Конструктивизм неклассической науки: проблема радикализма

Размывание наглядности естественнонаучных теорий XX века, «материя исчезла, остались одни уравнения», определяется Смирновой как важнейшая когнитивная предпосылка радикального конструктивизма.

Смирнова подчеркивает, что по типу радикального эволюционирует конструктивизм в неклассической науке, и выделяет его основные черты. Радикальному конструктивизму присущ методологический солипсизм. Реальность рассматривается не как онтологически данная, а как проекция схем познавательной деятельности. Объект познания полагается ментальной конструкцией из ресурсов языка, культуры, норм и конвенций научного сообщества.

Смирнова абсолютно верно обозначает глубокий философский фундамент радикализации умеренного конструктивизма -трансцендентальную феноменологию Э. Гуссерля. Автор обосновывает это анализом положений трансцендентальной феноменологии. Гуссерль полагал, что теория познания должна быть трансцендентальной феноменологией и заниматься исследованием конструктивной деятельности сознания. Феноменологическая редукция очищает внутренний опыт отдельного субъекта познания от психологических наслоений и выявляет его общезначимое содержание в «чистом» сознании трансцендентального субъекта.

Трансцендентальная феноменология элиминирует веру в существование внешнего мира. Вопрос о реальности при этом «выводится из игры», не подтверждается и не отрицается. В результате этой элиминации анализу подвергаются не объекты внешнего мира, а смыслы. Следуя кантианскому трансцендентализму, Гуссерль говорит, что трансцендентирование до уровня «вещи-в-себе» невозможно. Пафос методологии Гуссерля, как определяет Смирнова, - в критике натурализма Просвещения, попытка вернуть в мир смысл.

В работе «Кантианские презумпции феноменологического конструктивизма» Смирнова обращает внимание на то, что большой вклад в радикализацию умеренного конструктивизма внес логический позитивизм и лингвистический анализ языка. В работах представителей данного направления философии (Б. Рассела, Р. Карнапа и др.) все знание является исключительно человеческой конструкцией, «по краям» соотносящейся с чувственными данными.

Касавин приводит факт, что радикальный конструктивизм обязан ссылке Э. Глазерсфельда, одного из его основных представителей, на Ж. Пиаже. Касавин указывает, что Пиаже с его психологической теорией развития можно назвать философским предшественником радикального конструктивизма. Психология развития Пиаже рассматривает радикальную конструктивность как адаптацию человека к окружающему миру, вследствие чего радикальный конструктивизм изначально подчеркивал конструктивность познавательных результатов в смысле эволюционно-биологической концепции.

Смирнова заключает, что проекция установок радикального конструктивизма на новые исследовательские области способствовала утверждению онтологической первичности смысловой сферы.

Радикальный подход критикуется Б. Латуром, который говорит, что исключая из научного рассмотрения природу вещей, а также социальный контекст, радикальные конструктивисты, как и умеренные, говорят только о структурах смысла и языковых играх.

Итак, радикальный подход в конструктивизме отличается от умеренного тем, что отбрасывает онтологическую реальность. Объекты признаются конструкциями, созданными исключительно в результате деятельности сознания. Методология радикального конструктивизма привела к исключению из внимания ученых собственных смыслов в природе.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >