких и союзных им войск. Петр обратился к подкупа, и великий визирь позволил московскому войску вернуться. При этом 12 (22) июля 1711 близ Ясс между московскими представителями П. Шафиров и М. Шереметевым и великим визирем Баталджи-пашой был заключен Прутский договор (что, в конечном итоге, стоило жизни визирю). За ним Россия отдавала туркам Азов, должна была уничтожить Таганрог, Каменный Затон и укрепления на Самаре, обязалась не вмешиваться во польские дела,

зарекаться Правобережье и Запорожье, а шведам только гарантировалось безопасное возвращение Карла XII на родину.

Во время переговоров и заключения мира, П. Орлик отсутствовал - его задержал Карл XII. Гетьмана были приглашены в Стамбул с выгодными предложениями, но рассерженный Карл XII фактически заставил его вернуться с полпути. Тогда П. Орлик отправил только делегацию в Стамбул инструкции, по которой необходимо добиваться полной независимости Украины (с обеих сторон Днепра), правда под защитой Швеции и Турции. На это турки должны были выдать асекурацийний диплом, аналогичный шведскому.

Но дело выдалась нелегкой - 5 марта 1712 султан выдал привилегию для П. Орлика, который передал под его управление только Правобережную Украину. Также султан обязывался не вмешиваться во внутренние дела Украины. Через месяц был подписан русско-турецкий договор, по которому Левобережья с Киевом передавалось России. Но даже передачи П. Орлику Правобережье не решало дела, потому что оставалось еще договориться с Польшей. Турки требовали от гетмана нового похода на Правобережье, но он отказался начинать поход, пока Турция не договорится с Польшей о передаче этих земель гетману. П. Орлик в отчаянии пытался переориентироваться снова на КарлаХИИ и удалиться от турок, но это ему не дало ничего, кроме принудительной высылки казацкого отряда на помощь шведам в Силезию, где казаки раз оказались в трудном положении.

Разочаровавшись и в шведах, и в турках, П. Орлик пытался объясниться с Августом И. Поэтому, когда новый великий визирь Турции Солиман в рамках новой русско-турецкой войны приказал снова П. Орлику организовать поход на Правобережье, то гетман, для отвода глаз, выслал часть войска, но предупредил об этом поляков, и казаки должны были вернуться.

Далее международные события начали разворачиваться очень бурно - Карл XII пошел на примирение с Россией, за что турки его арестовали. Между тем хан поссорился с гетманом, который перед татарскими послами отказался от турецкой протекции и хан даже решил арестовать и казнить П. Орлика (этого не произошло из-за покровительство ханского сына). Чтобы спасти ситуацию, гетман был вынужден, по приказу хана, снова направить 1713 казачье войско на Правобережье. В то же время П. Орлик пытался дальше объясниться с Польшей, но завершилось все тем, что в апреле 1714 было заключено польско турецкий договор, по которому Турция признала Правобережья за Речью Посполитой. Великий визирь приказал крымскому хану заставить гетмана прекратить споры с Польшей за статус Правобережной Украины. Это означало фактический конец Орликов военных борьбы за независимость Украины на ее территории и продолжения деятельности в эмиграции.

С гетманом отправились несколько ближайших соратников, остальные воспользовались царской амнистии и вернулись на Левобережье. Маршрут украинских эмигрантов пролегал через Венгрию и Австрию в Германию (Штральзунд) и далее через остров Рюген в Швецию, где они остановились в Кристианстад. Но эмигранты натолкнулись на трудности, прежде всего материального характера. Не удалось вернуть себе деньги, которые Карл XII занял из государственных средств Украины в Будищах, - права на них заявила жена Андрея Войнаровского, после того, как его похитили в Гамбурге 1716 российские агенты. Финансовые проблемы заставляли П. Орлика даже отдавать в залог государственные клейноды. В таких условиях было трудно заниматься государственными делами. Досадным для гетмана стало то, что Карл XII пошел на сепаратные переговоры с Россией (Аландский конгресс).

Определенные перспективы появились лишь тогда, когда после смерти КарлаХИИ (1718) Англия, Австрия и Польша решили остановить продвижение российского влияния в Европе. На смену КарлуХП пришла его сестра Ульрика Элеонора, и довольно быстро Аландский конгресс зашел в тупик. Северная война была восстановлена. П. Орлик решил воспользоваться случаем, однако понял, что свою дипломатическую деятельность следует подкрепить военной силой, а именно: лично стать во главе запорожцев, в то время находились под юрисдикцией татар.

П. Орлик разработал проект создания восточной коалиции для борьбы против России, в которую должны были войти Польша, Швеция, Турция, Крым, буджакские татары, запорожцы, дочери, а также астраханские и казанские татары. При этом было решено согласиться на унию Украины с Польшей. Для понимания с польскими магнатами было отправлено посольство Г. Герци- на, а связями с сечевиками, крымским ханом и хотинским сераскером заведовал Ф. Нахимовский. К кошевому и запорожцев отдельным дипломом обращался новый шведский король Фридрих I (человек Ульрики Элеоноры, что отреклась от престола в его пользу), который обещал им свою протекцию.

Гетман отправился из Швеции только в октябре 1720 (задержка заключалась в финансовых трудностях) и прибыл в Ганновер, надеясь встретиться с английским королем Георгом I (который одновременно был еще и ганноверзьким курфюрстом). Но Георг И как раз перед тем выехал из Ганновера и П. Орлик ограничился только встречей с доверенным министром короля графом Бернсдор- фом. Далее гетман встретился в Брауншвейге с графом Веллинг (шведским представителем на Брауншвейгского конгрессе). За путешествий по Германии на гетмана и его семью подстерегала опасность - за ним постоянно охотились российские агенты, которые, к счастью, разминулись с ним. Не повезло, однако, дипломату Г. Герцик, который был схвачен в Варшаве.

Между тем, международная ситуация возникла не в пользу Орликов планов - английский король Георг I был вынужден отречься от своих антимосковских планов из-за сопротивления оппозиционных министров, а это повлияло также и на позицию Польши и Австрии. Теперь эти страны пытались избежать противостояния с Россией.

Из Германии П. Орлик отправился через Прагу во Вроцлав в Силезии, которая находилась в то время под австрийской властью. Там он познакомился с гольштинським герцогом Карлом Фридрихом и его адъютантом полковником графом Штенф- Лихт. Последнее знакомство завершилось браком Анастасии Орликивны 1723 со Штенфлихтом (тогда уже генералом), от которого родилось двое сыновей, названы Карлом Густавом и Филиппом (в честь покойного шведского короля и еще живого деда-гетмана). После смерти Анастасии Штенфлихт женился на ее младшей сестрой Варварой. Кроме того, во Вроцлаве за опеку семьи Орликов взялся его очень отдаленный родственник барон Орлик, увозя их в безопасное место, учитывая то, что российский прокурор Павел Ягужинский упорно преследовал гетмана по всей Центральной и Восточной Европе. В Силезии ситуация осложнялась тем, что царским послом в Вене был старший брат Ягужинский, который очень активно добивался разрешения на арест П. Орлика. В конце 1721 удача отвернулась от гетмана - в апреле умер его защитник барон Орлик, а австрийский император отказал гетману в предоставлении убежища. В мае умер самый молодой и перспективный сын Орлика Яков. К тому же, в мае 1721 Швеция начала с Россией переговоры о мире, который и был заключен в августе в Ништадте (современный финский порт Уусикаупунки). Проект договора вообще не вспоминал о гетмане.

П. Орлик был вынужден покинуть Силезию и отправился в Краков. Но после российско-шведского мира находиться в Польше стало опасно, и гетмана об этом предупреждали. Все предыдущие планы Орлика не оправдались, и гетман решил искать убежища в Турции. Для этого снова был отправлен Ф. На- химовського к запорожцам и Крыма с письмами. В феврале 1722 П. Орлик покинул Краков, а в марте прибыл в Хотин. Однако хотинский сераскер хотел завернуть его обратно, к тому же, оказалось, что сераскер уже арестовал Ф. Нахи- мовського и отправил его в Польшу. Далее сераскер несколько смягчил тон, но в целом Турция приняла гетмана холодно. Из Стамбула поступил приказ, по которому П. Орлика нужно было поселить в Македонии (г.. Сересо), а затем - в Салониках. Фактически, гетман был нужен лишь для того, чтобы шантажировать им соседние государства, прежде всего Россию. Так, в Салониках П. Орлик прожил 12 лет, фактически в одиночестве (его сын Михаил погиб там во время эпидемии, а семья осталась скрываться в Польше).

В Салониках П. Орлик пытался следить за политической жизнью Европы и Востока, активно читая прессу, а также поддерживал контакты с греческим духовенством, с турецкими муфтием (мусульманским богословом) и кади (судьей), с французскими консулами и тому подобное. Кроме того, в переписке с великим визирем, крымским ханом, молдавским господарем. С европейскими политиками П. Орлик поддерживал связь через английского посла в Вене. Благоволил гетьмана- эмигранта и посол Англии в Стамбуле. Это объяснено тем, что Англия в то время была враждебно настроена в Москву.

Новые надежды появились у П. Орлика в связи со смертью Петра I и прорисовке в Европе двух враждебных лагерей - Венской (Австрия, Испания, Россия) и Ганноверской (Англия, Франция, Голландия, Дания) коалиций. К тому же, французский король Людовик XV женился тогда на дочери Станислава Лондонского, и это осложнило его отношения с Россией. П. Орлик надеялся на новую войну, но открытие конгресса европейских государств уСуасони (1728) уладило конфликтную ситуацию. На конгрессе "украинский вопрос" непосредственно не поднимался, но обсуждался вне заседаний.

Дипломатическая деятельность, развернул ГИ. Орлик накануне конгресса, дала определенные результаты (однако не очень значительны). При гетмане и украинское дело вступились английский, голландский и испанский делегаты, а также французский премьер и кардинал Андре-Эркюль де Флери. Российский представитель Александр Головкин ответил, что его правительство не планирует обсуждать украинское дело, тем более, что Украинская и так разрешено избирать гетмана (и вообще, дело решенное), а по П. Орлика, то, хотя он и сообщник Мазепы, то все же российское правительство готово дать ему амнистию в условиях лояльности. Более европейские дипломаты и не настаивали, а де Флёри посоветовал гетману согласиться на амнистию.

После этого дипломатическая деятельность П. Орлика стала более хаотичной и мало реальной (например, проект окатоличивания Украины для получения благосклонности Ватикана). Были и реальные проекты - особые надежды гетман возлагал на гольштинського герцога Карла Фридриха, который имел огромное влияние на царицу Екатерину И. Гетман не терял надежды найти общий язык с Россией. Но в конце, после 1729 П. Орлик снова переходит на определенно антимосковскую позицию и пытается найти общий язык с Францией и с партией Станислава Лещинского. На политическую арену выходит также его сын - Григорий Орлик. В 1732 г.. Он побывал в Крыму, где был принят ханом Капланом II Гиреем.Крим проявлял готовность к войне в поддержку Станислава Лещинского, которого выбрали в Варшаве королем, но которого не признала Россия и начала вооруженную интервенцию в Польшу. Однако Турция постоянно тянула с войной против России. Наконец, запорожцы, которые уже давно проявляли недовольство турецко-татарской протекции 1734, перешли под власть царя произвело удручающее впечатление на П. Орлика и его сообщников. Это произошло через месяц после запоздалого освобождения гетмана с "почетного заключения" в Салониках. Как следствие, к П. Орлика присоединились лишь 2 тыс. Казаков, да и то они никому не были нужны - после взятия русскими Каменец турецкое правительство окончательно отрекся планов на войну против росших Поэтому собранные войско пришлось распустить.

Но Турция своей пассивностью навлекла на себя агрессию со стороны России, которая начала наступление на крымском направлении "Турецкое правительство в конце решил начать активную борьбу и привлек в союз семигородцив. В 1738 г.. П. Орлику пришлось по воле великого визиря выступать в роли советника и помощника сына семигородского князя Ференца II Ракоци, но такую миссию гетман считал для себя унизительным и выразил эту мысль самому визирю. В конце турецкое правительство согласилось с этим и позволил Орлику поселиться в Яссах, где он стал фактически советником турок из российских, польских и шведских дел. Но и Яссы пришлось покинуть из-за наступления русской армии, и Орлик оказался в Бухаресте. Отец и сын Орлики пытались переориентировать внимание Турции из Австрии на войну с Россией. Но впоследствии дошло до подписания Белградского мирного договора, который был достаточно выгодным для турок, и это похоронило надежды гетмана на организацию масштабной борьбы против России.

После этого П. Орлик попытался еще использовать то для украинского дела войну Швеции против Турции (1741- 1743 ГГ.), Но эта деятельность опять же не увенчалась успехом. Наконец старый и усталый безысходностью, финансовыми затруднениями и одиночеством гетман умер в Яссах в мае 1742 После него еще некоторое время дипломатической борьбой занимались его сын Григорий и внук Филипп Штенфлихт. Григорий высылал Ф. Нахимовского и Ф. Мировича в Крым, пытался связаться с запорожцами, Филипп, в свою очередь, по поручению Григория, ездил в Стокгольм.

Дипломатия П. Орлика иногда может показаться хаотичной, однако на самом деле она была значительно более последовательной, чем политика тогдашних восточноевропейских государств. Просто тогдашняя международная ситуация была не в пользу украинского дела: соседние великие державы - Турция, Швеция, Польша - действовали недальновидно и не учитывали важности украинского фактора на более отдаленную перспективу.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее