Типовые нарушения имущественных прав недееспособных и ограниченных в дееспособности граждан

Защита прав недееспособных и ограниченно дееспособных граждан попадает в поле зрения государственных интересов. Предоставление дополнительных гарантий для социально незащищенных слоев общества является одним из приоритетных направлений по осуществлению комплексных мер защиты со стороны государства в сфере социальной политики.

На мой взгляд, современное общество так и не научилось совместному проживанию с указанными категориями граждан. Это проявляется в систематическом ущемлении и нарушении прав социально незащищенных лиц со стороны «нормальных» граждан. Все чаще встречаются случаи, когда граждане пытаются воспользоваться таким состоянием других граждан в корыстных целях.

Недееспособные и ограниченно дееспособные граждане, в силу недостаточной защищенности их субъективных прав, становятся более уязвимыми и в большей степени подвержены негативному воздействию.

Потребность в защите имущественных прав данной категории граждан появляется в связи с нарушением данных прав или же злоупотреблением ими, несоблюдением юридических обязательств, появлением меж сторонами спора о наличии прав и обязанностей и т.д.

Например, в 2012 - 2013 гг. российские СМИ неоднократно выступали по поводу того, что в Белгородской области сотни людей незаконно удерживаются в психоневрологических интернатах (далее -- ПНИ). При этом вскрывались многочисленные факты злоупотреблений и грубейших нарушений имущественных прав недееспособных и ограниченно дееспособных граждан в Белгородской области и в масштабах страны. Так, например, в Уразовском, Борисовском и Грайворонском ПНИ Белгородской области грубейшим образом нарушаются права психически больных граждан, включая незаконные судебные решения, на основании которых в ПНИ без достаточных оснований незаконно удерживаются жители области. Например, гражданин С. был помещен и насильно удерживался в Борисовском ПНИ без решения суда и без его письменного заявления. Через два с половиной года после фактического лишения свободы стало известно, что он был заочно признан в судебном порядке недееспособным.

Как известно, недееспособный гражданин не имеет права подавать какие- либо заявления в суд, в т.ч. жалобы на действия (бездействие) органа опеки, являющегося основным заинтересованным лицом. Но исходя из формулировки, Закон об опеке причисляет опекуна как к заинтересованным лицам.

Очевидно, что «иные» заинтересованные лица, права которых могут быть затронуты отчуждением имущества недееспособного, при оспаривании в суде разрешения органа опеки будут прежде всего блюсти свои интересы, нежели интересы недееспособного.

В данном случае недееспособный, имел возможность прибегнуть к помощи правозащитных организаций, которые в соответствии со ст. 46 ГПК РФ вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе. При этом заявление в защиту законных интересов недееспособного может быть подано независимо от его просьбы или его законного представителя. Однако проблема состоит в том, что, согласно упомянутой ст. 46 ГПК РФ, эти организации вправе реализовывать указанные действия только в «случаях, предусмотренных законом». Собственно, это значит, что для реализации ст. 46 ГПК РФ применительно к тем или иным правоотношениям указание на правомочия организаций по оспариванию решений должно находиться в отраслевом законе.

Подобное правило в ФЗ «Об опеке и попечительстве» не учтено. В перечень лиц, указанных в ч. 3 ст. 21 Закона об опеке, организации и иные субъекты, которым в соответствии со ст. 46 ГПК РФ предоставлено право защиты прав и интересов недееспособных, не включены. Сознательная ли это позиция авторов Закона об опеке или же в очередной раз проявлено недомыслие - понять трудно. Видимо, и то и другое.

Но даже в тех случаях, когда психиатрический диагноз поставлен правильно, зачастую, как отмечают специалисты, не было необходимости (оснований) помещать людей в ПНИ. Следует подчеркнуть, что согласно п. 2 ст. 5 Закона о психиатрической помощи одним из главных является положение о том, что если больной по состоянию здоровья может жить в обществе, он должен жить дома и лечиться амбулаторно. Те больные, которые не могут обеспечивать себя самостоятельно, должны проживать в домах инвалидов или специализированных общежитиях для людей с психическими нарушениями, где за ними предусмотрен соответствующий медицинский уход. Помещение таких больных в ПНИ и психиатрические больницы является грубейшим нарушением их прав, а также Законодательства РФ.

Требует серьезного исследования вопрос о причинах и мотивах совершения преступлений и правонарушений в отношении недееспособных и ограниченно дееспособных граждан. На практике нередки случаи незаконного помещения людей в ПНИ в силу ряда причин.

Во-первых, помещение людей в ПНИ может быть одним из способов отъема жилья у тех больных, у кого оно есть. Во-вторых, это способ лишить возможности получить жилье детдомовцам, которые должны обеспечиваться им вне очереди. А значит получить возможность распределять сэкономленные таким образом квартиры и деньги. В-третьих, это способ получать стабильное материальное вознаграждение от тех, кто в силу различных причин заинтересован в том, чтобы поместить родственника или соседа в ПНИ или психиатрическую больницу. В-четвертых, это способ наживаться на пенсиях людей, помещенных в ПНИ и психиатрические больницы.

В соответствии со ст. 20 Закона об опеке, недвижимое имущество подопечного не подлежит отчуждению, за исключением ряда случаев. Одним из них считается отчуждение жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, принадлежащих подопечному, при перемене его места жительства.

На первый взгляд, такая норма сомнений в своей обоснованности не вызывает. Действительно, опекун может в принципе подобрать более подходящий вариант проживания для своего подопечного. Опасения, однако, возникают в связи с неопределенностью и категоричностью данной нормы.

Во - первых, не ясны причины, по которым недееспособный покидает свою квартиру или дом, а также основания этого факта. Перемена места жительства может быть вызвана разными причинами (переездом к родственникам (опекуну) для обеспечения недееспособного уходом или помещением его в ПНИ), а также различными правовыми основаниями (договор купли-продажи, мены и др.).

Во-вторых, не понятно, почему перемена места жительства недееспособного должна непременно влечь за собой отчуждение его прежнего жилого помещения. Ст. 20 Закона об опеке сконструирована таким образом, что не просто допускает (в определенных случаях), а по существу прямо предусматривает отчуждение жилья подопечного при перемене его места жительства.

Совершению правонарушений в отношении психически больных способствует закрытость психиатрических учреждений, отсутствие контроля и надзора, кроме ведомственного. Ограничительный режим содержания душевно больных в психиатрических больницах, необходимость применения в некоторых случаях в связи с их психическим состоянием мер принуждения к ним создают условия для правовой незащищенности госпитализированных лиц.

Довольно проблемным и нерешенным в настоящее время считается вопрос о защите имущественных прав недееспособных граждан при причинении им вреда в результате психиатрического вмешательства. Психиатрия относится к тем сферам медицинской деятельности, которые особенно нуждаются в правовом регулировании. Закон о психиатрической помощи не содержит норм о видах, условиях и последствиях правовой ответственности за ненадлежащее оказание психиатрической помощи или отказ в таковой помощи. Статья 50 названного закона закрепляет лишь общую норму о том, что ответственность устанавливается законом. В какой-то мере отсылочный характер данной статьи вполне оправдан, так как уголовное, гражданское, административное и трудовое законодательство регламентирует вопросы ответственности в сфере оказания медицинской помощи.

Отдельные судебные решения убеждают в том, что состояние недееспособности вследствие психического расстройства потерпевшего расценивается судом как обстоятельство, увеличивающее степень нравственных страданий. Так, представляется интересным дело, когда опекун в интересах подопечного недееспособного гражданина С. предъявил иск о возмещении имущественного вреда, причиненного здоровью в результате укуса собаки. В результате нападения собаки потерпевшему был причинен имущественный и моральный вред. Суд взыскал с ответчика имущественный вред и моральный вред в размере одной тысячи рублей, притом, что истец в иске заявил о сумме в пять тысяч рублей. В кассационной инстанции судебная коллегия пришла к выводу, что сумма компенсации морального вреда не соответствует физическим и нравственным страданиям потерпевшего. Следовало учесть степень страданий, связанных с его индивидуальными особенностями. Вред здоровью недееспособному С. был причинен при нападении на него крупной собаки, что само по себе уже свидетельствует о нравственных страданиях, нервном стрессе, испуге, тем более учитывая, что потерпевший является психически больным гражданином. Нападение отразилось на его психическом состоянии, что подтверждается материалами дела. В определении суда размер компенсации морального вреда был увеличен до пяти тысяч рублей.

Неоднократно затрагивалась проблема защиты имущественных прав недееспособных граждан, подвергшихся незаконной недобровольной госпитализации в психиатрическую больницу. Судебная практика свидетельствует, что подобная госпитализация нередко преследует не благие цели защиты прав недееспособных граждан, как правило, пенсионного возраста, а определенные имущественные интересы или родственников помещенного в больницу, или ее врачей. При этом схема реализации имущественных потребностей заинтересованных лиц достаточно проста: незаконная недобровольная госпитализация в психиатрический стационар гражданина (в имуществе которого есть заинтересованность) -- лечение этого лица психотропными средствами - проведение на фоне лечения судебно-психиатрической экспертизы -- признание больного недееспособным в судебном порядке - назначение опекуном заинтересованного лица, который якобы «в интересах подопечного» реализует свои, в основном жилищные, интересы - помещение самого недееспособного в психоневрологический дом- интернат.

По моему мнению, нарушению имущественных прав недееспособных граждан способствует действующее законодательство. В частности, Закон об опеке обязывает опекуна в трехдневный срок с момента возникновения его прав и обязанностей принять по описи имущество подопечного от лиц, осуществлявших его хранение. При описи имущества присутствуют сотрудники органа опеки в присутствии опекуна, жилищного или иного кооператива, представителей ТСЖ, управляющей организации, а также органов внутренних дел. Однако Закон об опеке не предусматривает присутствия самого недееспособного при составлении описи имущества. Так же Закон не обязывает оповещать подопечного в составлении описи и знакомить его с нею. Значит, недееспособный, лишен способности проконтролировать корректность и полноту ее составления, т.е. все ли имущество было описано, верно ли определены его состояние и стоимость, правильно ли выделена доля подопечного и т.д. Но всё же психическое состояние недееспособных граждан, не исключает возможности их участия в вышеуказанных процедурах.

Учитывая выше изложенное, представляется сделать вывод, что институт опеки и попечительства ориентирован на обеспечение защиты прав и законных интересов данной категории граждан в частноправовой сфере. Также считаю, что в Законе о психиатрической помощи необходимо зафиксировать ответственность психиатрических учреждений за вред, причиненный психиатрическим вмешательством, включая и незаконную госпитализацию.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >