Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Духовно-нравственные приоритеты российского дворянства и их трансформация в конце XIX – начале XX века

Нравственный кодекс российского дворянина

Понятие о моральном кодексе российского дворянства складывается в современном сознании на основе двух источников: русского искусства и источниковых исследований.

Русская литература в девятнадцатом веке проходила путь утверждения традиций реализма, и наиболее востребованным типажом того времени оказался герой-резонёр. Если романтизм требовал героя чувствующего и действующего, то осознание реалистических тенденций в девятнадцатом веке чётко обозначило противоречие между двоемирием романтиков и обыденностью, которая окружала современников писателей.

Пример блестяще использования резонёрства как художественного средства продемонстрировал Александр Сергеевич Грибоедов. Его пьеса 1817 года «Студент» представляет карикатурный образ беспомощного Беневольского, входящего со своим уставом в гостеприимный московский дом и пытающегося навязать сватовство дочке хозяина.

Всего лишь одна черта - резонёрство - превратило смешного и нелепого Беневольского в страдающего Чацкого и подняла литературную зарисовку до уровня величайшего произведения мировой литературы.

Грибоедов активно исследовал литературный потенциал резонёра - в его ранних драматических зарисовках возникает Рославлев - человек, который находится в конфликте с обществом и произносит критические монологи. Резонёрство Чацкого отмечено многими исследователями, однако Чацкий - не единственный резонёр в пьесе. К философским рассуждениям склонен и Фамусов, но он - человек действенный, практический, обременённый многочисленными связями и обязательствами.

Чацкий не только стал центральной фигурой пьесы, но и получил симпатии читателей и зрителей. Это образ оказался невероятно жизненным и близким - как современникам Грибоедова, так и их потомкам.

Причина была в том, что образ Чацкого сопоставим с известными людьми того времени - Чаадаевым, Кюхельбекером, самим Грибоедовым. Но важнее конкретного сходства были идеи, которые высказывал Чацкий и то, как их воспринимали окружающие. Образ героя-резонёра оказался близок большинству мыслящих людей в России того времени - и вызвал к жизни целую плеяду «лишних людей».

Как ни парадоксально, классицистский резонёр вобрал в себя романтические черты Чайльд-Гарольда и явил миру новый тип литературного героя - и героя нового времени.

Подчёркнутое резонёрство присуще и Онегину, и Печорину. Востребованным резонёрство оказалось и в двадцатом веке. Фактически, в пьесах Горького и Чехова присутствие такого героя обязательно - он является своеобразным мерилом, нравственным ориентиром. При этом, в отличие от драматургии классицизма, резонёр находится не над действием - он вовлечён в события, но в силу различных причин не востребован как активный участник событий.

Резонёрство Чацкого в комедии «Горе от ума» помогло драматургу реализовать собственное отношение к современному ему обществу, обнажить опасные пороки обычных, зачастую весьма уважаемых людей. При этом герой сохранял основную черту классического резонёра - невозможность изменить ход событий, активно участвовать в них. Резонёры лишь ускоряют конфликт. Впрочем, в литературе резонёры не могли остаться соврем безучастными - однако их действия, даже совершённые из добрых побуждений, зачастую приводят к трагедии.

Соответственно, можно выделить обобщённого героя русской литературы, среднестатистического дворянина - человека образованного, думающего, который осознаёт несовершенство окружающего мира, но не может что-то изменить.

При этом все резонёрствующие герои - и в особенности Чацкий - выступают как активные патриоты, ратующие за сохранение национального своеобразия и самобытности России.

То есть, основываясь на литературных произведениях, можно сделать вывод о том, что в основе нравственного кодекса российского дворянина лежит любовь к Отечеству, которая подкрепляется честной службой - службой, исполняемой даже тогда, когда сама государственная система подвергается критике.

Ту же черту - патриотизм российского дворянства - отмечают в своих исследованиях историки, в особенности Н.А. Милёшина, посвятившая несколько работ исследованию нравственного климата российского дворянства. Исследователь отмечает, что «на протяжении XVII-ХIХ веков патриотические идеалы являлись важнейшей составляющей менталитета высшего сословия»1.

В сознании значительной части российских дворян понятия «государь» и «Отечество» длительное время объединялись в единое целое. Следовательно, патриотизм русских дворян был основан на почтении к монарху.

«Соответственно, центральное место в менталитете дворянства занимал монархический патриотизм»2.

Однако сознание дворянства как класса не оставалось неизменным, идеалы, составляющие основу морального кодекса высшего сословия, постепенно трансформировались. Причиной таких трансформаций служили объективные факторы:

· Социальные условия конкретной эпохи.

· Политика правительства в отношении дворян.

· Личность правящего монарха.

· Внешняя политика государства.

Следовательно, можно говорить о том, что патриотизм русского дворянства основывался на уважении к государю.

В период Смутного времени династия Романовых рассматривалась как надежда Отечества, гарантия сохранения целостности страны. В то время патриотизм для дворян означал безусловную преданность, «холопскую» службу. Но именно тогда зарождается осознанное понимание российского патриотизма как «активной политической позиции по отношению к престолу»1. Восемнадцатый век - век имперского величия России - породил новое отношение дворян к государю как императору. Теперь в дворянском сознании отождествляются понятия «Отечество» и «император», следовательно, отношение самых образованных людей к государству меняется. За понятием

«Император» стоит величие древних цивилизаций, приоритет культуры, связанный с преодолением дикости и косности, ориентация на европейскую культуру.

Служба царю неотделима от служения Родине, которая является предметом гордости. Следует упомянуть также о том, что история большинства дворянских семей связана с историей России.

В начале девятнадцатого века виднейшие писатели обращаются к истории России. Пушкин в драме «Борис Годунов» в качестве персонажа выводит одного из своих предков. В неоконченном романе «Арап Петра Великого» он также рассказывает историю собственной семьи.

Следовательно, отношение к России неразрывно связано с честью семьи. Дальнейшая трансформация патриотического сознания происходит в направлении осмысления самого понятия «Родина», в углублении смысла понятия «патриотизм». Следствием этого процесса становятся следующие выводы:

· Частью понятия «Родина» становится малая родина - родной город, имение, губерния.

· Служение Родине требует исполнения служебного долга.

· Служение Отчизне выше личного отношения к монарху.

Отголоски патриархальности заметны в русской культуре - родной дом, семья, никогда не подвергаются критике. Соответственно, родным домом, семьёй в древнем родовом понимании становится вся Россия.

Исследователи российской национальной культуры отмечают определяющее влияние на формирование российского менталитета христианства в его византийском православном варианте. Это влияние отразилось в культурной и философской традиции, ставшей основой русского миропонимания и российской системы ценностей1. Именно византийская церковная традиция существенно повлияла на существующий в русском сознании образ женщины как матери, опекающей всех своих детей. А этот образ постепенно стал подменять собой понятие Родины2.

Византийская христианская традиция сформировала в русском национальном сознании базовые понятий нравственных категорий - добра и зла, жизни и смерти, верности и предательства3. Именно с этой точки зрения русский человек всегда оценивал взаимоотношения личности и коллектива, значимость познания и веры. Именно с христианских позиций оценивал своё место в мире, особую миссию России4.

Проблему национального своеобразия русского сознания затронул в своих трудах ещё В.О. Ключевский. Он связывал особенности русской культуры с историей. Русская культура наследовала славянской, которая формировалась на равнинной местности, вдоль рек, в условиях постоянного противостояния кочевым народам. Развивая идеи Ключевского, Бердяев писал, что пейзаж русской души соответствует пейзажу русской земли. Философ полагал, что для русского человека первична земля, родина, а люди вторичны. Так возникла идея преобладания общих, родовых интересов над личностными.

Принятие православия оформило идеалы духовности, но навсегда выделило Россию из европейских стран. После того, как Византия была захвачена турками, Россия окончательно отделилась и от Запада, и от Востока.

Весь русский менталитет основан на противоречиях: коллективность и авторитарность, согласие и произвол, самоуправление крестьянских общин и жёсткая централизация власти, европейская «власть народа» и азиатский способ производства.

В результате сформировались основные ценности русской культуры:

· Общинные интересы, «мир» как концепт сообщества

· Соборность - взаимовыручка и поддержка коллектива.

· Справедливость.

· Отсутствие индивидуальной свободы

· Традиция массовой трудовой деятельности в условиях жёсткой необходимости.

· Терпение и страдание.

· Преобладание духовных ценностей над материальными.

· Значимость русской национальной идеи Основные аспекты православия:

· Единство церкви и государственной власти,

· Значимость и ценность терпения,

· Вера и надежда на высшие силы.

В русском менталитете это проявилось, прежде всего, в сильной ориентации на государственную власть, которая очень долгое время представлялась как благословенная Богом («Государь -- помазанник божий»).

Русские дворяне - сословие, в котором черты национальной ментальности проявляются наиболее ярко. Кроме того, именно дворянское сословие всегда обладало преимуществом выражать свои идеи - в политике, культуре, социальной жизни. Следовательно, именно дворяне являлись выразителями глобальных перемен, происходивших в России.

Эти характерные черты российского менталитета наложили существенный отпечаток на самосознание российского дворянства. Исследователи дворянского менталитета России выделяют в нем ряд доминант. Одной из таких доминант является идея служения Государю, Отечеству. По мнению известного культуролога А. Флиера1, в середине XVIII века на смену преимущественно религиозной и традиционалистской детерминированности российского национального менталитета пришли новые принципы.

Основной из них - служение Отечеству, стал основой русской национальной дворянской идеи.

Служение Отечеству рассматривалось не как обязательная повинность, а как сознательное стремление, осмысленное, добровольное и инициативное.

Образ Отечества персонифицировался в образе служения императора, и идея служения государю легла в основу всей идеологии петровского и послепетровского времени. Именно она стала основой нравственного кодекса российского дворянства, просуществовавшего в различных модификациях почти до начала XX века.

Однако любое национальное сознание нуждается в национальном символе, наполненном сакральным смыслом. Таким смыслом во времена Петра стало государство - Российская империя, ставшая великой. Именно государство стало сущностью национальной идентичности.

«Сакральный характер монархии подтверждался авторитетом церкви. Образ монарха сочетает в себе черты носителя божественной благодати и характеристики отца народа (в первую очередь, дворянства)»2.

Отсюда следует понимание одной из базовых черт менталитета российского дворянства - идеи государственной службы. «На протяжении XVIII века эта часть социальных представлений проходит эволюцию от идеи личной службы государю, свойственной служилому дворянству XVII века, через идею службы государю и Отечеству, как воспринимали службу петровские пенсионеры до служения государству и своему сословию. Историки и культурологи отмечают, что если для дворянина XVII века служба -- это некий вид личного договора дворянина с государем, когда взамен на преданность и службу дворянин получает денежное или земельное вознаграждение, то Пётр I вводит в общественное сознание понятие общего блага и служения Отечеству. Патриотические настроения, свойственные эпохе петровских преобразований, добавляют к привычному представлению о службе государю идею службы государству в целом»1.

Постепенно понятия дворян о государственной службе меняются. Помлн эпохи дворцовых переворотов личность правителя уже не играет решающей роли.

«Служить -- это не просто быть преданным личной воли монарха, которая, как показало 10-летие правления Анны Иоанновны, может впрямую противоречить национальным интересам. Служить отныне означало не только Государю, но, прежде всего, служить идее величия России, работать на благо государства»2.

Российские дворяне воспринимали государство как дворянскую монархию, следовательно, государственная служба означала также служение собственному сословию, всему дворянству. Поэтому даже после отмены обязательной государственной службы дворяне в большинстве своём продолжали служить, но само понимание службы значительно расширилось.

«Понятие о службе уже с середины XVIII века включает в себя не только военную и статскую службу, но и общественную деятельность. Так, например А. П. Сумароков, создавая комедии, тоже находится на службе государства. Он возглавляет два театра -- придворный и русский. Но его служба включает в себя не только выполнение своих непосредственных обязанностей, но и работу по исправлению нравов современного ему дворянского общества. Именно в этом видит он сам высший смысл своей деятельности. Именно в этой форме -- служения -- идея государственной службы сохраняется как краеугольный камень дворянского менталитета и в этом виде входит как составная часть в общероссийский менталитет»1.

Ещё одна определяющая черта нравственного кодекса российского дворянства - значимость подданнических настроений. Такие настроения характерны были для всех слоёв общества, включая и дворянство.

Российское подданничество отличается следующими особенностями:

· односторонняя зависимость индивида от власти,

· потребность в руководстве,

· привычка подчиняться власти,

· ожидание от власти решения всех проблем2.

«Основы подданнической ментальности были заложены на заре формирования российской государственности под влиянием Византии, в процессе принятия и распространения христианства в виде православия. Православие идеологически закрепляло подданнические ценностные ориентации. Власть великого князя обрела божественный характер и абсолютную легитимность через божественное право. В Византии же были заимствованы и принципы, и механизмы практической реализации отношений господства и подчинения между властью и населением, характерные для подданнической ментальности»3. Эти принципы получили своё развитие на основе знакомства с опытом организации государства у татаро-монгольских племён и утвердились в качестве фундаментальных поведенческих стереотипов в период завершения образования централизованного Российского государства при Иване Грозном.

«Доминирование подданнической ментальности было обусловлено концентрацией политического государства в центре власти»1. Это было связано как с географическими особенностями Российского государства, так и особенностями протекания процессов социальной дифференциации населения.

«Уже начиная с Раннего Средневековья, на Руси происходил процесс концентрации политического могущества, вызванный тем, что освоение громадных российских просторов при отсутствии развитой технологической и коммуникационной инфраструктуры можно было осуществить только с помощью сильной власти князя и их дружин. Да и защита протяжённых границ Российского государства от воинственных соседей была возможна при условии концентрации политического и военного могущества»2. Поэтому на протяжении столетий власть обеспечивала единство и целостность российского общества, его функционирование и развитие.

Постепенно центр власти разрастался, теперь власть представляла собой не просто личность правителя, но разумного монарха, сильное государство, разветвлённый бюрократический аппарат, развитую репрессивную систему.

«В политическом аспекте жизнедеятельности общества в России со времен Московского царства установилась абсолютистская монархия. В системе абсолютистской монархии не предусматривается участие сословий в выработке политического курса. Вся пирамида власти работает и выполняет волю только одного человека -- монарха. В абсолютистской монархии России дворянство было столь же несвободно и политически бесправно, как и другие сословия»3. По своему правовому и политическому положению дворянство в России, как и дворянство стран Западной Европы, имело статус служилого сословия. В Западной Европе дворянин также воспринимал себя как подданный монарха, сюзерена. Однако в Западной Европе психология подданничества строилась на иной основе, чем России. Отношения между правителем и подданными строились на основе вассалитета. Вассал, находясь в служебной зависимости, не терял личной свободы. Он осознавал себя как свободного субъекта социального действия. Статус служилого сословия в условия российского самодержавия предполагал полное подчинение слуг престола центральной власти. Государь имел право вмешиваться и регулировать не только служебную, но и личную жизнь подданных. Только по сравнению с положением других сословий дворянство находилось в привилегированном положении.

По этой причине, как отмечают исследователи российской истории, взаимоотношения государства и личности в России сильно отличались от того, что сложилось в Европе. Если в Западной Европе дворянин изначально ощущал себя «благородным» уже по праву рождения и независящим от государства и обладал свободой выбора, какому государю служить своей шпагой, то в России дворянское сословие в целом заимствует свой авторитет у государства, которому служит и от которого всецело зависит. Петр I вполне мог собственноручно «проучить» тростью провинившегося вельможу. И это право государя казнить и миловать не подвергалось сомнению, а большинство дворян по старинке обращалось к царю, именуя себя его холопами. Подданническая ментальность, прежде всего, предполагала личную преданность монарху. Преданность -- это главное качество, которое ценили правители в своих подданных.

Третьей важной доминантой российского национального менталитета был патриархальный менталитет. Для патриархального менталитета характерен подход к обществу как единой большой семье во главе с «отцом». На Руси издавна в народе властителя называли «царь-батюшка», его подданные назывались «отроками» (детьми) социально-незащищенные люди, нуждающиеся в общественной поддержке, -- «сиротами», а отколовшиеся изгои общества -- «гулящими людьми» т.е. отщепенцами большой семьи. Традиционный авторитарный правитель в этой культуре как бы находился в системе родства, и эти отношения регламентировались соответствующими ценностными ориентациями и нормами.

Почитание и подчинение главе семьи, характерное для родоплеменных обществ и средневековой картины мира, сохранялось в бытовой культуре русского общества вплоть до XIX века. И дворянство не составляло исключения. Домостроевские принципы по-прежнему господствовали в частной и семейной жизни. Муж, отец -- признанный глава дома. В многочисленных семьях глава семьи пользовался огромным уважением. Все остальные члены семьи обязаны были подчиняться его решениям, не смели ему возражать и даже не могли сидеть в его присутствии без разрешения.

Еще одной важной особенностью российского дворянского менталитета является его укоренённость в западно-европейскую культуру. Процесс европеизации дворянского менталитета начался в период правления Петра I, но значительно усилился в период царствования Елизаветы Петровны и Екатерины II. Большую роль в развитии этого процесса сыграли увлеченность русских императоров западным образом жизни, достижениями европейской культуры. Историки отмечают серьезное пристрастие Елизаветы Петровны ко всему французскому: языку, театру, одежде.

Особенно большое значение для европеизации дворянского менталитета имело пристрастие Елизаветы Петровны и Екатерины II к французскому языку. В период их царствования французский язык становится модным при дворе, аристократы учат ему детей. Вскоре этот язык становится основным средством дворянской коммуникации. Язык, непонятный представителям других сословий, заимствованные из европейской культуры одежда, манеры, этикет и образ жизни способствовал культурному обособлению дворянства. Ощущение своей причастности к Европе становится частью дворянского менталитета. Русский дворянин вполне искренне считал Россию частью Европы, причем не в узкогеографическом, а в социокультурном контексте.

Не отрицая своеобразия русской действительности, российское дворянство осознавало свою принадлежность в европейской аристократии. И это мироощущение прочно закрепилось в менталитете дворянского сословия.

Итак, менталитет как специфический стиль мировосприятия, который присущ данной человеческой общности, отражает в снятом виде длительный период совместного существования людей в схожих природно-географических и социокультурных условиях. Менталитет проявляется в позициях, ценностных установках, мировоззренческом и поведенческом стереотипах, исторических традициях, образе и укладе жизни людей, в языке. Формируясь в ходе исторического процесса, менталитет образует ту духовно-поведенческую специфичность, которая делает представителей одного народа, социальной группы непохожими на представителей других народов и социальных групп и в силу этого он становится важным фактором самоидентификации той или иной общности. Формирование, сохранение и развитие дворянского менталитета подчиняется закономерностям формирования, поддержания и развития национального менталитета. Основными ценностными установками российского дворянского менталитета являются приверженность православию, служение Государю и Отечеству, подданничество, патриархальность, европокультурная ориентация.

Русское дворянство традиционно ведёт свою историю от Рюрика, отмечая подвиги предков в период Смутного времени, но по-настоящему дворянство в России сложилось в период петровских реформ. Именно тогда дворянское сословие осознало свои права и обязанности, оформилось как элита общества, определяющая нравственные приоритеты.

Однако нравственные основы жизни русского дворянства были заложены именно в допетровский период. Основы эти были позже переформулированы в национальную идею: православие, самодержавие, народность.

Бояре были преданы царю и церкви, жили замкнутым семейным кланом, однако, периодически устраивали смуты. В период реформ самодержавие укрепилось, просвещение изменило культурные основы русской жизни, представители дворянских семей стали осознавать себя не частью клана, но самостоятельными личностями.

«Золотым веком» русского дворянства принято называть екатерининскую эпоху, когда европеизированный императорский двор блеском и пышностью задавал тон жизни, а величием, сопровождаемым укреплением позицией России на мировой арене, давал предмет для гордости.

Однако уже в это время наблюдается падение нравов, пренебрежение семейными и религиозными ценностями. В девятнадцатом веке самосознание дворянства вырастает, появляется определённая личная свобода, что выражается в разрушении старых связей.

Таким образом, под влиянием различных факторов, главными из которых являются специфика каждой эпохи, дворянская политика правительств, личный пример монарха, на протяжении правления династии Романовых трансформируются и семейные отношения благородного сословия.

Так, в XVII веке главной особенностью дворянской семьи была её патриархальность, выражающаяся в беспрекословном подчинении воле главы семейства, приниженном положении женщины и строгой религиозности. В последующем столетии в результате изменения самой основы брака отношение мужа к жене стало более уважительным; общение между «отцами» и «детьми» приобрело тенденцию к паритетности; религиозность и замкнутость нравов дворянской семьи заменились гостеприимностью и общительностью. В XIX в. на смену отношениям власти и подчиненности в дворянскую семью приходят искренние чувства, эмоциональность, добрососедские отношения, особая значимость семейного родства. С утверждением капитализма все более очевидными становятся проявления внутренней свободы дворянина, его индивидуализма.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее