Осуществление имущественных прав недееспособных и ограниченных в дееспособности граждан

Осуществление гражданских прав и обязанностей недееспособных и ограниченно дееспособных граждан

Вероятность обладания имущественным правом создает предпосылку для обеспечения имущественно-распорядительной самостоятельности субъекта и служит основой его участия в гражданском обороте. В области правоотношений имущественного характера наибольшая специфика правосубъектности этой категории граждан проявляется при реализации ими права собственности на имущество, права завещания и наследования, жилищных прав, а также предпринимательской деятельности.

Признание гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным не исключает его из числа субъектов гражданского права. До установления недееспособности (ограниченной дееспособности), так и после этого ему принадлежит большинство гражданских прав и обязанностей. В основном эти права и обязанности базируются на сделках, что позволяет говорить о недееспособном гражданине как о субъекте сделки. Отсутствие у недееспособного гражданина осознанной воли приводит к тому, что юридические действия за него осуществляет опекун.

Недееспособный гражданин не имеет права выступать как даритель в договоре дарения. Статья 572 ГК РФ не обязывает лично совершать этот договор. Однако невозможность его заключения следует из ст.ст. 29 и 37 ГК РФ: ни сам недееспособный гражданин, ни его опекун договор дарения имущества, принадлежащего недееспособному гражданину, заключить не могут. Как следует из ст. 21 Закона об опеке, на совершение сделок с имуществом подопечного, в т. ч. по его отчуждению (включая дарение), требуется предварительное разрешение органа опеки и попечительства. Из этого правила можно сделать однозначный вывод, что опекун при получении разрешения вправе заключить договор дарения, что вступает в явное противоречие со ст. 575 ГК РФ, вообще не допускающей дарение от имени недееспособного его опекуном, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пять минимальных размеров оплаты труда. Эта коллизия, имеющая место и в самом ГК РФ (см. ст.ст. 575 и 37 ГК РФ), являются лазейкой для нарушений имущественных прав недееспособного.

Недееспособный не может быть завещателем. Так в соответствии со ст. 1120 ГК РФ каждый гражданин может завещать любое свое имущество, по ст.ст. 1125 и 1127 ГК РФ предусматривают нотариальное заверение подобного рода сделок, а удостоверение завещания через представителей не допускается. В то же время недееспособный гражданин может быть наследником по завещанию и по закону. Следовательно, он остается субъектом сделки по принятию (ст. 1152 ГК РФ) и по отказу (1157 ГК РФ) от наследства. Юридические действия за него осуществляет опекун, и отказаться от наследства можно только с согласия органа опеки и попечительства (ст. 1157 ГК РФ).

Для реализации права собственности существенное значение имеет такой режим вещей, как их правовая возможность быть объектом права собственности. Правовым режимом вещей устанавливаются общие правосубъектные возможности различных категорий лиц по присвоению определенного круга объектов.

Законодатель предусматривает возможность исключения некоторых видов имущества, которые не могут быть объектом права собственности (ст. 213 ГК РФ), например, по соображениям общественной безопасности. Исходя из вышеизложенного, при установлении ограничений в осуществлении прав собственника действуют факторы, определяющие вид имущества (вещи) и вид субъекта - обладателя этим имуществом (вещи).

Гражданское законодательство предусматривает правовую возможность граждан иметь в частной собственности земельные участки, квартиры, жилые дома, ценные бумаги, предприятия, любое иное имущество, за исключением отдельных предусмотренных в законодательных актах видов имущества, которые по соображениям государственной или общественной безопасности либо в соответствии с международными обязательствами не могут принадлежать гражданину. Следовательно, круг объектов, по поводу которых граждане рассматриваемой категории могут осуществлять право владения, пользования и распоряжения, достаточно широк. Однако в целях сохранения устойчивого имущественного оборота и защиты прав и интересов его субъектов законодатель предусматривает особые правовые меры охраны прав лиц, участвующих в совершении сделок.

Законодательство не содержит запрета на заключение сделок гражданином, страдающим психическими расстройствами, не признанным судом недееспособным. Такой субъект может совершить сделку и в состоянии, когда он способен понимать значение своих действий и руководить ими, и в состоянии, исключающем подобную способность. В первом случае юридические последствия будут теми же, что и при совершении сделки здоровым лицом, во втором - сделка может быть признана судом недействительной. Так, согласно ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Если же при сделке совершенной гражданином в момент негативного проявления его психического расстройства, когда таковое является, например, хронической болезнью или слабоумием, и данное лицо не было ранее признано недееспособным, ситуация осложняется тем, что по закону гражданин считается полностью дееспособным. Признание данной сделки недействительной не зависит всецело от решения вопроса признания гражданина недееспособным на будущее время. Необходимо наличие заключения судебно-психиатрической экспертизы о том, что именно в момент совершения сделки лицо находилось в состоянии, когда не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. Предъявление иска при подобных обстоятельствах может служить одним из оснований для постановки вопроса о признании данного гражданина недееспособным в порядке особого производства. Если же будет установлено, что в момент совершения сделки, гражданин, страдающий психическим расстройством, находился в состоянии, когда он был способен понимать значение своих действий или руководить ими, а к моменту рассмотрения спора в суде утратил такую способность, то суд должен подтвердить действительность сделки, хотя при самостоятельном рассмотрении дела может признать гражданина недееспособным. В такой ситуации опекун недееспособного должен будет принять исполнение по сделке либо исполнить обязанности, предусмотренные ею, за подопечного при условии, что это не требует личного участия больного или опекуна.

Пункт 1 ст. 176 ГК РФ гласит, что сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия гражданина, ограниченного судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, может быть признана судом недействительной по иску попечителя. Данный вид сделок характеризуется тем, что согласие третьего лица требуется при совершении сделки в интересах одной из сторон, не имеющей полной дееспособности.

В некоторых составах не урегулирован вопрос о формах и времени дачи третьим лицом разрешения на совершение сделки. Предварительное разрешение требуется и в тех случаях, когда опекун или попечитель намерен расходовать доходы подопечного не на необходимое содержание последнего, а в иных целях. Попечитель ограниченно дееспособного гражданина вообще не имеет права на расходование средств своего подопечного, т.к. тот совершает эти действия сам, но с согласия попечителя. Другими словами, денежные средства, принадлежащие подопечному, должны расходоваться так: необходимые для содержания расходы осуществляются свободно, а все затраты, которые выходят за рамки необходимого, - с предварительного разрешения органа опеки и попечительства (п. 1 ст. 37 ГК РФ).

Таким образом, согласия попечителя потребуют договоры купли- продажи, мены, дарения, аренды имущества, а также любые другие юридические действия, являющиеся сделками в соответствии со ст. 153 ГК РФ. При этом согласие попечителя на сделки, влекущие отчуждение имущества подопечного, может быть дано лишь при условии предварительного разрешения органа опеки и попечительства, о чем уже было сказано. Поэтому, например, договор аренды жилого помещения, принадлежащего недееспособному гражданину, заключает его опекун.

Отсутствие разрешения попечителя на совершение сделки считается основанием для ее недействительности лишь тогда, когда оно имеет место на момент совершения сделки. Итак, если на момент совершения сделки попечитель дал согласие, а через какое время изменил свое ранее принятое решение и стал возражать против ее заключения, то это возражение считается недействительным.

Согласие попечителя не требует письменной формы и может быть выражено устно. С этим обстоятельством связаны и специальные правила признания недействительными сделок, совершенных ограниченно дееспособным гражданином. Согласно ст. 176 ГК РФ, попечитель вправе потребовать в судебном порядке признания недействительной той сделки, которая совершена подопечным без его согласия.

В повседневной жизни недееспособные и ограниченно дееспособные граждане не изолированы от общества и не оторваны от мира в повседневных проявлениях. Они ежедневно участвуют в гражданском обороте, например, покупают продукты питания, пользуются услугами розничной торговли, оплачивают проезд в транспорте и т.п., совершают различные действия, в результате которых возникают, изменяются и прекращаются права и обязанности, то есть осуществляются сделки. От имени недееспособного опекун совершает все сделки не зависимо от того, являются ли они мелкими бытовыми.

Опекун, вместе с тем, не обязан учитывать пожелания и мнения подопечного. Отмечая, что контроль за опекуном очень слабый и на законодательном уровне, и на практике, приходится только предполагать о действиях опекуна в интересах подопечного. Приходится констатировать о двух правовых состояниях имущественных прав недееспособных граждан: их осуществлении и просто наличии. Поэтому на практике недееспособный гражданин не только не может распорядиться своим имуществом, но и пойти налево, направо «без желания» опекуна, то есть он практически лишается всех прав на осуществление себя.

Наряду с субъективными правами недееспособным принадлежит ряд юридических обязанностей, но на них не могут возлагаться дополнительные по сравнению с другими гражданами отраслевые обязанности: воспитывать своих детей, возмещать причиненный вред в порядке ответственности.

За вред, причиненный недееспособным гражданином отвечает его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если не докажут, что вред возник не по их вине (п.1 ст. 1076 ГК РФ). Сам недееспособный не отвечает за причиненный вред, даже если в момент причинения вреда он находился в стадии ремиссии, что вполне оправдано, так как стадии ремиссии («светлые промежутки») представляют собой не что иное, как колебания в течении болезни. Неспособность даже в период ремиссии осознавать свои действия свидетельствует о том, что и в будущем осознанная и обдуманная возможность причинения вреда ничтожна.

Недееспособный гражданин не только не способен осознавать подчинения вреда и его последствия, но и не может предполагать, и допускать возможность их наступления, поэтому его ответственность не может строиться как на началах вины, так и на началах риска. Именно поэтому недееспособный гражданин не является субъектом ответственности и за вред, причиненный источником повышенной опасности, например, в случае причинения вреда автомобилем, принадлежащим ему на праве собственности. Согласно абз. 1 п. 1 ст. 1079 ГК РФ, субъектом ответственности за причинение вреда источником повышенной опасности является его законный владелец: собственник или лицо, обладающее им на других законных основаниях (доверенность, договор, распоряжение соответствующего органа и т.п.). Лицо может быть собственником транспортного средства как до признания его судом недееспособным, так и после вступления в силу судебного решения, например, наследовании или дарении. В связи с невозможностью эксплуатации транспортного средства недееспособного гражданина им самим оно может быть реализовано от его имени опекуном. Такое использование транспортного средства часто вызвано необходимостью удовлетворения потребностей самого собственника (приобретение продуктов, следование к месту лечения или отдыха и т.п.). В таких случаях эксплуатацию транспортного средства может осуществлять сам опекун или иное лицо, но в интересах недееспособного гражданина - собственника. Законным основанием владения опекуна транспортным средством является опекунское удостоверение, выданное органом опеки и попечительства. Иное лицо может пользоваться источником повышенной опасности на основании доверенности, выданной опекуном, с предварительного согласия органа опеки и попечительства, от имени недееспособного. Возмещение вреда владельцем источника повышенной опасности законодатель ставит в зависимость от эксплуатации этого источника, следовательно, реальная возможность возмещения вреда самим недееспособным гражданином практически отсутствует. При причинении вреда этим источником к ответственности будут привлекаться другие законные владельцы, по не сам собственник.

Последующее признание гражданина, причинителя вреда, полностью дееспособным также не влечет его обязанности по возмещению такого вреда, то есть не изменяется субьектный состав обязанных лиц (п. 2 ст. 1076 ГК РФ). В таком случае противоправность поведения опекуна или соответствующей организации состоит в нарушении обязанности по своевременному ходатайству перед судом о восстановлении дееспособности подопечного, предусмотренной п. 5 ст. 36 ГК РФ.

Осуществление субьективных гражданских прав ограниченно дееспособными лицами также имеет свою специфику. Ограничение дееспособности можно рассматривать как особое правовое состояние. При ограничении дееспособности конкретного лица изменяется его правовой статус, уменьшается объем его правовых возможностей, то есть возможность быть субъектом тех или иных правоотношений.

В своих публикациях правоведы и психиатры неоднократно ставили такой вопрос как необходимость введения в систему гражданского законодательства категории «ограниченная дееспособность лиц, страдающих психическими расстройствами». Подобная необходимость существует и в настоящее время. Большое количество больных имеют достаточно высокий уровень социальной адаптации, выполняют квалифицированную работу, создают семьи воспитывают детей, нередки случаи, когда больные шизофренией могут вполне разумно и рассудительно выполнять свои гражданские права и обязанности. В таких случаях признание граждан полностью недееспособными повергает нарушению социальной адаптации, а установление опеки весьма ограничивает права больного. Однако признание же их полностью дееспособными также неоправданно, так как действия больного могут явиться следствием болезненных переживаний, несмотря на сохранность в целом социальной адаптации. Признание таких граждан недееспособными и установление над ними опеки приводит к нарушению их имущественных прав, а также разрыву сложившихся социальных связей.

Согласно действующему законодательству ограниченно дееспособный гражданин может получать заработок, пенсию, иные доходы и распоряжаться всеми видами доходов лишь с согласия попечителя. Учитывая качества личности такого гражданина, вполне обосновано предположение, что, получив заработную плату, пенсию или иной доход, он может совершить сделки, противоречащие интересам семьи этого гражданина либо его интересам.

Исходя из вышесказанного можно сформулировать выводы:

1. Учитывая то, что в повседневной жизни недееспособные граждане каждый день участвуют в гражданском обороте, представляется возможным на законодательном уровне разрешить недееспособным гражданам совершать мелкие бытовые сделки, предусмотрев такое право в соответствующей статье Гражданского кодекса РФ.

2. Принимая во внимание, что ст. 30 ГК РФ не устанавливает форму согласия попечителя на выполнение подопечным сделок, меж попечителем и ответчиком может образоваться спор о выдачи такого согласия. Согласие попечителя на совершение сделок, получение заработной платы, пенсии или же других доходов, а также и их расходование этих средств, должно быть сделано в письменной форме как в случае с выражением согласия попечителей на совершение сделок несовершеннолетними лицами.

3. Действительность сделки, которая совершенна недееспособным или ограниченно дееспособным лицом, является юридически значимой, если на то присутствует воля третьего лица, в роли которого выступает опекун или попечитель.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >