Эволюция производства и потребления в Италии пер. пол. XIX в.

Благодаря открытию портов и альпийских дорог, Италия вступила в систему европейских коммуникаций, что способствовало развитию книжной торговли, обмену товарами и знаниями. Так, Италия стала участником «культурной революции» эпохи Просвещения.

Просвещенный реформизм получил распространение лишь в ряде областей, таких как австрийская Ломбардия, герцогство Тосканское и Неаполитанское королевство. Остальная же часть Апеннинского полуострова оставалась «вне времени». Земледельческие устои будут подвергнуты трансформации в некоторых итальянских областях только в XX веке.

Еще земельный кадастр 1760 года, позволял уменьшить бремя налогов на собственность и землю, что поощряло развитие интенсивного землепользования вместо экстенсивного и способствовало ускорению прогресса в сельском хозяйстве. Создание финансовой бюрократии заменило откупщиков - вот основные моменты, отражающие результаты просветительских проектов в экономике. Пожалуй, самой значительной реформой того времени стало установление единого и равного налогообложения для всех граждан. Однако специфические нормы и архаические представления о собственности на средства производства не позволяли использовать новейшие достижения, либо они крайне медленно присваивались обществом.

Хроническая нехватка зерновых культур, распространившаяся нищета, недоедание, вошедшее в физиологическую и культурную привычку, словно это было нормальное жизненное состояние для жителей Апеннинского полуострова. Паровой плуг или жатвенная машина не приобретались владельцами крестьянских хозяйств по нескольким причинам. Во-первых, определенный демографический рост обеспечивал приток рабочей силы в те области, где почва была плодородной, а рук не хватало. Во-вторых, Италия, привыкшая к нещадной эксплуатации со стороны колонизаторов воспринимала изобретения либерального Запада как «сатанинские» . Земледельческие орудия в Италии оставались почти в том классическом виде, как описывал их Виргилий в Георгиках. В-третьих, проблема голода отчасти начала решаться за счет насаждения культуры потребления новых заокеанских продуктов.

В истории европейской экономики известен тот факт, что с середины XVI в. потребление мяса в Европе начинает значительно сокращаться. И причины на то были достаточно вескими: рост населения, аграрные преобразования окружающей среды, сокращение площадей, занимаемых лугами и лесами, увеличение плотности городской застройки. Следовательно, количество потребляемых калорий значительно сокращается и приводит к меньшей производительности труда. Поэтому в повседневном рационе возросло значение хлеба. «Для городов Центральной и Северной Италии документы позволяют считать, что потребление хлеба, или зерна, находилось на уровне 550 до 700 procapite (городские власти считали «нормальным» потребление четверика в месяц, а это около 650 г. в день) ». То, что возросло потребление хлеба и круп и невозможность их заменить другими продуктами, говорит скорее о качественном ухудшении, а не улучшении режима питания. Стоит заметить, что в некоторых областях ухудшается и качество хлеба. В основном питались изделиями из круп, употребляя их в кашах или похлебках. Повысившийся спрос на зерновые культуры способствовал расширению посевных площадей, осушению болот и топей. Одновременно внедрялись новые способы производства: просветительские идеи затронули, в том числе и аграрную сферу. Как отмечает М. Монтанари «Справедливо говорить о подлинной аграрной революции: с технической точки зрения это отказ от практики оставлять поля под паром и включение в севооборот кормовых бобовых культур, которые чередуются с зерновыми».

В это время широко внедрялись культуры устойчивые и дающие большие урожаи. Заново «открытые» рис и гречиха, завезенные кукуруза и картофель - вот основные продукты, завоевавшие новые пространства Апеннин. Крестьянину оказывалось удобным, что кукуруза была исключена из числа культур, доля урожая которых причиталась землевладельцу. Огород был единственным местом, который не облагался арендой и находился в полном ведении крестьянина. Но также и землевладельцы были заинтересованы в том, чтобы превратить кукурузу в полевую культуру, включив в ее законный договор землепользования. После этого темпы выращивания кукурузы сократились: землевладельцы поощряли возделывание кукурузы, а крестьяне отвергали ее. Эта культура представляла возможность получить огромные прибыли, а дешевая пища обеспечивала жизнедеятельность крестьян . Как пишет М. Монтанари, «После первых проб, никем не замеченных, возделывание кукурузы стало распространяться: кое-где (например, в северо-восточной Италии) оно представляло значимый экономический фактор.

«Счастливы мы будем, если сможем посадить картофеля побольше; тогда никому больше не придется страдать от голода», - призыв итальянского крестьянина, описанный в книге Джованни Баттарро, на которого ссылается М. Монтанари. Действительно, на территории Апеннинского полуострова, а именно в Северной его части, картофель стал распространяться как еда неурожайных лет: обращаться к нему заставляет голод, посадки его навязываются землевладельцам. Ко всему прочему добавляется еще одно благоприятное обстоятельство: картофель растет под землей, а потому защищен от опустошений, производимых военными действиями, картофель никогда не страдает от войны. Картофель предназначался для «насыщения» крестьянских масс, а продукты высшего качества шли на продажу, в том числе пшеница. «Предсказывая в 1817 г. распространение новой культуры на землях вокруг Венеции, Пьетро Дзордзи подчеркивает, что интересы торговцев зерном ни в коем случае не пострадают, поскольку картофель посадят «в таком количестве, чтобы можно было быстро обеспечить пропитанием тех, кто и так не покупает хлеба». Однако, правительство сталкивается с массовым сопротивлением крестьян, понимающих, что новые порядки приведут к еще большему оскудению их рациона. Ко всему прочему, недовольство было вызвано еще и тем, что блюда из навязываемого продукта были мало аппетитными. Для того, чтобы убедить крестьян, правительство прибегало к разным ухищрениям. Использовались формы юридического принуждения - в договорах по землевладению были включены пункты, обязывающие занимать какую-то часть полей для посадок картофеля. Постепенно, в отличие от кукурузы, этот продукт стал широко использоваться не только среди крестьян, но и среди высшего сословия. Учитывая, что рацион, основанный на картофеле, не ведет к столь драматическим последствиям, как те, которые вызывает питание кукурузой , тем не менее, однообразный режим питания оставался острой проблемой. Подобная упрощенная народная диета, основанная на употреблении одного лишь продукта, стала традицией.

Паста также стала продуктом питания «для насыщения», которая распространилась в Центральной и Южной Италии. И именно макароны стали выполнять те функции, которые в других местах (преимущественно на Севере Италии) предназначались кукурузе и картофелю. М. Монтанари подчеркивает, что «значение пасты неясно», что «по-прежнему сложно определить роль и сам образ пасты». Но, тем не менее, пасту, с одной стороны, можно воспринимать как «народную» еду, предназначенную для моряков (т.к. высушенная паста имеет длительный срок хранения), с другой стороны, она может показаться роскошной пищей, которую потребляют немногие (именно свежая паста, как скоропортящийся продукт, связан с понятием роскоши). Долгое время пасту еще воспринимали как «причуду», «деликатес», от которого необходимо было отказаться в голодные и тяжелые времена. Даже на Сицилии, где с римских времен не прекращалось производство высококачественной твердозерновой пшеницы, паста была дорогим продуктом, включенным в список товаров первой необходимости, на который устанавливались твердые цены. Обратим также внимание на то, что в Южной Италии не происходили столь драматические последствия недоедания, вроде тех, какие связаны с питанием исключительно картофелем и кукурузой. Как объясняет М. Монтанари, отруби из твердых сортов пшеницы могут храниться долго. Это и есть причина, по которой паста стала важнейшей составляющей питания народа на Юге Италии. Борьба за общинные земли превратилась на Юге в острейший социальный конфликт.

Больших успехов достигло шелководство. Италия являлась главным поставщиком шелкового сырья в европейские страны, прежде всего в Англию. В Пьемонте и Ломбардии часть дворян-землевладельцев обуржуазилась: такие дворяне заводили в своих имениях хозяйство капиталистического типа, улучшали методы земледелия, энергично включались в торговлю сельскохозяйственной продукцией. В Ломбардии окрепли крупные молочно-животноводческие фермы, находившиеся в руках капиталистических арендаторов. В обеих этих северных областях довольно широко применялся труд сельскохозяйственных рабочих.

В Италии промышленный переворот начался в 40-ые гг. XIX в., но фабричное производство развивалось главным образом в северных районах страны. Первые шаги в механизации бумагопрядильного производства в стране были сделаны еще в 80-ых гг. XVIII в., однако переход от мануфактурного производства к использованию машин в других ведущих отраслях промышленности занял многие десятилетия. Начавшаяся механизация привела к созданию первых машиностроительных мастерских, производивших ткацкие станки и прядильное оборудование. Однако до конца 40-х годов почти все применявшиеся машины приводились в движение с помощью воды. Крайняя бедность Италии углем и железной рудой препятствовала развитию металлургии и широкому использованию паровых машин, замедляла ход начавшегося промышленного переворота. В Ломбардии он тормозился также за счет финансового грабежа, которому подвергала свои итальянские владения Австрия. Большинство занятых в итальянской промышленности по-прежнему составляли ремесленники и связанные с рассеянной мануфактурой крестьяне-надомники, лишь в шелкопрядильном и хлопчатобумажном производстве образовалась прослойка фабричных рабочих. Заработная плата их была очень низкой; широкое применение в текстильной промышленности получил труд женщин и детей.

Развитие капиталистических отношений повлекло за собой расширение рядов итальянской буржуазии, но большинство представителей которой (землевладельцы и крупные арендаторы земли, торговцы и мануфактуристы) было прямо или косвенно связано с сельским хозяйством.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >