Относительные предложения в нанайском языке

Некоторые сведения о нанайском языке

Общая характеристика

Нанайский язык относится генетически к тунгусо-маньчжурской семье языков (далее - ТМЯ). Внутри ТМЯ существуют различные классификации (см. подробнее [Певнов 2009]). Я не буду останавливаться подробно на этом вопросе, тем более что для уточнения родства необходимо делать оговорки про то, что именно мы понимаем под родством языков. Наиболее близким нанайскому языку считается ульчский. С другой стороны, внутри нанайского языка можно выделить в особую таксономическую единицу кур-урмийский диалект нанайского языка.

Общее число носителей нанайского языка не превышает 200 человек (ср. [Оскольская 2017]). По-видимому, все носители билингвы, причём русский язык преобладает по сферам и частоте употребления. Наблюдается небольшое количество «полуносителей», чаще всего это нанайцы старше 30 лет (а во многих населённых пунктах и старше 50 лет тоже), которые не владеют языком, но способны аудировать и воспринимать несложную нанайскую речь. Так, в с. Дада одна негидалка сообщила, что не владеет языком, но при моей работе с её мужем (носителем нанайского) понимала построенные им фразы и даже пыталась «переправлять» его (впрочем, довольно неуспешно, построенные ей фразы синтаксически скорее напоминали русскую речь нанайскими лексемами). Подробнее ознакомиться с социолингвистической информацией о носителях можно в статьях [Столяров 1997, Герасимова 2002], с некоторыми предложениями по ревитализации нанайского языка можно ознакомиться в моих тезисах [Харитонов 2017a, Kharitonov 2017b]. Несомненно, печальное социолингвистическое состояние языка сказывается на данных по языку, в т.ч. при работе с носителями. В специальном разделе второй главы я рассказываю про некоторые наблюдения в области порождения относительных предложений в связи с ситуацией языкового сдвига и утраты языка.

Нанайский язык представлен несколькими диалектами (см. обзор в [Оскольская 2017 : 8-11]), но в рамках моей работы я ориентировался в основном на литературную норму, в том числе потому что бомльшая часть текстов написана именно на ней. Литературной нормой считается найхинский говор, или, шире, найхинский диалект. Некоторые примеры приводятся из других говоров (в первую очередь говор с.Дада и с.Кондон), в рамках изучения относительных предложений существенной разницы мной не выявлено.

В соответствии с задачами работы необходимо было провести работу с носителями, для чего в январе-феврале 2017 года я провёл экспедицию в Нанайском районе Хабаровского края (сёла Дада, Найхин, Даерга). На момент экспедиции у меня были сформулированы гипотезы и составлена выборка грамматичных конструкций с относительными предложениями. В ходе экспедиции следовало получить главным образом отрицательный языковой материал, то есть относительные конструкции, которые отвергаются носителями. Результаты касаются в первую очередь допустимых и недопустимых ролей мишени в относительных предложениях с внешней вершиной (см. раздел 2.2). Кроме того, для поиска и анализа относительных предложений привлекалась разная литература сборник сказок [Бельды, Булгакова 2012], словарь с примерами [Оненко 1980], фольклорные тексты [Аврорин 1986] и некоторые другие материалы (в частности, любезно предоставленные С.Оскольской и Н.Стойновой полевые материалы, собранные ими в нескольких экспедициях). С некоторыми носителями работа велась и после завершения экспедиции -- удалённо, в первую очередь в социальных сетях.

Также я вынужден сделать небольшое отступление в нанайскую фонетику и орфографию, чтобы обозначить принятые мной принципы записи примеров. Фонетика нанайского языка представлена во многих работах (см. [Аврорин 1961; Петрова 1996 Ko, Yurn 2011]). Для нанайского языка используется стандартная орфография (например принятая в [Заксор 2009]), в целом довольно удобная, но не отражающая некоторые явления, важные для лингвистических целей. Например, звук [j] не пишется в препозиции буквы «и». Кроме того, буква «и» обозначает разные звуки [i] и [e] (которые распределяются по суперсегментным законам). С другой стороны, давать все примеры в фонетической записи было бы трудоёмко и неэффективно, ведь в большинстве источников приводится именно запись кириллицей в стандартной орфографии. Я принял компромиссное решение: запись примера в виде предложения представляется как в источнике, а в поморфемной строчке с глоссами приводится запись с некоторым условным представлением латиницей (с дополнительными символами). Я представлю этот пересчёт в виде таблицы -- см. Таблица в Приложении. Носовые гласные показываются тем же методом, что и в стандартной нанайской орфографии -- следом за гласной пишется буква н/n. Следует отметить, что носовые гласные встречаются только на конце слова. Если же после носового гласного появляется какой-то дополнительный суффикс, «проявляется» согласный звук [н], который может вызывать различные морфонологические процессы. Должен также отметить, что наличие носовых гласных и, шире, парадигмы с учётом носового/неносового гласного в основе варьируется не только по диалектам, но и от носителя к носителю (чаще в сторону утери признака «носовой», но также и обратную сторону. Например выравнивание парадигмы 1 лица единственного числа происходит именно в сторону «носовой» парадигмы, носители часто говорят -mbi там, где ожидается -i)

Необходимо ещё сказать пару слов про сингармонизм в нанайском языке. Из описания в описание (см.: [Петрова 1996, Аврорин 1961, Заксор 2009]) следует позиция, согласно которой существует две серии гласных: узкая и широкая. И гласные внутри слова подчиняются правилу: внутри фонетического слова встречаются лишь гласные одной серии с исключениями для последнего слога, где может происходить качественная редукция и звук переходит в разряд узких. Корейские учёные Д.Ко и Г.Юрн [Ko&Yurn 2011 : 19] обратили внимание на влияние «широких гласных» на увулярную артикуляцию заднеязычных и представляют сингармонизм не в виде противопоставления «узких» и «широких» гласных, а в соответствием с наличием или отсутствием признака retruckted/advanced tongue root (RTR/ATR), то есть приподнятости спинки языка. Распределение гласных звуков в соответствии с этой системой представлено в табл. 1.

Таблица 1. Представление признака +/- RTR согласно [Ko&Yurn 2011 : 19]

Features

-Back

+Back

- Rounded

+Rounded

- RTR

I

?

u

+ RTR

?

a

o

Другое наблюдение о стандартной нанайской орфографии: в ней почти всегда отображается качественная редукция гласных переднего и заднего рядов в сторону +ATR (узкая серия), в то же время гласный среднего ряда нижнего подъёма -- [а] согласно орфографии почти не редуцируется. Видимо, тут издержки того, что гласного [?] в русском языке нет, и русскоязычные исследователи не всегда замечали соответствующую редукцию. В моих экспедиционных данных я буду отображать это явление в тех случаях, когда заметна разница, в то же время необходимо провести соответствующие исследования в области экспериментальной фонетики для уточнения этой гипотезы применительно к описанию нанайской фонетики в целом.

В моей работе приняты следующие условные обозначения, объединяющие гласные звуки соответственно распределяющихся по законам сингармониза (для облегчения представления морфологии):

Таблица 2

вариант реализации

общее обозначение

Пример

записи суффикса

Примеры реализаций

i или e

I

dI (INS)

ogda-de-ni 'на его лодке'

t?x?-di-ni 'из его пня'

a или ?

А

sAl (PL)

ogda-sal-ni 'его лодки'

t?x?-s?l-ni 'его пни'

o или u

O

dO (DAT)

ogda-do-ni 'в его лодке'

t?x?-du-ni 'в его пне'

Из других заметных морфонологических процессов стоит упомянуть частую редукцию [r] и [w] в интервокальной позиции при наличии дополнительных условий, регрессивную ассимиляцию [n]>[m] перед [b], слияние [nn]>[n].

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >