Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow "Неволновые" волны Кондратьева

Критический анализ теории К-волн.

1. Взгляды Ф. Броделя, упомянутого в статье Щепановской Е.М., на циклы истории не настолько однозначны, чтобы в них можно было найти общее с теорией Кондратьева. Так, с одной стороны, Бродель писал о взаимосвязывающей все общества «мир-экономике». У нее имеется свой центр (со своим «сверхгородом»; в XIV веке им была Венеция, позднее центр переместился во Фландрию и Англию, а оттуда в ХХ столетии - в Нью-Йорк), второстепенные, но развитые общества и окраинная периферия. При этом торговые коммуникации связывают разные регионы и культуры в единое макроэкономическое пространство. С другой стороны, в одном из своих последних интервью [1] Ф. Бродель сказал: «В столь многослойной общественной жизни нет никакого господствующего фактора, и поиск такового - это лишь самообман… Нет, не существует никакой столь всемогущей силы, действующей на протяжении многих веков, будь то мощная и сложная игра экономических факторов или в более узкой области - циркуляция людей и их материальных и нематериальных благ, будь то даже значительные требования производства, технического развития или столь значительное несоответствие между общественной реальностью и экономической жизнью, будь то, наконец, демографические процессы…» И наконец, последняя цитата: «Люди не создают своей истории. Маркс ошибается, полагая, что люди - творцы истории; напротив, представляется очевидным, что история создает людей, которые подчиняются ей».

Связывая воедино три вышеприведенных аспекта (наличие центра экономики, отсутствие господствующего фактора и влияние истории на создание людей) сам собой напрашивается следующий вывод. Не все люди создают историю. Есть люди, некий центр, создающий историю, которая затем создает остальных людей по заданным параметрам. Но такие выводы, конечно, недопустимы для тех, кто просто ищет оправдания своих «теорий» во взглядах признанных авторитетов.

2. О переходе на новый технологический уклад в отрасли свеклосахарного производства сказано выше. Но стоит обратить внимание на некоторые данные, которые характеризуют экономическое состояние России в XIX веке. В таблице 1 приведены состав и доходность системы косвенного обложения.

кондратьевский волна цикл

Состав и доходность системы косвенного обложения (млн. руб.)

1867

1877

1887

1897

Таможенные пошлины

38,0

52,6

97,0

195,6

Акциз:

Питейный

133,9

190,9

257,7

280,1

Табачный

7,0

12,6

24,1

35,3

Сахарный

1,6

6,8

23,2

55,5

Соляной

6,8

9,1

-

-

Нефтяной

-

-

-

22,8

спичечный

-

-

-

7,1

«Отсюда видно, что с 1867 г. система косвенного обложения значительно улучшилась: отменен соляной налог; уменьшено относительное значение питейного акциза и, напротив, усилено обложение предметов, потребление которых свидетельствует о наличности известного достатка (табак, сахар, предметы, привозимые из-за границы). …Третье место в системе косвенного обложения в1897г. занимает сахарный акциз. Общая сумма акцизов на сахар, табак и спички равна 97,9 млн. руб., т.е. почти досягает размера всех прямых налогов, тогда как 30 лет назад (т.е. в 1867 г.) их доход не превышал 8,6 млн. руб. и, следовательно, увеличился более чем в 11 раз»! [2]

Аналогичные, «нерадостные» для приверженцев теории длинных волн, данные можно привести и по другим отраслям экономики России XIX в. Так, стабильный рост (без каких-либо тенденций к падению) отмечен в легкой промышленности (хлопкообрабатывающие предприятия, предприятия по обработке шерсти, льна, пеньки, шелковая промышленность, «производство готового платья»), в перерабатывающей, деревообрабатывающей, промышленности. Выросла добыча ископаемых. Выплавка чугуна выросла за столетие в 13 раз, железа - в 2,6 раз, стали - более чем в 800 раз [2, стр. 304,305]. Рост отмечен в группе «керамических производств», гончарном производстве, химической промышленности. Таким образом, охарактеризован период, который, по мнению Пантина [3], представляет из себя сплошной кризис и перевороты: «…фаза технологического переворота - примерно 1789-1813 гг., продолжительность около 24 лет; фаза великих потрясений - примерно 1813-1849 гг., продолжительность около 36 лет; фаза революции международного рынка - примерно 1849-1873 гг., продолжительность около 24 лет. Второй полный цикл: фаза структурного кризиса - примерно 1873-1897 гг., продолжительность около 24 лет…».

Возникает вопрос: почему Н.Д. Кондратьев, будучи директором Института конъюнктуры, имея неограниченный доступ ко всей статистике России (и не только), при подготовке статьи «Большие циклы конъюнктуры» не использовал эти данные? Вариантов видится два: либо эти данные явно не вписывались в желаемую теорию и они были проигнорированы, либо такая цикличность характерна только для стран с определенным, схожим экономическим укладом. Второй вариант более вероятен. Выше уже приводился фрагмент статьи, где Кондратьев говорит о том, что причины цикличности необходимо искать в «особенностях, присущих капиталистической системе хозяйства». Для анализа статистики ученый взял данные по четырем странам, которые являлись типичными представителями западноевропейской суперэтнической системы. Ни Россия, ни азиатские страны не вписывались в его теорию в рассматриваемом периоде времени. Следовательно, нельзя выводы, сделанные Кондратьевым для одного экономического уклада, переносить на другие экономические уклады. И уж тем более сомнительными выглядят попытки прогнозирования экономических кризисов на основе выводов Кондратьева.

Собственно критики в адрес Н.Д. Кондратьева звучало немало еще при жизни ученого [4]. Известная критика Опарина Д.И. и других экономистов на заседании Института конъюнктуры [4]. Сталин в своих работах и выступлениях неоднократно говорил о причинах кризисов в «системе капиталистического хозяйства». В частности в [5] читаем: «Основа экономических кризисов перепроизводства, их причина лежит в самой системе капиталистического хозяйства. Основа кризиса лежит в противоречии между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения результатов производства. Выражением этого основного противоречия капитализма является противоречие между колоссальным ростом производственных возможностей капитализма, рассчитанным на получение максимума капиталистической прибыли, и относительным сокращением платёжеспособного спроса со стороны миллионных масс трудящихся, жизненный уровень которых капиталисты всё время стараются держать в пределах крайнего минимума. Чтобы выиграть в конкуренции и выжать побольше прибыли, капиталисты вынуждены развивать технику, проводить рационализацию, усилить эксплуатацию рабочих и поднять производственные возможности своих предприятий до крайних пределов. Чтобы не отстать друг от друга, все капиталисты вынуждены так или иначе стать на этот путь бешеного развития производственных возможностей. Но рынок внутренний и рынок внешний, покупательная способность миллионных масс рабочих и крестьян, являющихся в последнем счёте основными покупателями, остаются на низком уровне. Отсюда кризисы перепроизводства. Отсюда известные результаты, повторяющиеся более или менее периодически, в силу которых товары остаются непроданными, производство сокращается, растет безработица, снижается заработная плата и, тем самым, ещё больше обостряется противоречие между уровнем производства и уровнем платёжеспособного спроса. Кризис перепроизводства есть проявление этого противоречия в бурных и разрушительных формах».

Таким образом, ни сколько не умаляя значения вероятностной теории Кондратьева Н.Д., можно сделать следующий вывод. Определенная цикличность присуща капиталистической системе хозяйствования, чистой рыночной экономике, при которой государственное регулирование минимально и сводится к общему управлению государством. В чистом виде такую периодизацию кризисов нельзя переносить на государства с другим экономическим укладом и даже в случае другой экономической политики. Об этом свидетельствует отсутствие кризисных явлений в России в 30-х годах прошлого столетия. Об этом же говорит экономический рост Китая во время очередного мирового кризиса начала XXI века, когда все страны «западноевропейской цивилизации» показали отрицательный рост ВВП. Китай показал, что методами экономической политики (в частности, увеличивая государственные расходы) можно не только нивелировать последствия кризиса, но и нарастить свою мощь.

Реанимирование теории К-волн. Теория больших волн Кондратьева была забыта на несколько десятилетий. Следует отметить, что по мнению некоторых ученых [3] «кризис 30-х гг. подтвердил прогностическую устойчивость теории «длинных волн» Кондратьева. Точность этого прогноза поразила научную общественность в период Великой депрессии 30-х годов». Скорее речь идет опять же об общественности западноевропейского мира, т.к. во время Великой депрессии 30-х годов XX века темпы экономического развития России были наивысшими за всю ее новейшую историю. «После окончания второй мировой войны произошел экономический бум, из-за чего результаты исследований ученого были забыты более чем на 30 лет. И только валютно-финансовый и нефтяной кризисы начала 70-х годов, которые произошли на сломе уже четвертой «К-волны» (об этом сам Кондратьев не писал) побудили ученых многих стран возвратиться к этим идеям. В 1975 г. вышла в свет книга американско-немецкого экономиста Герхарта Менша «Технологический пат: инновации преодолевают депрессию», которая развила инновационную теорию «длинных волн» и положила начало активизации исследований научного сообщества в направлении циклической парадигмы развития природы и общества. Именно с этого времени возрос интерес к предположениям Кондратьева».

В России этим вопросом занялись основательно. В 1992 году в ознаменования столетия со дня рождения выдающегося российского ученого-экономиста был создан Международный фонд Н.Д. Кондратьева, которым полтора десятилетия руководил академик РАН Л.И. Абалкин. В 1999 году создан Международный институт Питирима Сорокина-Николая Кондратьева, президентом которого является академик РАЕН Ю.В. Яковец.

Кому и зачем понадобилось реанимировать работы ученого, экономиста Кондратьева? Известно изречение: «Знать, чтобы предвидеть; предвидеть, чтобы управлять». Можно предположить, что теория К-волн очень выгодна тем, кто сегодня реально управляет экономиками «глобализированных» государств. Не секрет, что во время любых экономических кризисов во все времена «богатые богатеют, а бедные беднеют». Состояние украинских олигархов это подтверждает. Вот лишь несколько данных из различных интернет источников [6,7,8].

- В 2010 году общий кошелек 100 миллионеров весил 66,5 млрд долларов, в нынешнем - 83,07 млрд долларов. Несмотря на то, что стоимость активов Ахметова рухнула за период 2008-2009 гг. на 70%, он все еще настолько же богат, как самые состоятельные китаец, южнокореец и филиппинец вместе взятые.

- $70 млрд. - таково общее состояние 100 самых богатых людей Украины. Все вместе они обошли обладателя самого большого состояния в мире Билла Гейтса с его $56 млрд.

- В сливках украинского бизнеса за 2010 г. 12 долларовых миллиардеров и 90 мультимиллионеров (в 2009 г. миллиардеров было 4).

- В Украине десятка самых богатых людей обладает состояниями более чем в 10% от ВВП страны.

- Средняя зарплата в Украине в 2010 г. составляла 1850 грн ($ 230). Это значит, что человеку с таким жалованием нужно поработать более 282 тысяч лет, чтобы войти в нынешний ТОП-50 самых богатых. А на то чтобы возглавить рейтинг, надо попотеть 41,7 млн лет.

Но для того, чтобы мировая общественность даже не думала искать причины кризисов там, где они действительно есть, вместо поиска причин перманентного кризиса, охватившего все сферы западноевропейской цивилизации, ей преподносят различного вида теории, которые убедительно доказывают объективность кризиса. К сожалению, вероятностная теория больших циклов Кондратьева, вместо серьезного анализа, дальнейшего изучения, сегодня используется именно в этих целях.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее