Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Внешняя политика Украины

Дипломатия во время войны между УНР, Добровольческой армией Деникина, Советской Россией

Директория УНР в своей деятельности на международной арене столкнулась с еще одной российской реконструктивной силой - Добровольческой армией Генерала Деникина, которая играла важную роль в решении вопросов государств, образованных на построссийском пространстве. Центром поддержки ее стала Англия. В то же время ее правительство не было столь монолитным в стремлении поддержать генерала А. Деникина и начать интервенцию против советской России. Как уже отмечалось, британский премьер придерживался довольно умеренной мнения в этом вопросе. Едва ли не самым сторонником поддержки генерала Деникина стал У. Черчилль, который с середины января 1919 был военным министром. Он ставил долгосрочную цель - свергнуть власть большевиков. Рассматривая процесс возрождения небольшевистской России в случае непредоставления Англией помощи, по твердому убеждению Черчилля, Россия вместе с Германией и Японией "будет представлять такую же угрозу для Англии, Франции и Соединенных Штатов, как накануне этой войны".

Усматривая в Деникине руководителя новообразованного государства на юге России с центром в Киеве, Черчилль в августе 1919 г.. Уверял союзников, "продвижение Деникина - единственная надежда на успешное решение русского вопроса на ближайшие несколько лет. Нельзя принимать никаких мер, которые могли бы хоть в чем-то препятствовать успехам генерала Деникина ".

Итак, антибольшевистскую силу, на которую союзники возлагали все надежды, было найдено. Такая позиция Черчилля в определенной степени отражала позицию кадетской партии, некоторые представители которой шли в своих идеях еще дальше - вплоть до установления военной диктатуры. Черчилль не уставал убеждать Кабинет министров в необходимости оказать России помощь для укомплектования 250-тысячной армии, в частности па 250 тыс. Фунтов стерлингов. Он был почти уверен в том, что Деникин сможет вернуть эти средства. Поэтому закономерными выдавались неоднократные советы Украинской делегации в Париже искать взаимопонимание с Деникиным.

А тем временем Директория просила правительство Великобритании любой помощи в борьбе против большевизма. Оказавшись между молотом и наковальней, Директория так и не получила поддержки. Отношение британцев к украинской государственности в контексте армии Деникина точно отражает отрывок из Артура Бальфура лорду Л. Керзона от 11 июля 1919, в котором министр иностранных дел сообщал, что украинская миссия в Лондоне направила ноту в МИД с просьбой разрешить канадским украинском, которые изъявляли желание поддержать борьбу Украинской за свободу, вступать в украинские отряды, отбывать военную службу. "Относительно службы в Украине канадских Украинская добровольцев, - заявлял А. Бальфур, - не может появиться теперь какой-то" Украинской Республиканской Армии ", которая вступила бы в борьбу с большевиками, но если канадские украинцы будут формировать добровольческие силы, чтобы бороться под верховным командованием Деникина на украинской территории, которая будет освобождена, и оставить все вопросы будущего положения, эта схема могла бы получить дальнейшее рассмотрение и развитие ".

Несколько откровеннее заявление сделали англичане другому члену делегации М. Лозинскому: "В кругах английской делегации во времени, когда яркая стала неудача Колчака, сказали" Мы пробовали с Колчаком, но не удалось. Теперь будем пробовать с Деники- ним. Если эксперимент восстановления России не удастся, тогда признаем Вас. Но должны к тому времени удержаться. Это может потянуться пару лет (Выделенное курсивом - А. К.) ". Сказано очень коротко, но понятно, и, видимо, частично соответствует действительности. Официальная позиций .британського правительства была отражена в послании Керзона к Бальфура от 21 августа 1919 г .: "Ситуация на Украине непонятна. Правильно, однако, что власть русского советского правительства не является общепризнанной на этой территории, где независимый украинское правительство, которое возглавляет атаман Петлюра, пытается удержать свою юрисдикцию. Ни один из союзнических правительств не признал до сих пор атамана Петлюру и не имеет дружеских нормальных отношений с этим правительством. Правительство его Величества всегда трактовал Украины как неотъемлемую часть России, был твердо убежден, что наибольшей заботой было бы уклониться от любых шагов, которые могли бы обнадежить сепаратистские тенденции различных частей украинской мысли. Экономически Украина никогда не может быть оторванной от России, и это должно всегда быть определяющим фактором в восприятии российско-украинских отношений (Выделенное курсивом - OK) "" Очевидно, что такие заявления не могли добавить оптимизма ни украинскому политикуму в целом, ни членам Украинской миссий в Париже и Лондоне. В конце концов, как свидетельствуют документы, не только правительственные круги, но и общественное мнение об Украине были настроены враждебно.

Весна и лето 1919 ознаменовались победной поступью войск Директории и Добровольческой армии на Киев. Под натиском войск Директории и генерала Деникина ЗО августа отряды Красной армии оставили город. Эта совместная акция показала возможность диалога, а, с другой стороны, различия в подходах не только с Деникииим, но и с руководством ЗУНР.

Дело в том, что первыми вошли в Киев войска УНР. Но они увлеклись парадами и молебнами, забыв о необходимости перекрыть мосты через Днепр. А на левый берег вслед за ними подошли белогвардейские силы под командованием деникинского генерала Бредова. Пройдя через мосты, не охранялись, они вдруг предстали перед весьма удивленными войсками Директории, выстроились для парада на Думской площади Киева. Произошел инцидент с деникинским флагом, сброшенным с балкона Думы. Началась стрельба, которая завершилась отступлением войск УНР, хотя их было 3 корпуса, а деникинцев - всего 3 полки. Командование войск Директории пошло к генералу Бредова улаживать конфликт. Фактически взятия Киева облегчил уход отрядов Украинской Галицкой Армии как части войск Директории. Дело тут было в лояльности политического руководства ЗУНР к Деникину, с которым, по мнению галичан, можно было заключать союзные отношения. Кстати, и Деникин отвечал взаимной привязанностью к Галиции.

Деникин внезапно изменил свой генеральный план, и в сентябре 1919. Объявил войну УНР. Впоследствии в воспоминаниях он писал: "Добровольческая войскам я дал указания независимой Украины не признаю. Петлюровцы могут быть или нейтральные - тогда они должны немедленно сложить оружие и разойтись по домам, или - присоединиться к нам, признав наши лозунги. Если петлюровцы не выполнят этих условий, то их следует считать

такими же противниками, как и большевиков. Вместе с тем я указывал на необходимость доброжелательного отношения к галичанам, чтобы оттянуть их с подчиненности Петлюре ".

Борьбу против украинства деникинцы проводили в лучших традициях бывшей империи. Уже на следующий день после оккупации Киева было сорвано все украинские вывески, даже а Академии наук, их заменили на русские. Новая власть закрыла все украинские учреждения, университет, школы, а вместо них открыли опять-таки российские. Запрещалось употреблять даже название "Украина" - только "Малороссия" или "Юг России". Оккупация Украины сопровождалась массовыми реквизициями и ужасными еврейскими погромами.

Открытое выступление Деникина против Украины не мог не изменить политической ситуации. Этим шагом Деникин изъял любую возможность взаимопонимания с ним. 124 сентября 1919 Директория, министры правительства и президент ЗУНР Е. Петрушевич подписали декларацию, которой объявляли войну Деникину и призвали украинский народ к борьбе с ним.

Перед такой угрозой УНР решила помириться с красными. Была использована своеобразная возможность. Швейцарский социалист Ф. Платтен, который случайно попал летом 1919 в Каменец-Подольский, согласился быть посредником между правительством УНР и Совнаркомом для заключения военной конвенции против Деникина. Еще до заключения конвенции два корпуса УГА были переброшены на юг против Деникина. Между тем Ф. Платтен достаточно быстро вернулся из Москвы. Он привез ответ Совнаркома, которая заключалась в том, что Советская Россия соглашается на военную конвенцию против Деникина, готова освободить некоторые территории для занятия их войсками УНР, о чем может немедленно начать переговоры. После обмена представителями по приказу Троцкого, Двенадцатая красная армия должна была передать войскам УНР 20 тыс. Ружей с тысячью патронов на каждую, 12 новых пушек, необходимое количество пулеметов и амуниции. Но такими покладистыми большевики были до полной победы над Деникиным. После нее они снова начали проявлять агрессивность по УНР, что заставило ее изменить свои политические ориентиры.

Осложнялось положение и нарастающими противоречиями между руководством УНР и ЗУНР. Часто декларировалось представителями ЗУНР и УНР одно, а делалось совсем другое. И случилось так, что Е.Петрушевич уверял надднепрянцев в дружбе и стремлении к совместным действиям, а зунривський генерал А. Тарнавский втайне от него отправил делегацию к деникин- ского командования с предложением подписать сепаратный договор. Содержание этого документа заключался в том, что Галицкая армия переходит в полном составе с этапными учреждениями, складами и железнодорожным имуществом на сторону российской Добровольческой армии и отдается в полное распоряжение Главного коменданта вооруженных сил Юга России через коменданта войск Новороссийской области. Условиями предполагалось также, что Галицкий правительство прекращает временно, учитывая нехватку территории, свою деятельность и переходит под опеку российской добровольческой команды. Ко времени определения его постоянного расположения Галицкий правительство переселится в Одессу, куда немедленно выедет. Парадокс этого заговора заключался в том, что ее галицкие инициаторы не знали, что в настоящее время (на б ноября 1919) Деникин уже потерпел сокрушительное поражение от красных и отошел на Украину.

Это соглашение с обеих сторон - и ЗУНР, и УНР - вызвала большое возмущение, а углубила трещину между двумя ветвями национального возрождения. Через несколько дней Петрушевич, выражая мнение значительной части галицкого политикума заявил: "Россия не так страшна, как Польша. Надо согласиться на автономию, потому что мы еще не доросли до самостоятельности. Украина не хватает для государственного строительства образования, интеллигенции, поэтому думать сегодня о самостоятельной Украине - это просто фантазия! " Отношения с небольшевистской Россией были гораздо зрозумили- шими для галичан, чем возможность взаимопонимания с Польшей.

Катастрофа Украинской галицкой армии привела к краху Директории, которая, не имея за собой серьезных военных формирований, 16 ноября 1919 передала все свои полномочия С. Петлюре. Е.Петрушевич выехал в Вену с целью лучше защищать интересы Галичины. В Варшаву выехал Петлюра. На Подолье остался с несколькими членами правительства И. Мазепа.

В конце 1919 армия Деникина под ударами красных отошла на Дон. Большевики захватили почти всю Украину, в начале декабря снова заняли Киев. Процесс оккупации Украины и захвата большевиками власти в Украине вступил в завершающую стадию. Это стало определенным толчком для руководителей УНР искать взаимопонимание с Польшей.

Польша тем временем оккупировала немало украинских земель - Лсмкивщину, Посяння, Холмщине, Подляшье, Западную Волынь, всю Восточную Галичину. Кроме того, польская делегация на Парижской мирной конференции стремилась официально закрепить за Польшей эти земли. Польские дипломаты давили на украинскую миссию в Варшаве, доказывая необходимость подписать выгодный для поляков и Украинский военный договор, направленный против большевиков. Правда, условия этого договора должны предусматривать территориальные стремление Польши и их узаконивания. В "этого же шага подталкивала УНР и Антанта.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее