Теория референции

Определенную проблему при переводе с английского на русский язык составляет наличие артиклей в английском языке и отсутствие их в русском. В Главе 1 мы подробно рассмотрели проблему категории артикля в английском языке, описали функции каждого артикля и привели примеры. Основной функцией артикля в английском языке является функция детерминации, которая вносит значение определенности/ неопределенности.

«В русском языке категория определенности/неопределенности не является грамматической, актуализаторами соответствующих референциальных статусов могут служить местоимения» [И.М. Кобозева 2004]. Перед переводчиками встает задача найти слова в русском языке семантически эквивалентные этим артиклям, но в большинстве анализируемых текстов мы не находим точных соответствий. Таким образом, предметом исследований в Главе 2 является изучение системных отношений средств референции в разных языках и их выражения в художественном тексте.

Основные понятия теории референции

Понятие референции.

Референцией (от англ. reference, от лат. refero - отношу, сопоставляю) называется отношение слова и предмета/ ситуации, которые обозначены этим словом. Явление референции - это соотнесение предположения с явлением действительности.

Е.В. Падучева дает следующее определение данному явлению:

«Референция - это соотнесенность, вообще говоря, с индивидуальными и каждый раз новыми объектами и ситуациями».

По мнению Н.Д. Арутюновой (1982), референция представляется

«способом зацепить высказывание за мир». Референция как действие (соотнесение) осуществляется говорящим, является отдельным компонентом

в речевом акте. Референция как результат (соотнесённость) - это отношение, в которое вступают языковые выражения в контексте речевого акта (Стросон 1982; Линский 1982, цит. по Падучева 1985). Таким образом, теория референции ставит вопрос о том, как соотносится слово с нужным предметом.

Теория референции изучает, каким образом слово связано с денотатом (обозначаемым предметом).

Существует две категории языковых выражений, которые в контексте высказывания обретают референциальный статус. Это, во-первых, именная группа (ИГ), которая может быть выражена одним или несколькими словами, а во-вторых, предикатная группа.

Понятие именной группы.

В теории референции именной группой называется совокупность двух элементов: общего имени и его актуализатора. Общее имя - это словарная единица (например, дом, река), либо синтаксически сложное образование (например, красивый дом), возможно даже содержащее внутри себя какие-то актуализованные ИГ (например, дом, который принадлежал графу). У общего имени есть экстенсионал - множество всех возможных референтов. Экстенсионал общего имени - это абстрактное множество, существующее лишь в силу абстракции актуальной бесконечности; например, экстенсионал слова дом - это множество всех домов, которые были, есть и будут.

Референция именной группы.

Обратимся к референции именных групп, которые имеют предметное значение, т.е. могут обозначать предмет.

Рассмотрим пример:

Врач пришёл только к вечеру.

В этом высказывании врач обозначает индивидуализированный внеязыковой объект: этот врач выделен из множества всех других врачей тем фактом, что участвует в действии, описываемом в самом предложении; иначе говоря, слово врач имеет референт.

Надо найти какого-нибудь врача.

Это высказывание не подразумевает никакого индивидуализированного объекта, т.е. ИГ какого-нибудь врача не имеет референта. Денотативный статус неопределенный, имеется в виду любой из множества существующих врачей.

Врач должен внимательно выслушать больного.

Здесь врач скорее всего значит «всякий, любой врач» и соотносится со всем множеством врачей, которые были, есть и будут, референтом является множество всех возможных врачей.

Иван - врач.

В данном предложении слово врач не соотносится с объектом, а указывает свойство Ивана: врач в данном предложении является предикатом, денотативный статус отсутствует.

Завтра я пойду к врачу.

Данное высказывание неоднозначно, т.к. не имеет в виду никакого индивидуализированного объекта, т.е. воспринимается так же, как в высказывании номер 2). При наличии же в контексте следующего Он работает в нашей больнице слово врач здесь будет понятно так же, как в высказывании номер 1), будет иметь референт и выделяться из множества всех врачей.

Актуализатор.

Актуализаторы (термин из Балли 1955) - это те слова и вообще компоненты предложения, которые превращают общее имя в актуализованную именную группу. Ш. Балли и его последователи

рассматривают актуализатор как средство осуществления референции, а актуализированную ИГ - как ИГ, реально участвующую в референции.

Например, из общего имени молодой человек; можно получить именные группы этот молодой человек; все молодые люди; какой-нибудь молодой человек, которые предназначены для соотнесённости с объектом. К числу актуализаторов относятся такие слова (и словосочетания), как этот, тот, тот же самый, каждый, каждый из, любой из, такой, всякий, все, все кроме одного, какой бы то ни было, никакой, ни один, некоторый (некоторые), кое- какой, какой-нибудь, какой-то, некий, какой-либо, тот или иной, какой попало, один, хоть один, по крайней мере один, более чем один, ровно один, два, оба, не менее двух, более двух, все три, несколько, много, многие из, то один, то другой и др.

Предикатная группа.

Предикатная группа - это чистое общее имя: в составе такой ИГ в безартиклевом языке нет актуализатора. Если мы говорим о предикатной группе, то прежде всего необходимо отметить, что вопрос об определении понятия предикат относится к традиционным вопросам языкознания. Предикатная составляющая в концепции Н.Хомского - это та составляющая предложения, которая в качестве главы имеет глагольную группу. Неформально говоря, это всё, что относится к глаголу в личной форме, составляя с ним одну целую синтаксическую группу в предложении (Демьянков 1980). Предикатными являются ИГ в функции предикатива при связочном глаголе:

Джон Стейнбек - автор «Жемчужины»;

Мой сын инженер.

Предикатной может быть также ИГ в функции аппозитива (определение, выраженное существительным): У него была

жена красавица; и в позиции при бытийном глаголе: Есть вопросы, которые необходимо рассмотреть на собрании.

Предикатную группу необходимо отличать от референтной.

Компоненты референциальных значений.

При всём разнообразии конкретных соотнесений именных групп с внеязыковыми объектами число разных типов соотнесённости, по-видимому, относительно невелико. Исследователи выделяют различные типы референции на основе пересечения следующих трёх основных значений:

Значение существования/несуществования предмета/объекта.

Значение известности/неизвестности предмета/объекта;

Критерий известности/неизвестности играет важную роль в организации высказывания, так как, сообщая определённую информацию собеседнику, говорящий ориентируется на степень его осведомлённости о предмете речи, чтобы избежать непонимания с его стороны. Кроме того, важность этого критерия подтверждается тем фактом, что реализация значения известности/неизвестности происходит чаще всего в процессе коммуникации и необдуманно использованные актуализаторы могут привести к сбою коммуникации.

Значение количественного признака (значения единичности/значения неопределённого количества).

Денотативный статус.

Денотативный (референциальный) статус - это тип референциального предназначения. Как отмечает И.М. Кобозева, «одно и то же языковое выражение, взятое в одном и том же языковом значении, может иметь различную референцию, т.е. соотноситься с миром дискурса по-разному. Способ соотнесения языкового выражения с действительностью (или неким другим миром, в рамках которого оно интерпретируется) называется

референциальным статусом (РС) этого выражения. Языковые выражения сами по себе, как факты языка, лишены референции, но благодаря своей структуре они обладают предназначением для использования с тем или иным референциальным статусом (статусами)». [Кобозева 2002]

Таким образом, реальная соотнесённость ИГ с внеязыковым объектом возникает только в речевом акте, т.е. в высказывании, а денотативный статус как предназначенность к тому или иному типу референции характеризует ИГ в предложении.

Такова общая схема структуры ИГ. Она нуждается в некоторых оговорках:

Актуализатор в составе ИГ может быть нулевым, т.е. актуализация может достигаться одним лишь включением слова в состав предложения. Денотативный статус ИГ определяется в этом случае контекстом и линейно интонационной структурой предложения.

Некоторые ИГ нельзя разделить линейно на актуализатор и общее имя. Семантически такие ИГ представляют собой или чистый актуализатор, или сочетание актуализатора со смысловым компонентом абстрактного типа. Примеры: это в дейктическом употреблении, я, ты, мы, он, она, оно, они, все мы, каждый (в значении «каждый человек»), всё, никто, некоторые (в значении «некоторые люди»), ничто, кто-то, кто-либо, кое-кто, кто-нибудь и т.д.

ИГ может быть построена присоединением актуализатора не к общему имени, а к уже актуализованной ИГ (например, кто-то из этих людей, любой из них).

В этом случае каждая из этих двух ИГ имеет свой денотативный статус. Актуализованной является, например, ИГ учеников в составе ИГ один из учеников, некоторые из учеников.

Денотативный статус ИГ определяется смыслом её актуализатора. Однако не всегда весь семантический вклад, который вносит в смысл предложения актуализатор, входит в денотативную характеристику ИГ. Так, предложения Можешь взять какую-нибудь книгу и Можешь взять одну книгу по смыслу различны: употребление местоимения какую-нибудь связано с идеей качественной разнородности того класса объектов, из которого происходит выбор, а числительное один не несёт этой идеи, ср. тот факт, что предложение Можешь взять одно яблоко нормально, а Можешь взять какое-нибудь яблоко звучит странно (Падучева 1985).

То же семантическое различие между никакой и ни один в предложениях У меня нет никаких вопросов и У меня нет ни одного вопроса. Однако денотативный статус у ИГ в каждой паре предложений скорее всего одинаков.

Денотативные статусы - это семантические «ярлыки». Они характеризуют предложение и независимы от речевого акта. Хотя статус характеризует тип референции, в естественных языках этот аспект значения тесно переплетён с рядом прагматических значений - прежде всего с противопоставлением «определённость/ неопределённость» для говорящих (Givon 1978, цит. по Падучева 1985), как в артиклевых языках противопоставление референтный/ нереферентный» и определённый/ неопределённый» регулярно выражается одними и теми же средствами).

Референтные статусы.

Референтные ИГ различаются в русском языке по двум признакам:

а) определённость - сильная, т.е. определённость объекта и для говорящего и для слушающего;

б) слабая определённость , т.е. определённость объекта для говорящего, но не для слушающего.

В результате получается три референтных статуса - определённый, слабоопределённый и неопределённый для говорящего, которые описываются следующими наборами признаков (+Опр.), (-Опр., +Сл.Опр.), (-Опр., -Сл.Опр.).

Определённо-референтный статус.

Противопоставление по определённости/ неопределённости референта в ряде языков маркируется грамматически - с помощью особой лексико- грамматической категории слов - артиклей, определённого и неопределённого. В других языках, где категория определённости/ неопределённости не является грамматической, актуализаторами соответствующих ИГ могут служить местоимения. Так в русском языке для определённой референции используются указательные местоимения, а для неопределённой - неопределённые местоимения. Но и в том, и в другом типе языков наличие в составе языкового выражения специального актуализатора определённости/ неопределённости не всегда является необходимым условием для реализации соответствующего типа референции.

Рассмотрим следующие примеры:

Ту книгу, которую ты мне дал, я уже прочёл.

Я прочёл эту книгу.

Единственность объекта в этих предложениях входит в смысл актуализатора. Например, в предложении 2) эту книгу= «книгу, на которую направлен указательный жест говорящего»; следовательно, в смысл предложения 2) входит презумпция «Существует единственная книга, на которую указывает жестом говорящий». Именной группе ту книгу, которую ты мне дал предложения 1) соответствует презумпция «Существует единственная книга, которую ты мне дал».

Случаи употребления ИГ с определённо-референтными статусами часто встречаются в диалогах:

«- Эта тропинка недостаточно широка для нашей компании. Давайте выйдем на аллею.

Однако Элизабет, которой очень хотелось от них отделаться, весело ответила:

-- Нет, нет, пожалуйста, останьтесь» (Дж. Остин «Гордость и предубеждение» перевод И. Маршака)

Собеседники ведут речь об индивидуализированных объектах. Оба они знают, о какой тропинке, аллее идёт речь.

Один и тот же признак +Опр. может иметь первичные и повторные употребления в тексте (текстовая и внетекстовая определённость). Определённая референция в первом упоминании редко осуществляется с помощью местоимения 3-ого лица, ср. стилистически окрашенное На берегу пустынных волн Стоял он, дум великих полн. Текстовая определённость может создаваться не только повторным упоминанием данного объекта, но и ситуацией, в которой естественно допустить существование данного объекта.

Приведём пример:

Гости давно разъехались. Часы пробили половину первого. В комнате остались только хозяин, да Сергей Николаевич, да Владимир Петрович. (И.С. Тургенев “Первая любовь”)

Данное предложение является вводным, именно с него начинается повесть «Первая любовь», но уже в самом начале мы находим ситуативную определенность. Гости, хозяин в данном предложении носят определенно- референтный статус. Автор с самого начала позволяет нам относиться ко всей ситуации и к ее участникам как уже до этого известным, знакомым.

Определённые ИГ могут быть не только единичными, но и множественными. Например:

Все сотрудники фирмы выполнили годовой план.

Я прочёл эти журналы.

Различие между единичностью и множественностью не создаёт отдельного денотативного статуса. В каждом из референтных статусов могут быть как единичные, так и множественные ИГ.

Слабоопределённый статус.

Признак Сл.опр. даёт семантический компонент «Объект известен говорящему, но неизвестен слушающему».

В случае с определённой ИГ «говорящий хочет, чтобы адресат опознал, частично с помощью его дескрипции, объект рефереренции», (Donnellan 1979, цит. по Падучева 1985). Если же употребляется слабоопределённая ИГ, говорящий не выдвигает такого требования собеседнику, хотя сам он и имеет в виду какой-то объект. Неопределённость референции обусловлена состоянием знаний адресата (по мнению говорящего) - невозможностью для него однозначно идентифицировать референт ИГ в мире дискурса на основе полученных из высказывания сведений о нём.

Слабая определённость возникает в двух типах случаев. Во-первых, она неизбежна при вводе в дискурс известного говорящему, но неизвестного адресату референта, т.е. при его интродукции. Актуализатором этой разновидности слабоопределённого статуса в русском языке является местоимение один (в одном из своих употреблений): Был у меня один приятель. Первичная функция местоимения один - интродуктивная. Выступая вне отношения конкретизации, «один» в тематической позиции частично утрачивает семантику слабой определённости, превращаясь в неопределённый артикль: Один человек рассказал мне эту историю. Приблизительное множественное число для слабоопределённого один - некоторые (тоже в одном из значений). Например, фраза Некоторые мальчики были в джинсах понимается как «некоторые из определённого множества мальчиков», а не из универсального класса, составляющего экстенсионал слова мальчики (примеры из Падучева 1985). Во-вторых,

слабоопределённые ИГ могут отсылать к референту, по отношению к которому говорящий мог бы при желании употребить определённую дескрипцию, содержащую всё необходимое для однозначной идентификации его адресатом, но по тем или иным причинам (например, желая скрыть что-то от третьих лиц или просто в игровых целях) не делает этого, одновременно давая понять адресату, что данный референт тому в принципе известен. Наиболее часто для такого вида слабоопределённого РС в русском языке употребляется специальный актуализатор - неопределённое местоимение с частицей кое-.

Он переезжает к Михайлову дню, и уже в конце будущей недели туда приедет кое-кто из его прислуги. (Дж. Остин «Гордость и предубеждение» перевод И. Маршака)

Рассмотрим также следующий пример:

В городе рассказывают об одной огромной жемчужине - о том, как её нашли и как снова лишились. (Джон Стейнбек «Жемчужина». Перевод Н. Волжиной)

В данном случае лишь рассказчик знает о городе и жемчужине, о которых он собирается поведать. И естественно, что он, как рассказчик неизвестной истории, вовсе не предполагает знаний слушающего об описываемых объектах. В противном случае, это было бы просто напрасным повторением уже ранее известного.

Неопределённо-референтный статус.

В смысл предложения с ИГ -Сл.опр. входит компонент «Объект неизвестен говорящему».

Обратимся к примеру, рассмотренному И.М. Кобозевой в работе

«Лингвистическая семантика», 2004:

Before going away Pete spoke to someone/somebody on the phone for quite a while. = Перед уходом Петя долго говорил с кем-то/кое с кем по телефону.Английское предложение с любым из двух синонимичных местоимений референциально неоднозначно, что подтверждается возможностью перевода на русский язык с помощью двух нетождественных в референциальном аспекте предложений. Если мы обратимся к переводу с частицей кое-, то мы будем иметь дело с ИГ со слабоопределённым статусом, так как в этом варианте подразумевается, что говорящий в принципе знает, с кем говорил Петя. А при употреблении местоимения кем-то имеется в виду неопределённость для говорящего, неосведомлённость его об объекте.

Разновидности неизвестности достаточно полно отражены в словарях - это может быть недостаточность внешних признаков (Всадник… держит что-то белое на седле), невозможность вспомнить (Я тебе хотела что-то сказать), отсутствие знакомства (Разбудил меня какой-то старик), неидентифицированность (Какие-то злодеи украли у меня в поезде чемодан с бельём; Эти события имеют какую-то связь), неточность номинации, в которой говорящий отдаёт себе отчёт (оборотень какой-то), и т.д.

Приведём также следующие примеры:

“На углу Бокс-корта какие-то три молодчика накинулись на принца Флоризеля и грубо швырнули его в карету, которая тут же покатила дальше.” (Р.Л. Стивенсон «Клуб самоубийц» перевод Т. Литвиновой)

“Если ее купят, так разве в какой-нибудь музей для пополнения коллекции морских раковин.” (Джон Стейнбек «Жемчужина». Перевод Н. Волжиной)

Семантика актуализованных с помощью неопределённых местоимений ИГ в данных примерах в общем сводится к тому, что рассказчик не в силах идентифицировать те предметы или лица, о которых идёт речь.

Нереферентные статусы.

Рассмотрев референтные статусы, характеризующиеся признаком референтности, перейдём к нереферентным статусам, то есть таким статусам,которым не соответствует конкретный референт. Падучева Е.В. в работе

«Высказывание и его соотнесенность с действительностью» у нереферентных ИГ выделяет следующие денотативные статусы: 1) экзистенциональный (в трёх разновидностях); 2) универсальный; 3) атрибутивный; 4) родовой.

Экзистенциональный статус.

Экзистенциональные ИГ употребляются в ситуации, когда речь идёт об объекте (в частности, о множестве объектов), который относится к классу объектов того же рода и не индивидуализирован, т.е. не то что неизвестен говорящим, а в принципе не может быть предъявлен или указан, поскольку он «не выбран» (Селивёрстова 1964, цит. по Падучева 1985) из этого класса. Можно различить три типа экзистенциональных ИГ.

Дистрибутивный статус.

Дистрибутивные ИГ обозначают участников, распределённых по некоторому множеству однотипных событий; в каждом событии свой участник.

Примеры:

Каждый день со мной происходило какое-нибудь несчастье.

Иногда кто-нибудь из нас его навещает.

Общее свойство всех контекстов, допускающих частицу -нибудь в ситуациях дистрибутивности состоит в том, что ситуация представляется говорящим как одна из возможных или одна из многих; - нибудь относится к общему участнику этих ситуаций. Но дистрибутивные ИГ встречаются не только в контексте с частицей -нибудь. Обратимся также к следующим примерам:

“Если это притча, может быть, каждый поймёт её по-своему и каждый увидит в ней свою собственную жизнь.” (Джон Стейнбек

«Жемчужина». Перевод Н.Волжиной)

“Когда я нахожусь в провинции, - ответил он, - мне не хочется из нее уезжать. Но когда я попадаю в столицу, со мной происходит то же самое. У того и у другого - свои хорошие стороны.” (Дж. Остин «Гордость и предубеждение» перевод И. Маршака)

Приведённые примеры можно объединить по тому признаку, что оба они содержат притяжательное местоимение «свой». Здесь также остаётся невыясненным, как происходит распределение участников в ситуации: у кого какие стороны, у кого какая жизнь и т.п.

Е.В. Падучева приводит ещё несколько примеров дистрибутивных употреблений:

К каждому воспитаннику приехали его родственники.

Всякие две пересекающиеся прямые имеют общую точку.

Понятно, что у каждого воспитанника свои родственники и у каждых двух прямых своя точка пересечения, но индивидуализировать упомянутые объекты и «соединить» их друг с другом, основываясь на данном контексте, не представляется возможным.

Неконкретный статус.

Неконкретные ИГ фигурируют в контексте снятой утвердительности (см. Вейнрейх 1970, цит. по Падучева 1985). Этот контекст создают модальные слова может, должен, хочет, необходимо, повелительное наклонение, а также будущее время глаголов, отрицание (в том числе и внутрилексемное, как в глаголах не хватает, отказывается, запрещает, отрицает), вопрос, дизъюнкция, цель, условие, неуверенность, нереальность; предположительность, многие пропозициональные установки:

хочет, считает, думает, стремиться и перформативные глаголы - просит, приказывает.

Е.В. Падучева приводит следующие примеры:

Джон хочет жениться на какой-нибудь иностранке.

В комнате нет ни одного человека.

Заведомо кто-нибудь из вас его знает.

Он хочет взять в жёны Машу или Дашу.

В каждом из этих примеров мы можем наблюдать однотипное явление: выбор элемента из множества ещё не произведён. Референты именной группы существуют «в другом измерении»: в мире мечты, желания или предположения.

Несколько подробнее остановимся на следующих случаях употребления ИГ с неконкретным статусом:

“Вам не удастся обмануть мои глаза, а лицо ваше красноречиво говорит о том, что вы нуждаетесь в помощи -- друга или врача, этого я еще не знаю.” (Р.Л. Стивенсон «Клуб самоубийц» перевод Т. Литвиновой)

Ситуацию можно прокомментировать следующим образом: говорящий владеет лишь самыми общими сведениями, он знает лишь, что человеку нужна помощь, но не может сказать определённо, кого именно. Возникает контекст снятой утвердительности.

“Затем, приказав слугам предоставить один из экипажей в распоряжение молодого человека и уложить в багажник его сундук и сославшись на свои придворные обязанности, полковник протянул ему на прощание руку.” (Р.Л. Стивенсон «Клуб самоубийц» перевод Т. Литвиновой)

В данном предложении говорящий не конкретизирует ситуацию и просит предоставить один, неважно какой экипаж.

Общеэкзистенциональный статус.

Общеэкзистенциональные ИГ позволяют говорить об объектах с определёнными свойствами, не имея в виду конкретных объектов.

Рассмотрим примеры:

1. Некоторые товары портятся при перевозке.

ИГ некоторые товары отличается в данном примере от референтной ИГ некоторые из присутствующих в предложении Некоторые из присутствующих не поняли смысла его слов тем, что в первом случае квантификация производится по абстрактному множеству, составляющему экстенсионал общего имени, а во втором случае, где присутствующих - это ИГ +Опр., по конкретному множеству, введённому в рассмотрение в предшествующем тексте.

Общеэкзистенциональный статус - это статус подлежащего в так называемых частных суждениях традиционной логики, т.е. в суждениях о части абстрактного (универсального) множества.

“И я готова согласиться с его домоправительницей, что, хотя некоторые люди и считают его гордецом, сама я этого совсем не почувствовала.” (Дж. Остин «Гордость и предубеждение» перевод И. Маршака)

Здесь ИГ некоторые люди указывает на общее суждение, присущее большинству, не подразумеваются какая-та определенная группа людей.

Универсальный статус.

Универсальный статус имеют ИГ, референтом которых является всё множество сущностей, обозначаемое соответствующим именным выражением, т.е. экстенсионал этого выражения. Актуализаторами данного статуса являются определительные местоимения со значением всеобщности: все, каждый, всякий.. Разумеется, каждое из указанных местоимений имеет

свои особенности. Так, в отличие от все, каждый, помимо универсальности, маркировано по признаку дистрибутивности.

ИГ может трактоваться как универсальная только при условии, что она построена на базе общего имени с открытым экстенсионалом. Поэтому всякий просто не сочетается с актуализованными ИГ, а каждый, все в этом случае не является показателем универсальности (ср. (а) Каждый из её недостатков можно устранить и (б) Любой её недостаток можно устранить (пример из Падучева 1980). В (б) ИГ является универсальной, поскольку (б) предполагает неограниченное, открытое множество недостатков; а в (а) ИГ референтная определённая: каждый - показатель дистрибутивной множественности, а не универсальности.

“Низким является любой способ, употребляемый женщинами для привлечения мужчин.” (Дж. Остин «Гордость и предубеждение» перевод И. Маршака)

В данном примере ИГ любой способ предполагает множество существующих способов, экстенсионал слова способ ничем не ограничен, а значит, данная ИГ может трактоваться как универсальная.

Атрибутивный статус.

Атрибутивная ИГ иллюстрируется фразой «Убийца Смита сумасшедший» в том её понимании, когда говорящий имеет в виду презумпцию существования и единственности убийцы, но не подразумевает никакого конкретного человека. Это высказывание может быть сделано в ситуации, когда убийца вообще неизвестен говорящему, и он основывает своё суждение только на зверском характере убийства. Атрибутивное употребление дескрипции всегда требует специфического контекста.

Отметим также, что помимо специфического контекста, описанного выше, существует ещё один контекст, допускающий атрибутивные

дескрипции, - это контекст высказывания обобщающего характера, например:

Самый сильный человек в мире не в состоянии поднять больше 200 кг.

Тот, кто победит в этой борьбе. не избежит применения нечестных приёмов.

Рассмотрим следующий пример:

“Думаю, что не ошибусь, если скажу, что среди нас может найтись кто-то, кому бал едва ли будет по вкусу.” (Дж. Остин «Гордость и предубеждение» перевод И. Маршака)

В данном примере атрибутивная ИГ кто-то, кому бал едва ли будет по вкусу носит обобщающий характер, автор не конкретизирует участника ситуации.

Родовой статус.

При родовом употреблении ИГ референтом является неиндивидуализированный представитель множества сущностей, составляющих экстенсионал соответствующего именного выражения. Так, например, в следующих примерах из работы Е.В. Падучевой :

Норвежцы высокого роста.

Родовой РС имеют норвежцы. Действительно, в отличие, например, от предложения из текста спортивного репортажа:

Норвежцы атакуют ворота противника.

где ИГ норвежцы имеет конкретно-референтный статус, ИГ норвежцы в предложении 1 не отсылает к конкретному множеству норвежцев. Не отсылает эта ИГ и ко всему экстенсионалу имени норвежец, в отличие от ИГ все норвежцы, поскольку, употребляя предложение 1, говорящий не берёт на себя обязательство считать, что в мире не существует ни одного низкорослого норвежца. Ведь речь в предложении 1 идёт только о неких типичных, характерных представителях данной национальности.

Родовое употребление является нереферентным, поскольку не обязывает говорящего к признанию существования индивидуализированного объекта в универсуме речи: обсуждается род объектов на примере одного представителя. Во фразе Когда-нибудь человек побывает на Марсе родовая интерпретация слова человек предпочтительна перед экзистенциональной, поскольку ясно, что речь идёт не просто о человеке, а о представителе человеческого рода. Родовое употребление ИГ человек можно наблюдать в следующих примерах:

“Ибо сказано, что человек никогда не удовлетворяется достигнутым: дайте ему желаемое, и он попросит что-нибудь еще. Да! Сказано - в умаление человеку, тогда как это один из самых замечательных его талантов, это талант, который возносит человека над животными, довольствующимися тем, что у них есть.” (Джон Стейнбек «Жемчужина». Перевод Н.Волжиной)

“Свобода, -- повторил он, -- а знаешь ли ты, что может человеку дать свободу?” (И.С. Тургенев «Первая любовь»)

Выводы по Главе 2

В Главе 2 мы рассмотрели основные понятия теории референции. Теория референции изучает системные отношения языковых средств в разных языках и их выражение в художественном тексте, ставит вопрос о том, каким образом слово соотносится с предметом.

Референциальные статусы делятся на две группы: референтные и нереферентные. Референтные статусы включают в себя определенные, слабоопределенные и неопределенные ИГ. Нереферентные статусы включают в себя экзистенциональные (дистрибутивные, неконкретные, общеэкзистенциональные), универсальные, атрибутивные и родовые ИГ.

Определенные ИГ подразумевают известность для говорящего и для слушающего, слабоопределенные подразумевают определенность для

говорящего, но не для слушающего, а неопределенные подразумевают неизвестность как для говорящего, так и для слушающего.

Экзистенциональные ИГ подразумевают не индивидуализированный объект, относящийся к одному и тому же классу объектов.

ИГ может считаться универсальной при условии, что в ее основе лежит общее имя с открытым экстенсионалом.

Атрибутивные ИГ представляют собой правдоподобное умозаключение по неполной информации.

Родовые ИГ употребляются в ситуации, когда описывается род объектов на примере одного представителя.

В современной лингвистике выделяют две категории языковых выражений, которые обретают референцию: именная группа (ИГ) и предикатная группа. Именная группа состоит из общего имени и актуализатора. Предикатная группа представляет собой чистое общее имя в безартиклевых языках, в составе такой группы нет актуализатора.

В некоторых случаях входящие в состав ИГ актуализаторы играют значительную роль для определения смысла и, следовательно, референциального статуса данной ИГ.

Особое внимание обращают на себя несовпадения значений актулизаторов при переводе. Таким образом, в следующей главе мы хотели бы рассмотреть, способы передачи референциальных статусов в английском и русском языках на примерах художественных текстов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >