Греческий патриот глазами русских современников

Имя Каподистрии осталось не только в истории дипломатии. Об этом свидетельствуют те упоминания о нём, которые остались в письмах и мемуарах его российских современников. В их памяти Иоанн Антонович оставался одним из лучших представителей своего поколения, образованным, талантливым, добрым и умным человеком.

Каподистрия и дипломаты Российской империи

В российской истории иностранцы нередко занимали какие-либо государственные посты и добивались значительных успехов. Таким иностранцем был и Иоанн Каподистрия. Интересно проанализировать его положение среди коллег-дипломатов Российской империи.

Об отношениях с Густавом Оттоновичем Штакельбергом, чрезвычайным посланник и полномочным министром в Вене, можно судить по воспоминаниям самого Каподистрии. В 1811 г. Иоанн Антонович был переведён в Вену под начальство Штакельберга. Изначально тот отнесся к новому подчиненному с большой настороженностью, подозревая графа в слежке. По воспоминаниям Каподистрии, Штакельберг принял его «более чем холодно» . Но то, как показал себя в работе Каподистрия, в составлении записки о восстании в Иллирии, «трудолюбие, служебное рвение, его большие знания и способности» изменили отношение Густава Оттоновича к лучшему.

Николай Васильевич Долгоруков, дипломат, который так же служил в Вене при Штакельберге, описывает в своих воспоминаниях Каподистрию как одаренного человека, который не выпячивает этого, но наоборот предпочитает оставаться в тени . Также Николай Васильевич даёт свою характеристику отношениям Каподистрии и Нессельроде. По мнению Долгорукова, те деликатные отношения, которые установились между двумя статс-секретарями, являются заслугой мудрого Иоанна Антоновича: «нужна вся его тонкость, чтобы пользоваться дружбою человека, должность которого он исполняет, не занимая его места» .

Взаимоотношения между двумя статс-секретарями Министерства иностранных дел крайне интересны: как были налажены связи, деловые и личные, как удавалось избежать «ревности»? Большую роль здесь играет склонность Каподистрии к компромиссам, его проницательный ум. Отношения между Нессельроде и Каподистрией были скорее уважительными, чем дружескими. Карл Васильевич ценил Каподистрию за его ум и доброе сердце . Формально их функции были поделены: Нессельроде был первым секретарем и занимался отношениями с Западом, а Каподистрия - с Востоком. Но на практике Иоанн Антонович не просто занимался своим прямыми обязанностями, но и разрабатывал стратегию внешней политики России, был проводником внешнеполитических идей Александра I, как было показано в предыдущей главе. Каподистрии было позволено устроить работу таким же образом, как и в главной квартире Дунайской армии в Бухаресте, набрать работников канцелярии по собственному усмотрению . Оба статс-секретаря два раза в неделю являлись к царю с совместным докладом, старшим считался Нессельроде. Г. Л. Арш пишет, что фактически, вплоть до 1821 г., больший вес и авторитет имел Иоанн Антонович, у которого тайком получали частную аудиенцию как иностранные представители, так и российские государственные и политические деятели . Но Каподистрия, не смотря на своё высокое положение и глубокое доверие императора, обращался с Нессельроде как равный с равным .

В 1828 г. в журнале «Северная пчела» было опубликовано «Известие о графе Каподистрия» авторства Спиридона Юрьевича Дестуниса, который был переводчиком и генеральным консулом в Смирне. Примечательно, что в начале данной заметки Спиридон Юрьевич сетует на то, что ранее в «Московском телеграфе» были перепечатаны из иностранного журнала сведения о Иоанне Антоновиче с фактическими ошибками, которые сделал иностранный журналист. Странным для Дестуниса было то, что этих ошибок не заметил издатель . Т.е. Каподистрия был достаточно известной персоной, что, по мнению Дестуниса, стыдно российским журналистам не знать фактов о графе.

Граф Каподистрия оставил после себя не только множество служебных записок и решений международных конференций. Его косвенным достижением стало обучение молодого дипломата, который прославится на международной арене во второй половине XIX в.: Иоанн Антонович был учителем и наставником Александра Михайловича Горчакова, который находился на конгрессах Священного союза . О Каподистрии как дипломате осталась добрая память в русском обществе.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >