Становление идеологии самодержавия

Основной процесс в политической жизни Руси позднего средневековья - образование Московского государства, которое нуждалось в выработке новых форм властвования и новой идеологии. Первоначально это новое государство зарождалось на основе старой идеологии - образование территории шло через «примыслы», присоединение земель через приобретение по договорным основаниям, аналогичным частным отношениям. В отличие от других средневековых государств Западной Европы, военный способ при этом не был основным, хотя московские князья опирались на авторитет ханов Золотой Орды и не стеснялись приводить татарские полки на Русь для борьбы со своими противниками. Примыслы означали либо покупку соответствующего удела, либо договор о покровительстве, которое московский князь брал над удельным князем. В обоих случаях передавались лишь верховные, суверенные права. Удельный князь поступал на службу московскому государю, но сохранял власть судебную, административную, полицейскую в своем уделе. В результате таких процессов образовалась двухзвенная структура управления - государственная власть московского князя как суверена, и господство аристократии (боярства) на местах. Переходя под власть Москвы, князья считали себя связанными договорными отношениями с государем, точнее - фактическим порядком, по которому за боярами закреплялась широкая компетенция и автономия, в том числе и право участия в государственных делах (Боярская дума, местничество, кормления). Этот процесс, который в Европе, в Англии привел к развитию парламентаризма, в России наткнулся на другую тенденцию - к укреплению центральной власти великого князя, созданию собственной иерархии власти, которая находилась в его полном подчинении. Мы говорили о перенесении византийских начал (единовластие, единонаследие) властвования при Иване III и Василии III. Эти процессы продолжились и при их приемнике - сыне Василия III, Иване IV (Грозном).

Показательны взгляды этого монарха, одного из самых известных в русской истории, которые были высказаны в полемике с одних из бывших приближенных, князем Курбским [1].

Одним из выдающихся аспектов развития правовой мысли в позднем русском средневековье является переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского, которая вполне отразила теоретические проблемы, возникающие в связи с формированием правовой идеологии самодержавной монархии. Иван IV Грозный (1530-1584 гг.), человек нервный, резкий, вспыльчивый, был наделен тяжелым деспотичным характером. С ранней юности, когда он стал свидетелем боярского произвола, у него проявились две черты: подозрительность и жестокость, он не терпел ни малейшего ослушания.

Иван IV вошел в историю как беспощадный тиран, прозванный Грозным. Ряд историков (В.О. Ключевский) считали его душевно- больным, находя в этом объяснение бессмысленной жестокости. Другие (Н.М. Костомаров) считали эти действия частью целенаправленной политики ограничения власти боярской аристократии [7].

Князь Курбский считал источником власти в государстве божественную волю, а цель верховной власти усматривал в справедливом управлении державой к благу всех ее подданных и в праведном разрешении всех дел. Упадок в делах государства и сопутствующие ему военные неудачи Курбский связывает с падением государственного правительства, отходом от многовековых традиций совместного властвования царя и аристократии. Формула «царь решил, а бояре приговорили» отражает это фактическое положение дел - монарх принимал решения, а пути их реализации выбирала высшая аристократия. Роспуск Рады и введение опричнины знаменовали сосредоточение неограниченной власти в руках царя. Этот абсолютизм последовательно критикуется Курбским, во взглядах которого прослеживается представление о тождестве права и справедливости. Только справедливое может быть названо правовым, а насилие, даже со стороны легитимной государственной власти - источник беззакония, но не права.

Идеалом правления в государстве для Ивана Грозного была неограниченная монархия - единовластное правление, которое установлено не «многомятежным человеческим хотением, но Божиим произволением», и которое поэтому является естественным законом для подданных. Ни о каком праве, кроме приказа суверена, Грозный слышать не хотел и отвергал необходимость для права (правовых актов монарха) быть справедливым. В своих письмах Курбскому Грозный подчеркивает, что обязанность повиноваться закону (правовому, религиозному, моральному) лежит только на подданных, а государь свободен от этого долга, так как получает власть непосредственно от Бога и только перед Ним несет ответ. В концепции Грозного мы видим первую на Руси попытку обосновать абсолютизм государственной власти, который станет историческим фактом уже по окончании периода средневековья - в России эпохи Просвещения [17].

Оценивая значимость данной полемики в эпистолярном жанре, нужно понимать, что это не был обмен письмами между двумя лицами, а стиль политического дискурса той эпохи, не знавшей (в России) распространения книгопечатания, который позволял бы посвятить в содержание высказываемых идей достаточно широкий круг лиц. Подметные письма с цитатами из Курбского имели очень значительный круг адресатов, их читали, переписывали, передавали, пересказывали друг другу все те, кто был не доволен диктаторским стилем правления Ивана IV и был причастен к письменной культуре. С другой стороны, ответы царя зачитывались в церквях и тем самым доносились до широких народных масс, оказывая сильное идеологическое влияние на население. Другой момент, который нельзя упускать из вида при изучении полемики Грозного и Курбского, это вопрос об аутентичности писем, особенно посланий Ивана IV. Среди историков есть серьезные сомнения в том, что эти письма, во-первых, были полностью написаны самим царем, а не его помощниками, и, во-вторых, что в том виде, в котором они дошли до нас, они были написаны именно в эпоху царствования Грозного.

Светская по своему характеру правовая теория Ивана Семеновича Пересветова уходила своими корнями в русскую православную идеологию. Тем не менее, понятие «правда» в сочинениях Пересветова лишено религиозного содержания - оно трактуется им как сугубо светское, не связанное с какой-либо религией. Поэтому и оказывается возможным осуществление правды неправославным и даже нехристианским государем, турецким султаном Магометом. Для того времени это было крамольной мыслью, так как спасение для средневекового человека зависело от принадлежности к религии, вероисповедания. Здесь Пересветов стоит на позициях естественного права, универсального для всех тех, кто стремится к справедливости. После Максима Грека это одна из первых попыток обращения к идее естественного права в Московской Руси. Вместе с тем, Иван Пересветов мечтает о Русском православном государстве, где религия и право будут находиться в гармонии, и в этом он сын своего времени. Его концепция важна как этим естественно-правовым аспектом, так и оригинальной попыткой обосновать самодержавие на справедливости осуществления власти.

Другим мыслителем, который попытался найти теоретическое обоснование абсолютистским претензиям русских монархов, стал хорватский мыслитель, состоявший на службе царя Алексея Михайловича, Юрий Крижанич (1618-1683 гг.). Ему принадлежит обширный трактат «Политика», где подробно изложены его наблюдения за русским бытом и соображения по необходимому политическому и общественному устройству России.

Основной идеей Крижанича была идея объединения всех славян в единое политическое и культурное целое. Россия должна была возглавить освободительную борьбу славянских народов против Османской империи, а также вызволить западных славян из-под гнета политики «онемечивания». Чтобы выполнить задуманное, Крижанич обратился к царю Алексею Михайловичу, «советуя стать во главе славянства и, прежде всего, поднять умственный уровень собственного русского народа». Но, вероятно, царю не понравились некоторые из идей Крижанича, в частности, о слиянии католической и православной церквей, что и послужило причиной ссылки. При этом надо сказать, что денежное обеспечение Крижаничу было положено достаточное для достойного существования

Крижанич считает «совершенное самовладство», абсолютную монархию наилучшей формой правления, полностью превосходящей любую иную: при «самовладстве» легко исправить все ошибки, недостатки и извращения и ввести благие законы. Но праведная верховная власть может превратиться в тиранию, если будут введены несправедливые законы. Внеправовая власть противна божественному и природному закону, поэтому «самовладство» государя должно быть подчинено естественному праву.

Творчество Крижанича показывает его широчайшее мировоззрение и образованность, он жил в России, которая вновь после Великой смуты стояла перед вопросом о реформах. Нельзя сказать в какой мере, но его идеи должны были оказать немалое влияние на сторонников реформ и противников традиционных порядков в предпетровской России. В этом аспекте его творчество дает понимание истоков петровских реформ.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >