Мудрость от мудрых

МИХАИЛ Сперанский

Об вид оратора

О лице. Кто чувствует, и чувствует сильно, того лица является зеркалом души ... Отсюда следует, что речь лицо всегда была признана но точным толкователем подвижек душевных. Часто один взгляд, одно опускание брови говорит больше, чем все слова оратора, а потому он должен считать существенной частью своего искусства умение настраивать лицо согласно речи; особенно глаз - орган души настолько силен, насколько и выразительный, как и язык, - должно следовать за всеми его движениями и передавать слушателям чувства его сердца. Самая речь движения становится мертвой, когда оживляется ее лицо ... таким-то способом приобретает он (оратор Арист. - Г. С.) неограниченную власть над умами и становится маленьким тираном сердец.

... Положить за правило направлять мысль, каждое движение лица на одного кого-либо из передстоячих, чтобы казалось, что ему самому ему говорит. К этой предосторожности следует присоединить еще другую, чтобы разделить направления взгляда попеременно ко всем, чтобы каждая мысль относилась к одному из слушателей, но чтобы целая речь не имел отношения одного и того же, а распределена была всем на определенные части.

О голосе Счастлив тот, кому природа даровала гибкий, сильный, чистый, который льется, и звонкий голос. Древние настолько уважали это дарование, что изобрели науку делать его приятным. Частые упражнения, напряжение груди и вкус к музыке могут дополнить или скрыть недостатки природы. Но мы слишком мало заботимся обо всех этих внешние дарование оратора, возможно, потому, что слишком мало знаем сердце человеческое и слишком мало согласны с той истиной, что сущность красноречия основана на страстях и, следовательно, на пересуды, а потому в большей степени на внешнем виде .

Те ошибаются, говорит один оратор из новейших, которые путают напряжения голоса с его ключом, или тоном. Можно говорить понятно и низким тоном, потому что громкость не зависит от повышения его, а только от напряжения.

О произношении. Язык твердый, который выливает каждое словом, не быстро, не медленные, который дает каждому звуку надлежащий упор, есть часть, необходимая для каждого оратора. Часто мы слушаем человека, говорит, с удовольствием только потому, что язык ее подвижной и произношение твердая ... Кто имеет дело с людьми, то необходимо должен мыслить хорошо, но говорить еще лучше. Все правила произношения у этой мысли: "язык быстрый, но не стремительный; спокойный, но не замедленный» (лат .: promptum sit es, non prceps moderatum, non lentum).

Об движения. Размышляя о вид оратора вообще, мы открыли истинный начало движений руки и увидели связь, существующую между ним и словом. Мы нашли, что рука дополняет мысли, которые нельзя выловить, и, соответственно, движение ее тогда только нужен, когда оратор больше чувствует, чем может сказать, когда сердце согрето страстью и когда его язык не может идти по скорости его чувств. Отсюда можно вывести важное правило, что рука тогда только должна действовать, когда следует дополнять понятия. Холодный разум не должен к ней прикасаться; для него достаточно одного органа; одна только страсть может двигать всеми частями тела оратора и предоставлять движение руке ... рука движется только тогда, когда ударит в нее сердце, то есть в местах страстных, горячих и оживленных (живых). В остальное время она может лежать спокойно. ... Чтобы в ней (риторике. - Г. С.) себя усовершенствовать, нет другого способа, как замечать с всем напряжением внимания недостатки и совершенства ораторов, а для этого следует иметь этот тонкий и быстрый удар глаз, который улавливает с первого взгляда Горациевих: "то, что подходит обстоятельствам" (лат. "quid deceat in rebus»).

* * *

... Его выражения ,, глаза, голос, движения тела, сама страсть, им движет, побуждают верить, что эта страсть является истинной. Он (оратор - Г. С.) поражает чувство, а через это поражает душу, тревожит ее и торжествует ...

(А. Тома)

* * *

... А чего только мы не выражаем руками? Мы требуем, обещаем, зовем и прогоняем, угрожаем, просим, отказываем, восхищаемся, раскаиваемся, боимся, приказываем, подбадриваем, поощряем, обвиняем, прощаем, презираем, хлопают в ладоши, благословляем, унижаем, превозносим, чествуем, радуемся, сочувствуем, скорбим , удивляемся, восклицаем. Столько же самых вещей, как и с помощью языка! Кивком головы мы соглашаемся, отказываем, поздравляем, чествуем, величаем, спрашиваем, отправляет, радуемся, холим, подчиняемся, угрожаем, уверяем, сообщаем. А чего только не выражаем мы с помощью бровей или с помощью плеч! Нет движения, который не говорил бы и при том языке, понятном всем без всякого обучения, вполне общепринятой языке.

(М. Монтень)

* * *

Жесты и манеры должны быть как непроизвольные последствия сердечных движений, а не наоборот ...

(Ф. Вейсс)

* * *

Модуляции голоса - прекраснейшая из всех обаяния красноречия. Это музыка речи.

И хорошие ораторы, когда хотят убедить в чем-то своих слушателей, всегда сопровождают руками свои слова, хотя некоторые дураки не беспокоятся о такой украшение и сдаются на своей трибуне деревянными статуями.

(Леонардо да Винчи)

* * *

Как в голосе человека отражаются различные степени его возраста, так человек обнаруживает тембром голоса свои внутренние способности и состояние духа. Ясный и глухой, высокий и низкий, густой и жидкий, звонкий и приглушенный тембр, скорость и вялость, монотонность и резкое изменение интонации, высокий звонкий дискант и низкий громкий бас, одним словом, - вся гамма звуков от первого, едва слышимого, до громких гуркотань грома имеет определенное значение, и еще появится когда человек, которая будет способна по голосу определять человеческий характер ...

(К. Шубарт)

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >