художественно-образной ЯЗЫК ИСКУССТВА

Произведение искусства как художественное целое

Современная эстетическая теория выделяет несколько уровней эстетического анализа искусства: оно осмысливается как специфический вид реальности; как особая форма духовного опыта; как особая формирующая способность. Искусство как особая реальность характеризуется целостностью внутренней жизненности, что возникает действительной в произведении искусства как художественном целом. Он закрепляет духовность идеи в художественно совершенных чувственно-материальных формах. Предпосылкой художественно-формирующей способности есть, во-первых, исторически выработанная художественный язык, во-вторых, природа художественного таланта, которая заключается в умении художника предоставлять образам воображения убедительного внутренней жизни, воплощая мысли и чувства в материю искусства: краски, звуки, слова, пластика и т.

В предыдущих лекциях мы отмечали, что художественный элемент присутствует во всех видах формирования. Он выступает определенной основой целостности предмета, придавая ему индивидуальной жизненной выразительности. Искусство является особым видом формирующей деятельности: его художественный язык создает идеальное пространство, в пределах которого разворачивается жизнь духа в возможном его разнообразии. Внутренне убедительная, выразительная жизненность и является той внутренней правдой, благодаря которой произведение возникает подлинно художественным целым со своей неповторимой жизненностью. Специфической художественным языком искусство предоставляет выразительного, чувственно воспринимаемого образа эстетическим представлениям человека о мире.

Художественный язык искусства - незаменимый источник и средство выделения существенного в отношениях с миром и перевода его в другой - идеальное пространство, где оно открывается уровнем совершенства как по содержанию, так и способа обнаружения. С уровня обыденности эстетически освоен художником действительность "переводится" в мир идеальных духовных сущностей. Именно здесь она приобретает целостность и полноты в единстве содержания и формы. Следовательно, высшая цель искусства - предоставить предметам неравнодушия выразительной внутренней жизненности как самоценной, как источники питания ума и чувств. Каждое художественное произведение будет действительно соответствовать своему понятию, если он укладывается в упомянутый критерий.

Отметим, что целостность произведения не есть что статичное. Произведение - это целостность, имеет внутреннюю логику саморазвития образной системы, объединенной и определенной содержанием идеи. Целесообразно выделять несколько уровней целостности произведения. Первый - это уровень целостности конкретного образа. Второй - целостность произведения как органической в себе жизненности идеи в образной ткани произведения. Третий уровень отсылает произведение к более общему целого - стилевого единства в рамках течения, направления метода. Четвертый - целостность, обусловленная спецификой искусства как особого типа духовного опыта в свойственной ему своеобразия. Гегель подчеркивает, что "только действительно конкретная идея рождает истинный образ, и это соответствие их друг другу есть идеал" [7, т. 1, с. 81]. Такая последовательность соответствует закону, согласно которому явление всегда богаче сущность.

Целостность произведения искусства - не искусственный образование. В художественном формировании действует закон самоорганизации материи образа в целостность. Гениальный тот художник, который способен "задать" внутреннюю логику развития художественной реальности. Ф. Шиллер называет это способностью художника поступать так, как поступает природа, то есть свободно разворачивать "материю" образа, корректируя план в зависимости от логики саморазвертывания идеи. Широко высказывания А. Пушкина о событиях романа в стихах "Евгений Онегин": "Ну и штуку поступила со мной Татьяна: взяла и выскочила замуж за генерала". То есть, внутренняя убедительность произведения имеет место при условии, что предмет изображения представляет свою естественность непринужденно. Мастерство художника заключается в том, чтобы предоставить ей целесообразности и целеустремленности.

Целостность художественной образности произведения, как и искусства в целом, - исторический образование. Истоки ее связаны с более широкой сферой духовного опыта: потребностью человечества (этносов, народов) определиться в пространстве и времени, определить их границы, то есть сформировать их образ как культурную реальность. В произведении искусства человеческая жизненность, развернутая в пространстве и времени, "собирается" в эстетически определено целое. Скажем, в драматургии длительное время действовали законы единства места, времени и действия. Эпоха проявляет характер своей жизненности через судьбы героев. Эти же законы действуют и в других видах искусства. На уровне содержательного наполнения целостность искусства проявляется объективно определенным характером связей человека с миром, передается в музыке гармоничностью ритмично ладовой системы, мелодичностью произведения или, наоборот, дисгармонией; в пластике - зламанистю пластики движений, аритмичность или, наоборот, их грацией и ритмом и тому подобное. В конце концов, качественная определенность духа эпох как "прозаических", "поэтических" или "драматических" наиболее ярко проявляется в характере художественности.

Развертывание художественной реальности в совершенные способы обнаружения - фактор формирования объективного критерия прекрасного, что, перенесенный в реальность человеческих отношений и формирующую деятельность, служит средством совершенствования общественной жизни. При этом все равно весомые способность художника предоставлять образ субъективном опыта героя и вкладывать его в всеобщие чувственно воспринимаемые художественные формы. Именно в такой целостности произведение и поставь "идеальной реальностью". И при таком условии он формирующим началом духовного мира субъекта восприятия. Важно отметить, что каждое художественное произведение как уникальный, неповторимый духовный феномен каждый раз будет созданием новых граней человеческого духа, даже независимо от того, получил он сразу признание и открылся для общества своей ценности или оно оказалось неготовым к его восприятия и переживания. Становясь реальностью, произведение объективно наращивает опыт и непременно впишется в духовной контекст своего или последующего времени.

Что же составляет особенность духовности в художественных произведениях? Качественным своеобразием каждого художественного произведения является то, что он олицетворяет особое качество потребности: предоставить реальной жизни образам, содержащихся памятью, приобрели отчетливую жизненности в воображении художника и потребует воплощения в материал формирования, чтобы получить самостоятельную жизнь. Ни одна внешняя по этой потребности цель не соответствует сути искусства. Вот почему, став феноменами культуры, произведения так пронизывают сознание воспринимающего субъекта, живут в памяти как реальный мир, чем действительность в ее отдельных проявлениях "здесь и сейчас", с ее обычным ходом событий и впечатлений. Способность художественных талантов проявлять свое неравнодушие к миру через выразительные, убедительные, чувственно воспринимаемые образы являются утверждением художественно-формирующего отношение как феномена духовности. При этом он открывает суть духовности: свободное самореализации в формах совершенства.

Каждое художественное произведение представляет собой диалектическое единство индивидуального и всеобщего в смысле опыта. Такова диалектика проявляется как в материале художественного формирования, так и в образном языке искусства. Действительно, художник открывает обществу и человечеству то в его опыте, что объективно сложилось, или включает в себя тенденции становления и развертывания, но не осознается как таковое, растворяясь в повседневном течении жизненных событий. Возвышенное до уровня обобщения и развернутое в художественно-образном языке произведения благодаря художественному таланту (гению), оно открывается своими чертами: само говорит о себе как о положительное или отрицательное. Итак, действительно художественные произведения проясняют истину жизни, ведь разворачиваются как живая реальность, а не некая умозрительная сущность. Способность художника подняться к обобщению и развернуть его в идеальных способах бытия явлений в пределах конкретных художественных произведений и составляет специфическую особенность произведения как духовного целого.

Всеобщее в опыте, являясь предметом художественного осмысления, приобретает индивидуальной определенности в художественном образе (образах). В художественном целом - произведении искусства - бытие открывается степени совершенства в соответствии с сущности, которую олицетворяет. При этом выразительная убедительность проявлений реальности - ее "самораскрытия" - выступает ли не самым ярким способом создания духовного опыта отношение к миру. Поэтому произведение искусства определяется как духовный феномен учитывая предмета изображения, а способом изображения, благодаря своей художественной убедительности, открывает сущность явлений. Итак, художественность произведения является тем духовным феноменом, проясняет истину о человеке и мир в формах художественной правды. Искусство возникает средством гражданского служения искусства, определяя общественную ценность их творчества.

Произведение представляет собой диалектическое единство исторически выработанной способности к художественному формирования (духовная организация интеллекта и чувств субъекта формирующих умений) и соответствующих средств формирования (речь различных видов искусства). В то же время каждый подлинно художественное произведение каждый раз е индивидуально определенной жизненностью благодаря способности конкретного субъекта творчества предоставить неповторимости образа предметам воображения, памяти, переживаний средствами художественного языка определенных видов искусства. Каждое художественное произведение, так же как и искусство в целом, является наиболее убедительным олицетворением творческих потенций человека, концентрированным воплощением которых является личность художника.

Основанием жизненности произведения есть внутренняя целесообразность, то есть способность разворачиваться качествами, открывают все новые грани его жизненной полноты. Этот аспект требует объяснения, ведь иногда творчество рассматривается как некий импульсивный процесс, происходящий вне сознания в сфере чисто иррациональной. Поэтому и произведение истолковывается как следствие подсознательных, иррациональных духовных импульсов. Выдаваться таким он может только извне, поскольку его последствия бывают неожиданными даже для самого художника. Однако, в таком случае правомерно говорить об особой формирующую способность сознания, заключающее предметы неравнодушия в выразительные художественные формы. То есть, сознание характеризуется не только неординарностью видения и понимания явлений, не только способностью в воображении формировать их чувственные образы, но и предоставлять им выразительного жизни в материале формирования. Глубинность внутренних связей, характеризующие каждый подлинно художественное произведение, объективно обусловлена его логикой. Произведение искусства - это духовное целое, получившее художественно целесообразных способов воплощения в языке конкретного вида искусства.

Для доказательства "внутренней необходимости" способов, благодаря которым произведение приобретает художественной целостности, важно прибегнуть к аналогиям. В частности, обратиться к известной мысли Канта о целесообразности природных форм, которая приводит их внутреннюю жизненность. Правомерно найти определенные ассоциации между целесообразностью природных видов как условием их жизненности и целесообразностью художественного формирования как условием целостности произведений искусства. Такую ассоциацию предполагает Кант: "... Под абсолютной целесообразностью природных форм я понимаю такой внешний вид или такую же внутреннее строение их, в основу возможности которых должна возлагаться идея о них в нашей способности суждения ... целесообразность закономерность случайного как такового "[8, с. 967]. Речь идет о двух уровнях целесообразности в природе: механическую (по которой природа воспроизводит свои формы как таковые) и техническую, по которой природа по этим же форм как систем (кристаллические образования, разнообразие цветов, внутреннее строение растений и животных) действует как искусство [8, с. 967-968]. То есть природа, где она "действует как искусство", возникает структурной целостностью, характеризуется способностью самоорганизации.

По искусства правомерно также употреблять понятие "самоорганизация", так логика развертывания художественных событий, организуясь определенной идеей, определяет степень своей жизненности, что выступает как внутренняя правда произведения. Такие закономерности мы прослеживаем каждый раз в каждом действительно художественном произведении. Скажем, в драме "Каменный хозяин" Леси Украинский жертвенный характер Долорес определяет логику его поступков и, являясь выраженным идеалом человечности, позволяет сопоставлять с ним уровень нравственности всех остальных персонажей драмы. Как пишет автор, «... это тип мученицы врожденной, что все должно погибать распятая на кресте, хотя бы имела сама себя на тот крест прибить, когда не хватает для того палаческие рук". Соответственно и поступки его должны каждый раз жертвенный характер при том, что это бескорыстная жертвенность. Всяческую попытку хоть как-то поблагодарить ее героиня воспринимает как личное оскорбление.

Как формирующая способность и как тип духовного опыта искусство характеризуется специфическими качествами. Произведения искусства олицетворяют целостность человеческого духа, нашел подходящие себе способы художественной объективации. Художественные образы - отражение не отдельных вещей и явлений природного мира как таковых. Цель художественного формирования не в том, чтобы наполнять мир совершенной предметностью. В художественном произведении его чувственная данность возвышается на уровень "чистой видимости", оформляется мнением в духовную целостность и только затем воплощается в материале художественного формирования. Тем самым чувственное в искусстве поднимается до уровня идеального бытия, предстает не случайностью, а закономерным проявлением отношений в их художественно убедительном воплощении. В отличие от научной мысли, оно не находится в сфере чисто умозрительной, а приобретает выразительных внешних форм существования. Цель искусства в том, чтобы в форме предметности удовлетворять высшие духовные потребности, поскольку они обладают способностью пробуждать глубины сознания и отзываться в сфере духа. В искусстве чувственное одухотворюеться, потому духовное в нем приобретает чувственной формы [7, т. 1, с. 45].

Каждый художественный образ - следствие "теоретизации" чувств художника. То есть, это чувство, что имеют дело не с материальным как таковым в его чувственной поодинокости, не по "внешне" чувственным. Качественная определенность произведения искусства в том, что он предназначен в форме предметности удовлетворять духовные потребности. Видимость чувственности выступает как образ, вид или звучание вещей. Как отмечает Г. Гегель, чувственное в искусстве адресовано не всем органам восприятия, а только теоретическим: зрения и слуха. Другие органы имеют дело с "материальным как таковым и его непосредственными чувственными качествами" [7, т. 1, с. 45].

Искусство, благодаря способности представлять чувственные образы воплощений духа в материи жизни, служит убедительным свидетельством объективной необходимости человечества "материализовать" отношение к миру в идеальных художественных формах - в формах красоты. Своими качествами они свидетельствуют формирующую силу духа. Итак, художественная реальность действительной как мир художественно прекрасного. Когда теряется способность к созданию в формах красоты, искусство объективно (своими качествами, которые появились за художественными) свидетельствует бессилия духа. Он вводит субъектов восприятия в опустошен мир, а значит, заставляет задумываться над трагичностью последствий. Поэтому каждый подлинно художественное произведение доказывает объективную потребность человека жить красотой (красотой предмета формирования или красотой его отображения, их целостностью). Именно красота - источник целесообразной внутренней самоорганизации - объективное свидетельство свободы творческого духа.

Являясь по форме как субъективная способность художника, талант к художественному формирования самом деле обусловлено общегражданским опытом видение реальности, отношением к ней и реализует себя в формах потребности закрепить гармоническое единство индивидуального и всеобщего в опыте художественно совершенными средствами его бытия. Такая потребность в историческом развитии человечества определилась как самоценное. Совместные предметы чувств - это универсальный способ создания опыта отношение к ним, а затем и духовного «климата» общественной жизни. Эта потребность в истории приводит особые художественные умения и их высшие обнаружения - художественный талант и гениальность. При этом художественное творчество, если она соответствует своему понятию, непременно связана с проявлением чего безграничного, что воплощается в чем реальной. Форма, которую оно приобретает, своим совершенством предоставляет изображенном "бесконечности".

Итак, специфической особенностью произведения искусства как духовного феномена является внутренняя целостная жизненность его художественной ткани, то есть единство идеи и образа, всеобщего и особенного, типичного и индивидуально неповторимого. Организующим началом произведения как художественного целого является художественная идея. Она собирает произведение в художественно выразительное, целостное и внутренне целесообразным бытия, придавая ему чувственно воспринимаемых, содержательно и эмоционально наполненных форм.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >