Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Индульгенция: догматическая сущность и практика Средневековья

Разрешительные грамоты

Папа Климент VI, желая выкупить Авиньон у королевы Неаполя Иоанны I (1326 - 1382 гг.), и создать там пышный двор, остро нуждался в крупных денежных средствах. В поиске источника дохода, понтифик решился использовать материальный потенциал индульгенций. Двадцать седьмого января 1343 года он издал буллу под названием «Такса святой апостольской канцелярии». Указанный документ представлял собой перечень из 20 грехов и размер платы за отпущение вины. При этом в булле перечислялись и такие одиозные грехи, как скотоложество и даже убийство священника. Необходимо подчеркнуть, что «Такса святой апостольской канцелярии» впоследствии расширялась и наиболее активно применялась, спустя более чем сто лет с момента ее издания, что мы более подробно будем рассматривать далее.

Для регулярного распространения индульгенций необходим был соответствующий бумажный знак. До середины XV века в качестве такого использовались «исповедальные письма», которые составлялись при передаче церкви денежного пожертвования, а в час смерти дарителя предъявлялись священнику. В 70х годах XV века Церковь начинает рукотворным и печатным способом изготовлять специальные ценные бумаги - разрешительные грамоты, которые, как облигации, выдаются на руки плательщику. Именно личную разрешительную грамоту традиционно подразумевают под словом «индульгенция». В разрешительной грамоте точно указывался срок, на какой она сокращает муки в Чистилище: 40 дней, год, 100 лет и т.п. Известна разрешительная грамоты, которая давалась на самый длительный срок - 154 000 лет. Примечательно, что срок сокращения мук определялся исключительно волей устанавливающего индульгенцию, а не от степенью раскаяния ее получателя. Наряду с разрешительными грамотами возникли и так называемые «масляные грамоты» - разрешения за особую плату употреблять в постные дни яйца и молочную пищу116.

При Папе Сиксте IV (1471 - 1484 гг.) курия провозгласила право раздавать индульгенции в любой (не только юбилейный) год, кроме того, грешник мог получить разрешительную грамоту даже в том случае, если он не исповедался. Одновременно вводится отпущение для умерших, то есть право покупать разрешительные грамоты на имя родственника или друга, чья душа томится в Чистилище. В таких отпускных грамотах пропадал момент предполагаемого раскаяния и исповеди грешника, а отпускались только несовершенные дела покаяния, так как вина находящимся в Чистилище была отпущена уже на земле. Известна булла понтифика Сикста IV, дарованная церкви святого Петра в Санте, в которой он объявил, что желает прийти на помощь душам в Чистилище. Так в документе значится: «Мы соизволяем и даем индульгенцию чтобы родственники или друзья за души, находящиеся в чистилищном огне могли делать денежный взнос в церковь в Санте за освобождение от положенных на них по суду божьему наказаний»117. Комиссар Сикста IV по продажам индульгенций кардинал Раймунд Пэроди подробно разъяснял обывателям механизм действия индульгенций в помощь душам, томящимся в Чистилище: «Так как индульгенции всегда даются на благочестивые цели <…> и так как находящиеся в Чистилище души ничего не могут заплатить за себя, то они нуждаются в помощи друга, который путем индульгенции делает за них денежный взнос» 118 . Как видно, Римская католическая Церковь уже даже не пыталась скрыть стремление к деньгам за высокой духовной риторикой. Кроме того, она всячески стремилась получать имущественные завещания на свое имя в обмен на разрешительные грамоты. Монахи нищенствующих орденов особенно преуспевали в деле проповеди таких завещаний.

С возникновением разрешительной грамоты следует выделить еще одну веху в эволюции индульгенции. В этот период происходит подмена понятий пожертвования на богоугодное дело в счет отпущения грехов на продажу личных разрешительных грамот - индульгенций. Пропагандой индульгенций занимались особые папские чиновники - квесторы (лат. quaestores eleemosynum).

Первосвященник Римской католической церкви Cикст VI, желая максимально эффективно использовать разрешительные грамоты распорядился распространять «Таксу святой апостольской канцелярии», о которой мы уже упоминали во II главе данной работы. Папские квесторы привозили этот документ в страны средневековой Европы, чтобы каждый знал, сколько денег нужно заплатить за убийство родственника или кровосмесительство, чтоб получить прощения у Бога. Верхом циничности стали цены на грехи священства, так, например: «Клирик, желающий получить отпущение за противоестественное распутство, платит 219 ливров 15 су». Или же:

«Священник, лишивший девственности девушку, уплачивает 2 ливра 8 су». Аморальность документа доходит до того, что индульгенцию можно было покупать на практикующийся грех с возможностью совершать его в будущем, так, например в «Таксе апостольской канцелярии» значится: «Женщина, желающая приобрести отпущение и в то же время продолжать греховные сношения, уплачивает 87 ливров 3 су. Если в подобном преступлении повинен муж, то и на него распространяется сия цена». Таким образом, грех через приобретение на него индульгенции терял свойства греха. Церковь фактические санкционировала размытие понятий добра и зла. За плату любой грех мирянина или священнослужителя прощался. При этом документ был нацелен исключительно на получение материальной выгоды, нивелируя даже безопасность для представителей духовного сословия, к которому принадлежали составители самой «Таксы», так например источник сообщал:

«Если убийца убил несколько священников в разное время, то он уплачивает 137 ливров 6 су за первого и половину цены за каждого последующего»120. Абсурдность такого алчного и безнравственного подхода выражалась в приобретении льготного права на серию убийств. Примечательно, что с момента возникновения цен на прощение отдельных грехов, индульгенция на время перестала быть универсальным отпущением для кающегося грешника. Французский просветитель Вольтер (1694 - 1778 гг.) в одном из своих сочинений так охарактеризовал этот папский документ: «Книга, заключающая в себе прейскурант штрафов за грехи, была издаваема несколько раз, начиная с XV века, и обнаружила гадости, более смешные и одновременно отвратительные, чем все то, что рассказывают о надувательстве жрецов античного мира»121.

Но не только Папство стремилось выгодно продать отпущения. Индульгенции и святые реликвии часто подделывали, без стеснения продавали фальшивки самого разного качества. Некоторые странствующие монахи продавали индульгенции из Сокровищницы заслуг, помещенной на небо по распоряжению святого Франциска. Когда английского реформационного деятеля Джона Уиклифа спросили, на что такие индульгенции годны, он ответил: «Покрывать вместо крышки горшочки с горчицей»122.

В период Позднего Средневековья Церковь проигрывала королям и князьям в том числе и в борьбе за право взимать многочисленные налоги. Для удовлетворения своих алчных потребностей понтификам требовались крупные материальные средства, а продажа разрешительных грамот стала способом получения денег. Раздача индульгенций за пожертвования трансформировалась в начале XV века в прямую продажу отпущения грехов. Разрешительные грамоты сами по себе стали кульминацией искажения духовно-нравственных постулатов Церкви. Для более выгодной торговли отпущениями вины за грехи римская курия выпустила прейскурант на индульгенции, зафиксированный в

«Таксе святой апостольской канцелярии». По своей сути данный документ близок к сборникам пенитенциалов периода Раннего Средневековья, только «Такса» содержала универсальную для всех грехов форму епитимьи - денежную плату.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее