внешнеполитическая деятельность УКРАИНСКИЙ правительство в первые послевоенные годы

Внешнеполитическая деятельность "эмигрантского" правительства УНР в Тарнове

Потерпев поражение и ликвидировав регулярный фронт борьбы с Красной армией, в ноябре 1920 г.. На территорию Польши были вынуждены перейти государственные учреждения и остатки армии УНР. Петлюра и правительство УНР - государственный центр УНР в изгнании, расположились в небольшом городке Тарнове на юго-востоке Польши. Министерство иностранных дел Польши располагалось в Варшаве. Потеряв государственную территорию, правительство УНР решило продолжать борьбу за восстановление суверенного Украинского государства.

Во времена Директории УНР Украина имела 11 посольств в 11 странах (Австрии, Германии, Венгрии, Турции, Болгарии, Румынии, Чехословакии, Эстонии, Латвии, Финляндии, Грузии). В 1921 г.. Правительство Аргентины приняло решение о признании УНР. После этого был назначен полномочный представитель УНР, который так и не взялся за выполнение своих обязанностей.

Пребывание эмигрантского правительства в Тарнове считалось временным, отсюда планировали проводить акции, направленные на возвращение правительства в Украину. Бкзильний правительство осуществляло дипломатические шаги по признанию В HP. Он продолжает удерживал дипломатические миссии и представительства в немногих зарубежных странах: в Австрии (Г. Сидоренко), Бельгии и Голландии (А. Яков- лев), Великобритании (Я. Олесницкий), Италии (В. Мазуренко), Германии (Р. Смаль-Стоцкий), Румынии (К. Мациевич), США (ИО. Бачинский), Турции (В. Мурский), Франции (А. Шуль- гин), Чехословаччиии (М. Славинский), Швейцарии (М. Василько). Учитывая финансовые проблемы, эти зарубежные учреждения были немногочисленными. Иногда они состояли из двух-трех дипломатов. В начале 20-х годов XX в. международные условия для дальнейшей борьбы за восстановление украинской государственности оказались менее благоприятными, чем в условиях революции. Положение государственного центра (ДЦ) УНР в изгнании еще больше осложнялось после подписания Рижского мирного договора между Польшей и Советской Россией и Украиной, согласно которым польское правительство обязалось запретить пребывание на территории государства всем "антисоветским" организациям. С тех пор польская политика в отношении «украинского вопроса» стала еще более непоследовательной, хотя польское правительство в целом толерантно относился к правительству УНР. О встрече С. Петлюры с ИО. Пилсудским в апреле 1921 широко информировала польская пресса. Отвечая на ноту украинской советской дипломатии о встрече, министр иностранных дел Польши Сапега утверждал, что эта встреча является консультативной. Варшава стремилась использовать в дальнейшем правительство УНР как средство давления на Советскую Россию и политический аргумент в дипломатической борьбе на международно правовое признание вхождения Восточной Галиции в состав Польской Республики. В то же время она существенно уменьшила свою финансовую и политическую помощь С. Петлюре и правительства УНР.

Во внешней политике ДЦ УНР в эмиграции ориентировался в основном на Великобританию и Францию, которые играли решающую роль в послевоенной Европе. Он надеялся, что с поражением белой контрреволюции Лондон и Париж начнут уделять большее внимание национальным движениям, которые расшатывали и ослабляли советскую власть. Специфический интерес проявляла к "украинскому вопросу" в начале 20-х годов XX в.

Франция, которая тогда прилагала усилия для образования под своим контролем политического блока центрально-восточноевропейских государств в составе Польши, Чехословакии, Румынии и Югославии. По мнению правительства Франции, такой блок мог бы выполнять как функцию "санитарного кордона" против большевистской России, так и стать надежной опорой против реваншизма Германии. Именно Франция в 1921-1922 гг. Обеспечила образования Малой Антанты в составе Румынии, ЧСР и Югославии и способствовала развитию польско-румынского альянса. Париж также поддерживал претензии Варшавы, Бухареста и Праги на украинские земли и их сотрудничество с деятелями УНР. В то же время правительство УНР пытался воспользоваться политикой Франции, пропагандируя концепцию Бал тийсько-Чорпоморського союза под эгидой Парижа. Украина должна была стать составным звеном такого союза. Однако Франция категорически отвергла возможность своей поддержки украинского правительства УНР в эмиграции.

Не выявила чрезмерного интерес "Украинский вопрос" Англия. Основным для нее было сохранение статус-кво в Европе, образованного версальской системой. "Украинский вопрос", по мнению Лондона, могло стать фактором дестабилизации, который мог использовать Германия в своих реваншистских планах.

Отрицательно к независимой Украине относились сена. Американских политиков, несмотря на усилия украинских дипломатов, Ю. Бачинского в Вашингтоне и М. Василька в Швейцарии, не удалось склонить к признанию и поддержке украинской независимости. Свою официальную позицию государственный департамент США изложил 10 августа 1920 в специальной ноте по поводу польско-советской войны. В ней говорилось о непризнании советской власти и одновременно о неприятии расчленения России. США и другие государства Антанты, несмотря на идеологические разногласия, предпочитали единства России, а затем СССР как важного фактора в сдерживании Германии. Скептическое отношение к украинскому движению объяснялось также несостоятельностью правительства УНР контролировать украинскую территорию.

УССР стремилась нейтрализовать деятельность эмигрантского правительства УНР. Для этого правительство УССР 5 июня 1921 проинформировал министра о назначении представителем в Варшаве А. шум- ского. 2 октября 1921 в Варшаву отбыл специальный поезд

под усиленной охраной с членами украинской дипломатической миссии. Расположившись в гостинице "Виктория", миссия сразу же начала дипломатическую деятельность. Впоследствии в ее состав вошел украинский кинорежиссер А. Довженко. Сначала он принимал участие в работе российско-украинского-польской репатриационной комиссии, а затем начал выполнять дипломатические обязанности, находясь в секретариате посольства.

После приезда миссии УССР в Варшаву дальнейшая деятельность эмигрантского правительства в Польше приобрела военно-разведывательного характера, впоследствии стало основой проведения Второго зимнего похода осенью 1921 и привело к ухудшению положения позиций правительства УНР в Польше, а это повлияло и на его позиции в других европейских странах. Веймарской Республике, которая потерпела активной украинской политики, советская Россия и УССР предложили нормализацию отношений посредством заключения торговых соглашений, что, безусловно, повлекло углубление отношений до установления дипломатических отношений. В Берлине даже произошел инцидент, когда имущество и дом посольства УНР в соответствии с международным принципа право- преемственности, было передано УССР. После появления в Берлине и активной деятельности полномочного представителя УССР Владимира Аусема посол УНР Роман Смаль-Стоцкий вынужден был оставить Берлин и находился в Праге и Варшаве, где отношение к украинским дипломатам было благосклонным.

Похожим было положение в Австрии, не проводила четко выраженной украинской политики. После аккредитации в Вене в начале 1922 посла УССР Юрия Коцюбинского завершилась карьера посла УНР в Вене Григория Сидоренка.Дещо другим было положение украинской миссии в Праге, возглавляемой Максимом Славинским, которая осталась одной из самых активных, хотя правительство ЧСР и не соглашался на ее официальное признание. Несмотря на то, что в то время в Чехословакии оказалось почти 20 тыс. Эмигрантов УНР и ЗУНР, Прага отказалась от политической поддержки эмигрантского правительства УНР. Она находилась в дружеских или, по крайней мере, неантагонистических отношениях с Россией, в которой видела противовес Германии. Правительство ЧСР предоставлял украинским эмигрантам существенную финансовую помощь и создал благоприятен условия для их научно-образовательной и культурной самореализации. Там было основано немало украинских общественных организаций, научных и культурно-образовательных учреждений, союзов и издательств. Среди них: Украинский общественный комитет, возглавляемый Никитой Шаповалом, Музей освободительной борьбы Украины, Украинский свободный университет, Украинская хозяйственная академия в Подебрадах, Украинский высокий педагогический институт им. Драгоманова в Праге. Прага превратилась если не на политический, то, по крайней мере, на интеллектуальный и научный центр украинской эмиграции в Европе.

Положение миссии Славинского существенно ухудшилось весной г., Когда между Харьковом (тогдашняя столица УССР) и Прагой состоялся обмен торговыми представительствами. Однако для советского правительства важным было нейтрализовать очаг украинства в ЧСР. Еще в 1920 г.. Правительство УССР отправил в Прагу Михаила Левицкого как полномочного представителя, однако он не имел официального статуса. Действовал М. Левицкий параллельно с посольством УНР, занимаясь фактически агитационной и подрывной деятельностью среди украинской диаспоры. И только в июне

г.., после подписания межправительственного украинского-чехословацкой сделки, М. Левицким было признано статус дипломата, после чего миссия УНР самоликвидировалась.

В других государствах украинские миссии играли менее заметную роль. Представителями УНР были в Швейцарии - граф М. Василько, в Турции - В. Мурский, в Париже - А. Шульгин, который впоследствии стал министром иностранных дел эмигрантского правительства УНР. Дольше просуществовала миссия УНР в Бухаресте (В. Ма- цисвич). Однако она не имела решающего влияния, поскольку Румыния не играла важную роль в послевоенной Европе.

Одной из важных участков внешней политики УНР было углубление сотрудничества порабощенных Россией народов (так называемый Промстейський движение), в котором, кроме Украинской, активное участие принимали представители Кавказа, Дона, Кубани, Крыма, Туркеста- на. Надо заметить, что все послы, часто не имея официального признания от правительств стран пребывания, были в списках дипломатического корпуса и пользовались дипломатическими привилегиями, определенными международным правом. Основная деятельность украинских дипломатических представительств и специальных делегаций УНР заключалась в проведении мероприятий, направленных на достижение признания Украины другими государствами и полу- ия помощи в борьбе против России и Польши. Также они проводили широкую информативную и пропагандистскую деятельность и выполняли главные консульские функции.

Важным объектом дипломатической деятельности эмиграционного правительства УНР были большие международные форумы и организации. Речь идет, прежде всего, о Лиге Наций в Женеве, созданную согласно решению Парижской мирной конференции. В ноябре-декабре 1920 года. Состоялась первая сессия Генеральной Ассамблеи Лиги Наций. Уже тогда дипломатия УНР добивалась принятия Украины в Лигу Наций, посылая немало нот и меморандумов на имя Генерального секретаря Лиги Наций. Так, 19 октября 1920 документы, подготовленные украинской делегацией, были переданы на рассмотрение 6-го комитета Генеральной Ассамблеи, который должен был рассмотреть вопрос о принятии Украины в члены Лиги Наций. Отказ в этом принятии обосновали отсутствием стабильного правительства, контролировал власть на всей территории Украины.

Лояльнее воспринимали идею создания Западноукраинского общества Лиги Наций. Известно, что во время пербування в Вене летом 1921 председатель Международного союза обществ при Лиге Наций предложил представителям украинской эмиграции, выходцам из Галичины, организовать Западно общество для Лиги Наций, чтобы 1922 принять его в члены союза.

Во время конгрессов союза отношение к украинской проблематике было благосклонным. Однако в октябре 1922 английский конгрессмен Девис-Дейвис в официальной форме заявил представителям ЗУТЛН, что английское общество после консультаций с правительственными факторами не может поддерживать дела с Восточной Галицией, ибо политические факторы считают, что целесообразно объединить восточно проблему с вопросом Большой Украины , а это не актуально. В то же время общество обращалось к Лиге Наций с протестами против притеснений Украинской правительственными факторами Польши и Румынии на украинском этнографических землях, которые входили в состав этих государств.

В начале 20-х годов XX в. интерес к украинскому движению проявляли некоторые политические круги в государствах, потерпевших поражение в Первой мировой войне. Эти государства, прежде всего Германия, были певдоволени результатам послевоенного мирного урегулирования и искали возможных союзников для изменения версальской системы. Немецкое правительство поддерживал морально и материально гетманское движение и выделил денежное содержание для гетмана П. Скоропадского, проявлял интерес к Государственного Центра УНР векзили. Однако "украинский вопрос" в новых условиях уже не мало в немецкой политике такого значения, как 1918 Лишенная влияния на европейском континенте, Германия пыталась выйти из международной изоляции и искала понимания с советской Россией. Она первой среди западных государств вступила в дипломатические и экономические отношения с большевистской Россией, заключив с ней в апреле 1922 Рапалльский договор.

Постепенное укрепление позиций советских правительств России и Украины и очевидная потеря перспектив возвращения Директории в Украину в условиях стабилизации международных отношений в Европе также не способствовали сохранению позиций ее правительства. После заключения между УССР, РСФСР и Польшей в марте 1921 г.. Рижского мирного договора и Генуэзской конференции 1922 дипломатические представительства Директории постепенно прекратили свое существование. их функции выполняли украинские общества для Лиги Наций (соответственно украинском и Западно общества для Лиги Наций), которые входили в Союз обществ для Лиги Наций.

Не оправдались также надежды С. Петлюры и правительства УНР на вооруженное выступление собственными силами против большевиков и на победу антисоветского восстания в Украине. Готовились к такому выступлению почти на протяжении всего тысяча девятьсот двадцать один p., Надеялись, что с его помощью удастся поддержать в украинском обществе веру в независимую Украину, оживить "украинский вопрос" на международной арене. Заметим, что организационная и материально-техническую помощь обещали Варшава и Бухарест. У них был свой интерес: с одной стороны, попытки нейтрализовать украинское движение и использовать его в собственных тактических целях, в первую очередь, для укрепления польского и румынского контроля над захваченными ими украинскими землями, а с другой, нежелание обострять отношения с советской Россией обусловило то, что обещанной помощи обе страны так и не предоставили. Начавшийся в ноябре 1921г. Второй зимний поход немногочисленных отрядов повстанцев, возглавляемый Ю. Тютюнником, в Украине, потерпел поражение. И хотя вооруженная акция правительства УНР векзили имела резонанс в западных политических и общественных кругах, все ведущие западные страны заняли выжидательную позицию. В то время советская тотальная военная и идеологическая экспансия, изменение социально-экономической политики летом 1921, а также усталость крестьян от непрерывной войны повлекли апатию и безразличие украинского общества к дальнейшей борьбе. Украинское повстанческое движение не получил ни одной внешней поддержки.

В конце концов, западные страны, ища путей экономического сближения с Советской Россией, стали воспринимать украинское повстанческое движение как препятствие к налаживанию отношений с Москвой. В этих условиях ДЦ УНР, расположившийся уТарнови, уже не мог обладать достаточной внешней поддержки и помощи. Большинство членов правительства УНР, возглавляемых С. Петлюрой и А. Ливицким, выехала в Варшаву, остальные - в Прагу. В 1923 г.. Были расформированы военные лагеря УНР. В том же году С. Петлюра, чтобы продолжать дипломатическую деятельность, перебрался в Париж.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >