ВСТУПЛЕНИЕ

Какие бывают языки? Что в них общего и чем они отличаются друг от друга? Как они распределяются на земном шаре? Какова их письменность, как она исторически развивалась? На эти и многие другие вопросы я постарался найти ответ.

Почему русский школьник не может как следует овладеть иностранным языком, а иностранец - русским? Да потому что он просто не может представить себе, что кроме его родного может существовать какой-то иной, совсем на него не похожий, потому что ему кажется, что в любом языке все должно быть выражено точно так или почти так же, как в его родном. Наши русские школьники не сразу примиряются с тем, что в других языках нет твердых согласных, зато есть не три, а гораздо больше времен глагола. А иностранные студенты ломают себе голову над очевидными для нас с вами различиями между прыгать, попрыгать, прыгнуть, допрыгнуть, выпрыгнуть и перепрыгнуть.

Вот почему очень важно не просто изучать грамматику родного языка и иностранный язык, а с самого начала понять: разные языки могут совсем по-иному выразить одну и ту же мысль, одно и то же содержание.

РОДОСЛОВНОЕ ДРЕВО ЯЗЫКОВ И КАК ЕГО СОСТАВЛЯЮТ

Языки могут быть «родственниками» друг другу. Русский, украинский и белорусский -- «дети» древнерусского. Он, в свою очередь, «сын» того языка, на котором говорили все славяне, когда они были еще единым народом, жившим на небольшой территории. Правда, ученые спорят о том, где эта территория находилась. Ее ищут и в нынешней Польше, и у подножия Карпатских гор, и в степях Южной Украины. Этот общий язык древних славян так и называется -- общеславянский.

Поищем более далеких предков. У всех славянских языков с балтийскими них общий предок по имени балтославянский язык. А его «отец» -- общеиндоевропейский язык, породивший, кроме балтославянского, еще множество индоевропейских языков. Дальше наша родословная обрывается: о том, что было до общеиндоевропейского языка, мы ничего не знаем. Главное, не знаем, были ли у него свои языки-братья, имеющие общего родителя.

Правда, некоторые подозрения есть. Двадцать лет назад, глубокой осенью, я вместе с небольшой группой друзей хоронил на подмосковном кладбище молодого лингвиста Вячеслава Марковича Иллича-Свитича. Он почти ничего не успел в жизни опубликовать. Но зато успел написать сравнительный словарь разных языков Евразии, которые назвал «ностратическими». Ученые до сих пор спорят, прав он или нет. Очень может быть, что и прав...

А откуда мы вообще можем знать, из какого языка какие языки возникли? Свидетельства о рождении языкам никто не выдает. Хорошо, если можно шаг за шагом проследить, например, по древним рукописям, надписям, как из одного языка получился другой. Скажем, из латинского языка древних римлян -- современные испанский или французский. Ну а если у языка-предка не было письменности? (А так бывает чаще всего.) Как установить его «отцовство», а значит, родство всех его «детей»? Да и вообще никто из нас не слышал, как говорили на общеславянском или общеиндоевропейском языке. Откуда нам знать, каким он был?

Оказывается, это можно выяснить. Существует специальный метод для установления родства языков. Он называется сравнительно-историческим. Вот как его применяют.

Возьмем разные индоевропейские языки. Собственно говоря, мы еще не можем называть их индоевропейскими, потому что не знаем пока, родственны они друг другу или нет. Поэтому скажем просто: разные древние языки Европы и Азии. Почему обязательно древние? Чем плохо, если мы будем сравнивать, допустим, современные русский, немецкий и французский языки? Ответ будет следующий: от «поколения» к «поколению» языки ведь изменяют свою «внешность», становятся все меньше похожими на своего отдаленного предка и друг на друга. Как вы думаете, у кого должно быть больше сходства: у родных братьев (сестер) или у троюродных, четвероюродных, пятиюродных? Русский можно сравнивать с украинским и с белорусским, чтобы узнать, каким был их общий «отец», французский -- с испанским, португальским, итальянским. А вот чтобы подняться выше по нашему родословному древу, надо выбирать родственников, так сказать, более преклонного возраста. Не французский, а латинский. Не современные датский, шведский, исландский языки, а древнеисландский (видимо, на очень похожем на древнеисландский языке говорили варяжские дружины в Киевской Руси; но от языка варягов не сохранилось ничего, кроме имен). Не современный (новогреческий) язык, на котором говорят в нынешней Греции и на Кипре, а древнегреческий. И хорошо бы постарше -- значит, лучше всего брать язык Гомера и надписей древнейшей крито-микенской эпохи. Не современный язык хинди (государственный язык Индии), а его далекий предок, который называется санскрит. На нем написаны древнейшие памятники культуры Индии -- философское произведение «Веды», содержащее священные религиозные тексты, великая поэма «Махабхарата»... Правда, не всегда у нас вообще есть выбор. Одни языки когда-то были живыми. На них говорили люди, а самое главное, на них писали -- разнообразные документы, письма, поэмы. Главное, потому что в таком случае мы можем восстановить, какими эти языки были. Но потом они стали мертвыми, их перестали использовать в обиходе, на них перестали говорить. Вы, конечно, понимаете -- сами языки умирать не могут, умирают люди...

Впрочем, чтобы язык перестал существовать, был стерт с карты языков, совершенно не обязательно, чтобы были истреблены все говорящие на нем. Хотя бывает и такое: в прошлом веке умерла последняя женщина-тасманийка (коренная жительница острова Тасмания у южного берега Австралии). С ее смертью (все тасманийцы были зверски истреблены европейцами) умерли, закончили свою историю и языки Тасмании.

Чаще происходит другое. Народ сливается с другими народами, теряет свой язык и переходит на другой. А когда никто на языке не говорит, он становится таким же мертвым, как язык тасманийцев. Вот примеры. В состав кубинской нации входят и потомки испанских завоевателей, и потомки негритянских рабов из Африки, и потомки коренных жителей Кубы -- индейцев. Но, ни потомки негров, ни потомки индейцев не сохранили своих родных языков -- все они теперь говорят по-испански и чувствуют себя единым кубинским народом. В составе русского народа тоже много разных народов, раньше говоривших на своих языках. Это и балтийские племена, чей язык был близок литовскому; и родственники нынешних эстонцев, и родственники нынешних татар (тюркские народы).

Не так часто, но все же бывает, что народ, говоривший когда-то на своем языке, ни с кем не сливается -- он продолжает существовать, так сказать, отдельно, но по тем или иным причинам меняет свой язык. Это произошло, например, с евреями. Когда история разбросала их по разным странам Европы, они потеряли свой родной язык и стали говорить на других. Те, кто поселился в Германии (а потом эта группа евреев расселилась по Польше и другим странам Восточной Европы и дальше -- по территории России), перешли на один из диалектов немецкого языка и создали на его основе новый язык -- так называемый идиш. Другая группа евреев, как и первая, сначала жила в Испании, а оттуда они разошлись по другим странам Южной Европы и Северной Африки. Их язык, возникший на основе кастильского диалекта испанского языка, называется сефардским; впрочем, в отличие от идиша, на нем сейчас мало кто говорит.

Так или иначе, бывает, что язык умирает: как бы мы ни хотели познакомиться с его потомками, их нет -- язык умер, так сказать, бездетным. А бывает (кстати, гораздо чаще) наоборот. Язык живет и здравствует. Мы можем его изучать сколько хотим. Больше того, мы имеем все основания считать его родственником других, в том числе древних, языков. Но о том, как выглядел его «отец», «дедушка», мы не имеем ни малейшего представления. Таков, например, албанский язык: какой он сейчас -- мы знаем, а каким был раньше, какие у него были (сейчас умершие) «братья», «дяди» или «двоюродные дедушки»-- неизвестно. Так что приходится сравнивать древнеиндийский (санскрит), древнегреческий и прочие древние языки не с «древнеалбанским» (мы его не знаем), а с современным албанским.

Но вернемся к тому, как мы устанавливаем родство языков.

Возьмем какое-нибудь самое простое слово, например отец. По-латыни это слово звучит рater (отсюда название католического священника -- патер). На древнегерманских языках оно выглядело примерно как fadаr, отсюда английское fаther и немецкое Vаtеr. В армянском языке -- хайр ( t в середине слова выпало, но это нам сейчас не важно).

Сравним эти слова. Мы можем сделать такой вывод: латинскому р в германских языках соответствует f, а в армянском -- h (оно звучит не как русское х, а как h в немецких или английских словах, вроде hаbеп, hаvе). Этот вывод можно проверить, взяв другие слова, в которых есть те же звуки. Скажем, слово пять: немецкое fuпf, армянское хинг. Правда, соответствующее латинское слово изменилось, но в древнегреческом находим репtе. Да и русское пять того же происхождения. Можно вспомнить и литовское репki, и древнеиндийское панча.

Вы уже заметили: мы не только можем сказать, что у того или иного звука в данном языке есть закономерные соответствия в словах других языков -- р лат. = f герм. = h арм. (мы, конечно, берем слова с одним и тем же или очень близким значением), но и имеем некоторое право утверждать, что не h переходило в f или р, а наоборот -- р превратилось в f и h. Ведь «р- языков» больше и они распространены более широко, чем «f- языки» или тем более «h- язык» -- армянский. Кроме того, ученые хорошо знают, какие звуки чаще всего могут переходить в какие: в самых разных языках мира, неродственных друг другу, можно увидеть, как п переходит в ф, но никогда или почти никогда из ф не получается п.

А кстати, как вы думаете, f получается из h или наоборот? С большой уверенностью можно утверждать, что именно f превратилось в h. Например, латинское filius, то есть 'сын', дало испанское hijo-- тоже 'сын'.

А вот другой пример -- со словом брат. В древнеиндийском это бхраатар, в латинском frater, в древнегреческом тоже frаtеr, в германских языках Вrиdеr, brother, в русском -- брат. Опять-таки можно написать нечто вроде уравнения: bh инд. = f лат., греч. =b герм., слав. Сравним: древнеиндийское бхарами 'я несу', латинское и греческое fеrо, русское беру. Из германских нам придется взять мертвый язык -- готский: bаirа. Значит, наша формула верна.

Рассуждая примерно так же, как в прошлый раз, получаем, что из бх возникло б, а из б -- ф.

А теперь мы не только можем нарисовать таблицу соответствий звуков в разных языках, но и вычислить -- как в свое время де Соссюр,-- какой звук должен был быть в общеиндоевропейском языке, породившем и древнеиндийский, и древнегреческий, и германские, и славянские, и армянский. Слова брат и несу в нем должны были начинаться со звука bh, а слова отец и пять -- со звука р. И ясно, что все рассмотренные языки -- родственники, даже можно прикинуть, как выглядит их родословное древо.

Казалось бы, просто. Но на самом деле все во много раз запутаннее. То нет в нужном языке или языках нужного слова, вернее, оно другого происхождения: отец в русском и других славянских языках никак не связано со словом pаtеr. То оказывается, что в каком-то языке звук перед другим звуком вдруг начинает вести себя своевольно,-- приходится доискиваться, почему так получается. В латинском языке в слове пять п вдруг перешло в кв: qиinqие. То берем слово, казалось бы, совсем совпадающее со словом другого языка и по значению, и по звучанию: латинское hаbео 'я имею' и германское hаbеп, hаvе.

Но попробуйте их сопоставить -- ничего не получится. Дело в том, что немецкое hаbеп соответствует латинскому сарio 'беру', а совсем не hаbео, и «уравнение» должно выглядеть примерно так: k лат. = h герм. То разные звуки вдруг сливаются в одном. То выясняется, что нужное слово не с самого начала существовало в языке, а было заимствовано позже из другого языка. Я уж не говорю о том, что не всегда сразу и можно сообразить, что слова, внешне вроде бы совсем не похожие, на самом деле связаны жесткими звуковыми соответствиями. Ну, например, русское два и армянское эрку.

Так что языковед, пользующийся сравнительно-историческим методом, постоянно сталкивается с трудностями. И восстановить языки-предки мы можем лишь приблизительно. Но можем!

А теперь вообразите себе, что перед нами языки, которые, как албанский, известны нам только в их сегодняшнем обличье. Не сохранилось никаких древних памятников, никаких надписей. Да еще они постоянно смешиваются, заимствуют слова друг у друга. Да еще треть из них вымерла, а другая треть -- вместе с говорящими на них народами -- расселилась на тысячи километров в разные стороны от того места, где раньше эти народы обитали. Попробуйте-ка представить, каково работать в этих условиях! Поэтому мы далеко не всегда можем с уверенностью утверждать, что такой-то язык родствен такому-то. Приходится опираться на сходство языкового типа -- но это не всегда надежно: ведь латинский язык, например, синтетический, а французский, испанский и другие романские языки, безусловно, «дети» латинского,-- все аналитические! Привлекают сходства в культуре народов -- но мы уже видели, что народ может перейти на другой язык, может (добавим в скобках) сохранить язык, но до неузнаваемости изменить культуру. Что общего в культуре, например, между древними египтянами и современными коптами (народ, и сейчас живущий в Арабской Республике Египет)? Практически ничего. А коптский язык -- прямой потомок древнеегипетского. (Правда, на нем в обычной жизни не говорят, а используют в церквах во время богослужений.)

Так что когда мы будем внимательно рассматривать языковую картину мира и говорить, что такие-то языки родственны, это совсем не значит, что мы всегда в этом одинаково уверены!

ЯЗЫКИ «ВСТАВЛЯЮЩИЕ» И ЯЗЫКИ «ИЗОЛИРУЮЩИЕ»

Вот теперь мы можем ввести специальные термины. Армянский и тюркские языки--агглютинативные, то есть в переводе -- «приклеивающие». В них к слову «приклеивается» друг за другом несколько частичек, каждая из них выражает какое-нибудь одно грамматическое значение. А русский и другие языки -- флективные. В словах этих языков есть частички -- флексии, выражающие сразу несколько грамматических значений.

Есть и представители других, как говорят, языковых типов.

Вот, например, инкорпорирующие языки, или, в буквальном переводе, «вставляющие». Они отличаются тем, что в них несколько корней легко соединяются в одно длинное-длинное слово, заменяющее два, три, а то и четы ре русских слова. Допустим, гачны-мынг-акмен-нэн. В корякском языке, на Камчатке, это значит: 'левую-руку-(он)-взял (то есть пожал)'. Все в одном слове!

Или изолирующие языки, в которых корень выступает не в окружении приставок, суффиксов и окончаний, а изолированно. Примерно так: не «девочка плачет», а «дев плач». К ним относится, между прочим, китайский язык, а также вьетнамский и лаосский. А у нас в стране таким языком является дунганский, родственный китайскому (и тибетскому). Дунгане живут в Киргизии и в Казахстане. В этом языке нет ни склонения, ни спряжения: все грамматические связи слов выражены только их порядком -- как в русском Мать любит дочь.

А если противопоставить, скажем, русский (и армянский) и молдавский языки, то русский будет синтетическим (от слова синтез 'соединение): частички, выражающие грамматические значения, соединены с корнями в одно слово. А молдавский язык с его дин окажется аналитическим (от слова анализ 'расчленение): для выражения грамматических значений в нем служат отдельные слова.

Языки с таким порядком слов, как в армянском или тюркских, в языкознании называют «языками с левым ветвлением». Схема грамматического разбора -- или нечто к ней очень близкое -- называется «деревом». (Предложения, бывает, даже «гнездуются» или «вьют гнезда» -- это когда они вставлены друг в друга: Вот пшеница, которая в темном чулане хранится в доме, который построил Джек.) Это «дерево» как раз и ветвится влево и вправо.

Влево: увиденный мной сегодня человек...

Вправо: человек, увиденный мной сегодня..

Или: человек, которого я сегодня увидел...

Тюркские языки, а также японский и многие другие -- «левоветвящиеся». А русский -- «правоветвящийся». Литовский и латышский -- посередине.

ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ ГРУППА ЯЗЫКОВ

Нас с вами интересуют прежде всего языки славянские. Они делятся на три группы. Восточнославянские языки -- это русский, украинский и белорусский. (их родство означает, что у них был общий предок -- древнерусский или общевосточнославянский язык, на котором говорили в Киевской Руси. Распадение единого народа и единого языка было связано с феодальной раздробленностью древнерусских земель и различием их дальнейших исторических судеб. Одни вошли в состав польско-литовского государства, другие объединились вокруг Владимира, а позже Москвы -- и так далее.) Южнославянские языки -- это болгарский и языки Югославии: сербскохорватский, македонский, словенский. И наконец, к западнославянским относятся польский, чешский, словацкий.

Балтийские языки, как мы говорили,-- это литовский и латышский. Был еще древнепрусский язык, но пруссы были частично истреблены, а частично смешались с другими народами.

Следующая группа, или семья языков, входящая в число индоевропейских,-- это германские языки. Сюда относится немецкий. (На самом деле это не единый язык, а сложная система разных по происхождению диалектов. Например, так называемый нижненемецкий диалект, на котором говорят жители побережья Балтики (Померании),-- это самый настоящий язык. На нем даже есть богатая литература.) Дальше идет голландский язык, у которого есть два брата-близнеца. Это фламандский язык Бельгии (другая часть бельгийцев говорит по-французски) и африкаанс, или бурский язык ЮАР, ведь буры, выделившиеся в самостоятельный народ с отдельным языком, были переселенцами из Голландии. Сюда же относится фризский язык жителей Фрисландских островов в Северном море, у побережья ФРГ, а также идиш, о котором мы уже говорили. Все эти языки называются западногерманскими.

Шведский, датский, норвежский, исландский -- это северогерманские языки. Есть и восточногерманские -- со своими особенностями и общим происхождением. Вернее, не есть, а были все эти языки, главный из которых готский, исчезли с лица земли. В последний раз они звучали, видимо, где-то на рубеже XVII и XVIII веков. Голландский посол в Турции Бусбек, находясь в Стамбуле, встретил на улице двух крымских готов: небольшая группа их, «отставшая» во время великого переселения народов, еще в V--VI веках поселилась в горном Крыму, создав свое маленькое государство и время от времени давая о себе знать в истории. Бусбек завел их к себе в дом, накормил, напоил и попросил сказать что-нибудь по-готски, прилежно записав все сказанное. Эти записи сохранились...

Следующая группа -- кельтские языки. Раньше их было много и они были широко распространены. Кельтами были, например, галлы, с которыми, как известно, воевал Юлий Цезарь. Эти галлы влились в состав французской нации, и когда французы хотят подчеркнуть исторические корни своего народа и культуры, они всегда вспоминают галлов как своих предков. От названия кельтского племени бойев происходит старое название Чехии -- Богемия, сохранившееся в названии богемского стекла и в слове богема. Сегодня на кельтских языках говорят, во-первых, ирландцы, во-вторых, шотландцы, в-третьих, жители Уэльса -- валлийцы, в-четвертых, жители полуострова Бретань во Франции -- бретонцы. (Есть и еще несколько мелких языков, о которых мы не упоминали. Вообще наш перечень -- не исчерпывающий.) В действительности большая часть говорящих на кельтских языках -- двуязычна. Так, ирландцы обычно знают и английский язык (а ирландские эмигранты в США, Канаде и других странах, как правило, только им и владеют) . Английским языком владеют практически все валлийцы и шотландцы, французским -- большая часть бретонцев.

Дальше идут романские языки (от слова Roma, то есть Рим). Выше я говорил, что их «родитель» -- латинский язык. Это правильно, но не совсем: если мы попробуем сравнительно - историческим методом восстановить предка романских языков, получится не тот язык, который мы знаем из римской литературы и учим в университете, а немножко другой -- так называемая «народная» или «вульгарная» латынь. Это и понятно: ведь романские языки возникли, когда римские легионеры, размещенные в Галлии, Испании, нынешней Румынии и т. д., стали смешиваться с местным населением: например, в Румынии это были геты и даки. А грубые римские солдаты, конечно, не владели утонченным литературным языком Катулла, Вергилия и Горация, у них был свой, разговорный вариант латинского языка.

Итак, к романским языкам относятся французский, испанский (а на нем говорит и почти вся Латинская Америка, в том числе Куба), португальский (на нем говорят и бразильцы), итальянский, румынский, а также молдавский язык в нашей стране Это не все скажем, в Южной Франции много веков говорили и писали на провансальском языке, особый романский язык -- каталонский (северо-восток Испании, в районе Барселоны), сардинский - на острове Сардиния. Есть и другие, совсем уж малочисленные романские языки и диалекты. В их числе -- так называемый ретороманский язык на нем говорят в юго-восточной части Швейцарии (другие языки, на которых говорят в этой стране - немецкий, французский и итальянский).

Ну вот, мы обозрели уже почти всю Европу. Осталось только два языка, не имеющих близких родственников, но все же безусловно индоевропейских. Эти языки-«сироты» -- албанский и греческий. Правда, греческий имеет более чем солидное прошлое -- за его спиной стоит не только древнегреческий язык Афин и Спарты, но и язык крито-микенской культуры II тысячелетия до нашей эры -- так сказать, древнедревнегреческий.

Теперь нам предстоит, переехав границу России, начать знакомство с индоиранскими языками, а точнее, с частью их -- иранскими языками. В нашей стране к ним относятся таджикский, осетинский, курдский (в Закавказье и Туркмении) и еще несколько мелких языков. Между прочим, язык, на котором говорили древние жители юга России -- скифы, тоже был иранским.

Большая часть иранских языков распространена за рубежом. Основные из них -- фарси (Иран), дари и пушту (Афганистан, Пакистан). Дари, как и таджикский, восходит к языку фарси.

Индийские языки -- едва ли не самые значительные по числу говорящих: на них в общей сложности говорит около 450 миллионов человек! Самые известные из них -- гуджарати, синдхи, хиндустани, бенгали, ассамский, маратхи, сингальский, кашмирский. «Предок» индийских языков -- древнеиндийский. На его древней форме (ведийский язык) во II тысячелетии до нашей эры были сочинены знаменитые «Веды» -- священные тексты индийской религии, а через тысячелетие сложился так называемый классический санскрит, на котором создана огромная эпическая, философская, религиозная, художественная литература.

В Советском Союзе был распространен один индийский язык. Это -- цыганский. Кочевые цыганские племена раньше жили в северо-западной Индии.

Что еще можно сказать об индийских языках? Наверное, то, что некоторые из них -- синдхи, хиндустани, каш-мири -- существуют как бы в двух лицах. Те, кто говорит на них в Индии, пишут индийским алфавитом, пользуются словами и выражениями, заимствованными из санскрита. И сам язык хиндустани в Индии носит имя «хинди». А рядом, в мусульманском Пакистане, говорящие на том же языке пишут арабскими буквами, а в свою речь вставляют слова и выражения из арабского языка и фарси, называя свой язык «урду».

Из живых индоевропейских языков у нас осталось сказать только об одном -- армянском. На нем говорят около четырех миллионов человек в Армении и около двух миллионов -- за границей. У армянского языка, как и у греческого и албанского, тоже нет близких родственников. Впрочем, его самого можно рассматривать как двух близнецов: армяне пользуются двумя разными литературными языками -- западноармянским и восточноармянским.

Из вымерших языков назовем хеттский -- язык могучего Хеттского царства, успешно воевавшего с египетскими фараонами. Тексты на хеттском языке относятся к XIV--XV векам до нашей эры.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >