ФОРМЫ СОХРАНЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ И родовой памяти

4.1. Украинские имена и фамилии

4.2. Социализация поколений. Совершеннолетия

Украинские имена и фамилии

Философский анализ имени, дело и имя (А. Лосев).

Проблема именования имеет различные аспекты: мифологический, религиозный, философский, языковедческий, фольклориста, социокультурной и др. Первые размышления о природе имен располагаются в диалоге Платона "Кратил". В комментариях к этому диалогу неоплатоник Прокл (V в.) Выдвинул вопрос отношения имени к бытию, рассматривая имена как разумно-символические и энергично-световые эманации Першоединого. Анализ связи языка и бытия значительно углубили В. Гумбольдт, Э. Кассирер (Германия), К. Аксаков, Г. Шпет (Россия), А. Потебня (Украина). Важное методологическое значение имеет вывод А. Потебни о языке как орган самосознания и неотделимость имен от бытия.

Имя в логике - это выражение языка, обозначающее предмет или класс предметов; при этом предмет понимают как все, что можно назвать. Если имя обозначает один предмет, оно является собственным, или единичным; если же класс предметов - оно общее. Отношение между именем и предметом, который это имя обозначает, является отношением наименование или обозначение. Его изучает семантика в логике. Имя обозначает предмет и выражает смысл.

Диалектическую концепцию имени А. Лосев развил в трудах "Философия имени" (1927), "Дело и имя" (1929), "Имя. Избранные труды" (1997).

В исследовании "Дело и имя" А. Лосев отмечал, что позитивисты и механицисты далеки от истинной природы имени; за ними скрывается, с одной стороны, агностицизм, с другой - субъективизм, поэтому имя понимается как субъективно произносимый звук, а дело - как вещь, в которой имя вовсе не является моментом в ней самой.

По А. Лосевым, с позиций философского анализа имени, имя - это некая социальная действительность, оно неотделимо от вещи, а является оформление самой вещи в ее объективном существовании. Размышляя над тем, что такое действительность с точки зрения философии, он пришел к выводу: имена принадлежат вещам; Кстати носят свои имена; в вещах содержится несколько внутреннее и нечто внешнее ^ это - основная и универсальная антитеза мысли и бытия. Синтез "действительности" (где неразделимы идея и материя) и "выражение" (где неразделимы "действительность" и "образ") и есть не что иное, как имя, имя действительности. Только в имени своем действительность открывает себя любой разумной точки зрения и дает осмысленно понять себя по сравнению со всем остальным. Так, в имени своем действительность производит себя саму целиком и полностью, и здесь напряжены все ее внутренние возможности. На самом деле, в чем могла бы воплощаться мощь и самостоятельность действительности, как в постоянном утверждении себя, или самоутверждении, и утверждении себя снаружи? Однако для этого необходимо знать себя в отличии от всего остального. Это знание, при активном восприятии и выработке себя в аспекте этого знания, и есть именования.

В именовании выражение наполняется активностью и действительностью, почему имя всегда и активное, и динамичное, хотя бы в потенции. Это и есть настоящая действительность.

Анализ слова и имени О.Лосев осуществляет на опыте жизни, понимает достаточно широко. Это могут быть факты повседневности, значимость слова в агитации, в проповеди, захват именами наших родных, любимых, врагов наших, вождей. Имена могут вызвать любовь и ненависть, восхищение и возбуждения; они заставляют действовать, даже умирать. Мы любим не вещь, а имена, чувствуем ненависть некстати, а к именам умираем во что, то всегда только за определенное имя или имена, "во имя" чего или кого-либо . В этом заключается магическая сила имени.

Проблему вещи и отношения ее к имени О.Лосев считает сложной в философии. Дело - все то, что нами воспринимается; здесь мы подходим к раскрытию природы имени - потому что это мышление, восприятие, ощущение, ощущение вещей только и возможно с помощью их имен, через эти имена. Что означает назвать вещь? Наименовать вещь возможно только тогда, когда дело опознана. Имя кстати, преимущественно, - это средство общения с ней, имя открывает и определяет вещь.

Имя имеет две универсальные признаки: имя вещи - это средство отличия от всего остального; имя вещи - это средство общения с ее смыслом. Например, называя Ивана - Иваном, а Петра - Петром, делаем это не потому, что у того и другого есть рот, нос, глаза, ноги, руки, тело, не потому даже, что они вообще есть определенные вещи, это делается потому, что известно определенное отличное смысловое ядро каждой личности, и это закреплено особыми именами. Глаза, ноги и руки есть у всех. Но мой приятель Иван имеет, кроме всего, нечто такое, чего никто другой не имеет; именно это и заставляет давать ему особое имя, а не то, в чем он похож или отождествляется со всеми остальными. Правда, "Иванов" много, но это лишь особенность и определенная узость и экономика нашей языкового сознания и аппарата. На самом деле, общее между Иваном Ивановичем и Иваном Петровичем - только в звуках имени "Иван"; по сути, оба Иваны совсем самостоятельные и несравненные личности. Поскольку имя в коем случае не является звуком или комплексом звуков, действительны имена этих двух Иванов совершенно разные. Для иллюстрации значения имени О.Лосев использовал материалы по истории религий. От примитивных языческих форм заговоров и заклинаний в развитых и изящных построений высших религий (в том числе христианства), - все пронизывает вера в имена, славословия именам, упование на имена, страх и трепет перед именами. Магическое восприятие имени характерно для индийцев, прасемитив, финикийцев, вавилонян и ассирийцев, а также египтян, греков, христиан, гностиков и магометан (В. Якоб). Известны попытки сравнения мухам Меданскому и христианского учения об именах Бога (Г. Саблуков).

В науке вопрос отношения имен в истории религии достаточно известно. Подход А. Лосева основывается на общечеловеческом религиозном учении об именах, он предпочитает двум большим религиозным системам - еврейской и христианской. По его мнению, еврейская мистика дает интересный материал, а учение Каббалы о божественном алфавит и божественные имена и составляет, возможно, найрозробленишу систему ономатологию, которая в целом существует в истории религии.

Согласно выводам О.Лосева, имя и носитель взаимосвязаны. Имя представляет (stellt dar) своего носителя. Это дает право понимать имя как определение сущности. Однако нужно помнить, что имя сначала говорит о том, кто является его носитель, а уже потом, что он есть. Имя влияет на носителя. Это влияние может проявляться в различных формах: активно, принося счастье, пассивно, активно и пассивно одновременно против своей воли (клятва), по собственной воле (культ) и др. Имя примитивного человека отличается демоническим характером. В богослужении вопль к имени Божьего вызывает и его реальное присутствие здесь. Призыв имени предоставляет исцеление и силу. Однако призыв имени может и нанести горя (распространенные табу на имена). Для человека имя Божие - величайшее из известных источников силы в мире. То, что касается божественных имен, касается и отдельных человеческих имен, они также сводят божественные силы, являясь магическими формулами (Лосев, 1929).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >