Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Женщины императорского дома в политической и религиозной жизни Рима

ЖЕНЩИНА В ЖИЗНИ ДРЕВНЕГО РИМА

Женщина в социальной жизни Римского общества

В римских источниках эпохи Империи встречается более 30-ти терминов, обозначающих римскую женщину в зависимости от её социального статуса и положения в семье, при этом большая часть этих терминов относится к женщинам императорского дома. Подобное разнообразие свидетельствует о богатстве социальных ролей женщин в целом и императриц в частности.

Матери и жёны римских императоров входили в состав элиты римского общества, а значит, следовали тем традициям, которые были характерны для привилегированных слоёв. Социальный статус женщин императорской семьи соответствовал положению в обществе знатных римлянок. Относительно императриц это связано с тем, что многие жёны римских императоров связывали себя узами брака ещё до вступления своих мужей на трон. Кроме того, не все жёны императоров получали титул августы, либо получали его не сразу (за период принципата титул августы получили только 14 женщин, а во время домината - три). Например, Ливия, жена Августа, в эпоху империи, получила титул августы только после смерти своего мужа, поскольку по завещанию была удочерена родом Августа.

Социальное положение знатных женщин определялось положением их мужей. Положение женщин элитарного круга можно выявить по юридическим документам, анализ которых показывает, что в римском обществе, благодаря отсутствию в нём замкнутых каст, не было жёстких социальных границ, оно являлось социально мобильным. В имперскую эпоху выходцы из новых фамилий добивались достаточно высокого общественного положения, и огромную роль в этом процессе играли женщины.

Однако нужно понимать, что женщины Ранней Империи и Поздней Империи имели разные возможности для достижения положения в обществе. Так в Дигестах Юстиниана указано, что титул «светлость», обозначающий принадлежность к сенаторскому сословию, передавался по наследству и сыновьям, и дочерям. Однако женщина, у которой этот титул по наследству отсутствовал, также могла его получить: при замужестве с сенатором дочери всадника или (реже) провинциального должностного лица, последняя приобретала титул «светлейшей», поскольку почётный титул мог распространяться и на женщин - членов семьи. Например, Аттика, дочь всадника Тита Помпония, известного благодаря своей переписке с

Цицероном, вышла замуж за сенатора ВипсанияАгриппу; мать Агриколы, тестя Тацита - Юлия Процилла - будучи дочерью всадника, вышла замуж за сенатора Юлия Грецина; дочь всадника Квинта Цервидия Сцеволы стала женой сенатора Луция Фульвия Гавия Нумизия Петрония Эмилиана.

При этом дочери сенатора, вышедшие замуж за всадников, почётный титул теряли. Тем не менее, в истории больше случаев, когда женщины вводили в высшее сословие своих мужей и детей. В пример можно привести Нерацию Проциллу, которая вышла замуж за всадника, но её внук стал сенатором и консулом; или Ведию Федрину, потерявшую титул «светлейшей» после выхода замуж, при этом все её дети вернули себе сенаторское звание.

Юридически женщины в Риме были недееспособными, что подтверждается законодательно. Дееспособность женщин ограничивалась:

1) отеческой властью отца семейства; 2) опекой несовершеннолетних, которая наступала после смерти отца; 3) властью супруга. Рассмотрим подробнее правовое положение знатных женщин.

В соответствии с римским правом женщина находилась в подчинённом положении по сравнению с мужчиной, который обладал полной дееспособностью только как отец семьи. Если в римских законах говорится об «отцовской власти», то о власти матери речь не идёт (римское право не знало такого понятия). Однако было предусмотрено освобождение от отцовской власти - эмансипация, происходившая автоматически при избрании девушки весталкой.

Что касается опекунства, то женщины оставались навечно подвластными ему. Хотя существовал ряд смягчающих опекунство обстоятельств. Например, опекун мог назначаться завещанием отца семьи, в некоторых случаях женщина могла сменить опекуна, либо призвать его к претору для принуждения к составлению завещания, уступке долга, возбуждения уголовного дела и т.д. В Институциях указано, что в остальных случаях римская женщина имела право самостоятельно защищать свои интересы, участвовать в юридических актах относительно управления её имуществом. В случае если опекун не был назначен в завещании, опека оставалась в семье и переходила по мужской линии от отца к его брату и от дяди к племянникам. Подобная опека являлась обычно самой тяжёлой, поскольку исходила из фамильных, а не личных интересов.

Однако, в эпоху империи Клавдий устранил такую опеку. Кроме того, Август, в период республики, устранил институт опеки для свободнорождённых женщин с тремя детьми и вольноотпущенниц с четырьмя детьми. Следовательно, в классическую эпоху опекунство потеряло свою роль, а в имперский период вообще исчезло. Это объясняет возможности знатных, богатых матрон заниматься торговлей и благотворительностью.

Особое внимание здесь необходимо уделить положению римской женщины в браке. В Дигестах указано, что законность брака зависит от обоюдной воли супругов, а не от финансового соглашения или физического сожительства. Подобное согласие должно было одобряться теми, под чьей властью находились будущие муж и жена. Выходя замуж, женщина попадала под власть мужа, хотя, по мнению В.М. Смирина, точнее говорить о переходе женщины во власть того лица, в чьей власти он сам состоял, поскольку муж тоже находился в отцовской власти. В Риме брак не регистрировался, а его доказательством служило приданное, которое описывали в контракте. Расторгнуть брак в Империи было возможно также только по воле супругов, и на расторжение не могли повлиять ни отец, ни патрон.

Возраст законной зрелости для девушки, когда её можно было отдавать замуж, составлял 12 лет, а для обручения - 10 лет. Официальный брак обеспечивал законность детей и являлся одним из важнейших гражданских прав римлян. Существовали и разные виды незаконного сожительства. Для нас важно отметить тот факт, что незаконным детям полагались права гражданства, в случае если ими обладала мать. Мужчины же передавали права гражданства только путём законного брака.

Интересно то, что при вступлении в брак женщина получала почётное звание «матери семейства» (mater familias) и не теряла своего личного и родового имени. Власть мужа обозначалась дополнением к имени, например, Ливию, жену Августа, звали Ливия Августа (58 г. до н.э. - 29 г. н.э.); Плотину, жену Траяна, - Плотина Траяни (ум. 121/122 г.) и т.д. Подобное сохранение имени означало наличие некоторой самостоятельности женщины в браке. Н.А. Чаплыгина считает, что власть над женщиной разделялась между её родной семьей и мужем, что вело к ослаблению этой власти, утрате полного контроля над женщиной со стороны мужчины.

О самостоятельности говорит и сохранение приданного женщины в браке, которое состояло из имущества, денег, прав и обязательств. Приданное являлось собственностью женщины, его нельзя было отчуждать против её воли. Супруг, несомненно, имел право распоряжаться им, однако после его смерти вдова имела право на получение части общего семейного наследства, также как и дети. Наличие приданного и наследственной доли создавали устойчивость в положении женщины в семье.

В среде римской элиты преобладали политические браки. Супругу императору искали среди представительниц самых знатных семей Рима и Италии. Е.Е. Шеховцова указывает, что такой подход к выбору императриц был обусловлен несколькими причинами. Во-первых, римляне считали себя исключительным народом; во-вторых, браки с жителями провинций, т.е. с лицами без римского гражданства, категорически запрещались. В-третьих, большую роль играли религиозные воззрения будущей супруги. И, наконец,

в-четвёртых, в будущей императрице учитывалось близкое мировосприятие, происхождение и достаток. Расчётливость при заключении браков иллюстрирует брак Октавиана со Скрибонией, сестрой Луция Скрибония Либона, с помощью которого было достигнуто примирение с Секстом Помпеем, женатым на дочери Луция Скрибония. Исходя из холодного политического расчёта, Октавиан навязывал браки своей сестре Октавии, выданной замуж за Антония, и дочери Юлии Старшей.

Брачные связи играли большую роль и внутри привилегированных сенаторского и всаднического сословий. Об этом свидетельствует практика присоединения имён предков в сенаторские имена и передача «достоинства» всадников женщинам: сёстрам, дочерям и супругам, которые получали титул «матроны всаднического рода». Безусловно, браки чаще всего заключались в рамках одного сословия, но закон не запрещал и межсословные браки. В Дигестах находим запрет только на брак сенаторов и их детей с вольноотпущенницами, актёрами или проститутками. Поскольку в римском социуме доступ к государственной власти имели только лица знатного происхождения (сенаторы, всадники, декурионы), то браки представителей высших слоёв с незнатными были крайне редки и упоминаний о них в источниках мало.

Наглядной иллюстрацией значения брачных связей в императорский период, служит история будущего императора Грациана, который с помощью брака с Констанцией, внучкой Константина Великого, надеялся на получение законной власти. Таким же был брак Юлии Старшей (39 г. до н.э.

- 14 г. н.э.), дочери Августа и Ливии, с Тиберием. К моменту вступления в брак Юлии почти исполнилось 30 лет, она была дважды вдовой и имела пятерых детей. Тиберий на тот момент был женат на Випсании, которая ждала от своего любимого мужа второго ребёнка. Тиберия вынудили развестись с Випсанией и жениться на Юлии ради того, чтобы потомство Августа соединилось с потомством Ливии.

Значение брачных связей подтверждают и сами имена женщин. В период республики женская номинация сильно отличалась от мужской. И.Я. Маяк отмечает, что в республиканское время у римлян было не меньше двух имён - личное (praenomen) и родовое (nomen). С усилением патрицианской семьи в обществе и ослаблением функций рода в Риме утвердилась трианомия, добавилось семейное имя (cognomen), передаваемое по наследству. Тем не менее, по традиции главным было именно второе, т.е. родовое, или «гентильное» имя, которым и нарекали женщину даже после её выхода замуж.

В имперскую эпоху женские имена почти не употреблялись в высших слоях общества. Личные имена были полностью заменены родовыми: дочь Гая Юлия Цезаря именовалась Юлией, дочь Марка Антония - Антонией, Тиберия Клавдия - Клавдией. К именам сестёр в таком случае прибавляли Major, т.е. Старшая или Minor - Младшая. Встречаются также прозвища, которые заимствовали от предков, причём в равной мере, как по мужской, так и по женской линии. Например, дочь Тита Оллия должны были по отцу звать Оллией, однако она решила взять родовое имя и прозвище матери, Поппеи Сабины, род которой являлся более знатным. Поэтому в истории Рима жена Нерона известна не как Оллия, а как Поппея Сабина (30-65 гг.). Женские имена зачастую расширяли, обогащая их именами и прозвищами женщин предыдущих поколений - бабушек и прабабушек.

Следовательно, женская номинация свидетельствует о пассивной роли женщины в обществе, подчинённом положении, её личность не выделялась среди семейной и гентильной группы.

Отметим, что в Риме существовало два типа брака, в которых правовой статус супруги был различен: cum manu и sine manu. В одном случае между супругами особо заключалось «соглашение о вручении», которым передавалась власть мужу или свёкру. При этом жена становилась наследницей мужа, а наследовать имущество своего отца могла только по завещанию. В другом случае, даже при заключении брака, женщина оставалась под властью отца и сохраняла за собой права наследования. Д. Гуревич указывает, что единственным различием между двумя типами брака было право развода: в браке «с вручением» оно отсутствовало, а «без вручения» могло состояться по инициативе одного из супругов.

С конца республиканского периода стали распространяться именно браки «без вручения», что давало полную свободу и независимость римской женщине. Например, мать Августа - Атия - дважды выходила замуж, также как и его сестра Октавия. Скрибония Либона (ок. 70 г. до н.э. - 16 г. н.э.), выходя замуж за Октавина, уже была два раза замужем и имела двоих детей. В источниках упоминается о женщине, которая выходила замуж семь раз. Это говорит о к т.н. «эмансипации» римской женщины, о которой так спорят исследователи. Подобное явление имеет особое значение при рассмотрении деятельности римских императриц, поскольку все они обладали огромными состояниями, которые давали женщинам большую свободу.

В данном контексте необходимо упомянуть о семейном законодательстве Августа еще в эпохе Республики, который с 18 г. до н.э. до

9 г. н.э. принял ряд законов, нацеленных на восстановление римских семейных традиций. Так, для укрепления семьи и увеличения количества римских граждан был принят закон об обязательном браке (Lex de maritandi sorbinibus). Он относился к лицам сенаторского или всаднического сословия: мужчинам в возрасте от 25 до 60 лет и женщинам от 20 до 50 лет, которые обязаны состоять в браке. Те, кто не выполнял этот закон, не могли присутствовать на публичных зрелищах и теряли право свободной передачи своего имущества по завещанию, а незамужние женщины облагались налогом в размере 1 % от своего имущества. Бездетные приравнивались к лицам, которые не вступили в брак (позже закон по отношению к бездетным смягчили).

Позиция женщин того времени понятна. Обладая наследством, они стремились как можно дольше сохранить самостоятельность и бездетность, что и ограничивалось по законам Августа. Его ограничения отменялись с момента вступления в брак, а с рождением каждого ребёнка женщина получала новые льготы. Л. Фридлендер указывает, что женщина, имевшая троих детей, имела право носить особое почётное платье - столу, а также получала титул stolata femina (этот же титул получали женщины, которым император жаловал права, связанные с материнством). Таким образом, глава семьи был лишён традиционной власти, а брак поставлен под покровительство государства.

Известен «Юлиев закон против прелюбодеяний», в соответствии с которым муж или отец женщины при наличии доказательств нарушения ею супружеской верности, обязывались привлечь нарушительницу к судебной ответственности. В таком случаю женщину сурово наказывали, конфисковали часть имущества, половину приданого и треть состояния; а её соблазнитель лишался половины имущества. Ответственность за прелюбодеяние по закону возлагалась на женщину. Мужчина представал лишь как соучастник преступления, но он мог быть обвинён во внебрачной связи со свободной женщиной, не являющейся проституткой. Осуждённых приговаривали к изгнанию на маленькие острова у побережья Италии. Помимо этого, женщину лишали права на повторный брак со свободнорождённым. Следовательно, этот закон выносил дело о прелюбодеянии за рамки семьи, оно приобретало государственное значение, также как особо опасные преступления. По данному закону из-за прелюбодеяния дочери Августа, Юлии, сослали Клавдия Пульхра и Корнелия Сципиона. В результате процесса над Юлией прекратила своё существование семья и фамилия Семппрониев Гракхов.

Женщины императорского дома стремились соответствовать гендерным ожиданиям общества, представлениям об идеале женщины, для которой смысл существования был заключен в рождении детей и заботе о семье. Вероятно, именно поэтому среди императриц было мало умелых дипломатов и политиков (исключение составляют Ливия, которая помогла Тиберию хитростью захватить Каппадокию, а также Юлия Домна, предотвратившая раздел Римской империи между сыновьями). Императрицы больше заботились о внутренней, социальной жизни Империи. В свою очередь, государство покровительствовало им.

Знатные римлянки обладали рядом социальных привилегий. Например, на женщину элитарного круга никто не имел права поднять руку, в т.ч. служебное лицо при исполнении своих должностных обязанностей. Телесное принуждение женщины запрещалось, и даже простое прикосновение мужской руки рассматривалось как покушение на её целомудрие. Однако существовали исключения: прелюбодеяние женщины, употребление вина, а также поручение городских властей. Зачастую женщину по решению суда передавали не государственным инстанциям, а семье. Известны случаи казни женщин её же родственниками, т.е. генитальным судом. Примером может служить наказание Августом своей дочери, Юлии Старшей, за адюльтер2. В таком случае наказание понималось как избавление семьи от позора. Значит, в отношении женщин власть государства и семьи являлась взаимодополняющей.

В отличие от знатных римлянок, императрицы порой пользовались исключительными привилегиями. Например, в честь третьей супруги Августа, Ливии, сенат разрешил возводить статуи. Сама Ливия имела право вести дела относительно своего имущества самостоятельно, без опекуна. Ливия обладала той же степенью неприкосновенности, которой раньше пользовались только народные трибуны.

После смерти императрицы её внук Клавдий принял решение о её обожествлении. Однако самым большим количеством почётных званий и привилегий обладала Юлия Домна (170/193-217 гг.), которая с 211 г. почиталась как mater castrorum et senatus et patriae - «мать лагерей, сената и отчизны». Юлия Домна вела активную общественную жизнь. Императрица сопровождала супруга в военных кампаниях, встречалась с известными мыслителями, отличалась своей эрудированностью и образованием, инициировала создание жизнеописания философа неопифагорейца Аполлония Тианского.

Несмотря на свой авторитет, социальное положение знатных женщин всё-таки являлось подчинённым по отношению к мужчине. Женщина не владела основными правами римского гражданства. В Дигестах указано, что «женщины отстранены от всех гражданских и общественных должностей».

Однако известны женщины, которых, несмотря на скромность, происходящую от их положения, «не могли принудить к молчанию на форуме и в судах». В связи с этим интересно замечание Плутарха относительно Нумы, где говорится о том, что самая лучшая жена ничего не говорит без мужа, поэтому выступать на форуме она не может, хотя подобное заявление не имело под собой никаких юридических оснований.

Социальную активность знатных римлянок подтверждает значительное количество писем, адресованных императору. Известно, что эти письма не оставались без ответа. В них поднимались такие вопросы как личный статус женщины и её почётные титулы, наследство, имущественные права, уголовное и жреческое право и т.д.

Женщины императорского дома отличались крайней амбициозностью. Отсюда их желание посвятить себя служению обществу и государству. Они зачастую являлись покровительницами своего города, хотя, скорее всего, это служило лишь выражением уважения к её семье. В любом случае, в обязанности покровительницы города входило оказание благотворительной помощи, поддержка и защита в урегулировании конфликтов с соседними городами, возникновении недоразумений с палатинскими канцеляриями и т.д. В честь некоторых императриц, например, Агриппины Младшей (15-59 гг.), строили города и основывали колонии, что увеличивало престиж императорской власти.

Помимо прочего, покровительницы городов вмешивались в муниципальные дела и заседали в городском совете. Несмотря на то, что женщины не могли занимать мужские должности, их имена встречаются в списках декурионов. Известно, что существовало «общество для сохранения стыдливости» (Sodalitas pudicitiae servandae), в Ланувии его называли «женским сенатом». В женских организациях поднимались вопросы о вознаграждении магистратов, выделении денежных средств для сооружения статуй и памятников. Участие женщин здесь сугубо почётное, но и оно служит важным дополнением к роли женщин в социальной жизни Рима.

Женщины активно осуществляли патронат над профессиональными коллегиями, такими как коллегия художественных промыслов и портных, что порой было тесно связано с деятельностью самих женщин или их мужей. Большие состояния женщин позволяли им осуществлять предпринимательскую деятельность. Судя по источникам, значительная часть социально активных женщин приходится на ткацкое производство и строительство.

В исследованиях проанализированы клейма на кирпичах и черепицах для установления имён землевладельцев. Как оказалось, среди них очень много женских имён из знатных семей, в т.ч. императорской. Это объясняется тем, что земельная собственность традиционно являлась экономическим базисом крупных имуществ, позволявших входить в сенаторское и всадническое сословия. Тот факт, что указывались не только фамилии, но и имена собственников, указывает на то, что производство непосредственно контролировалось частными лицами, включая женщин. Отсюда следует, что женщины не только владели землёй, но и выступали в роли хозяек производства.

Помимо заводов по изготовлению кирпичей, женщины принимали участие в производстве черепицы, свинцовых труб. Д. Гуревич указывает, что только в одном Риме насчитывается 28 «женских» клейм. Имена женщин встречаются на трубах римской канализации наравне с именами Траяна и прокуратора императорской казны. Отсюда напрашивается вывод, что женщины не только отвечали за трубное производство, но и принимали участие в процессе водораспределения и строительства акведуков.

Знатные римлянки встречаются в текстильной сфере. Обычно сукновальные мастерские существовали в больших семьях и возглавлялись женщинами. Также римские женщины сдавали внаём термы, вели банковскую деятельность (официально для женщин она считалась незаконной). Относительно выдачи банковских ссуд в источниках упоминается имя Лоллии Сатурнины, сестры Лоллии Паулины, чуть не ставшей женой Клавдия.

Кроме того, женщины занимались благотворительностью. Следует отметить, что в самом Риме больше присутствовала императорская благотворительность, а в городах и провинциях оказание благотворительной помощи возлагалось на плечи сенаторов и всадников, т.е. местной знати. Привычным было постоянное соперничество в щедрости: благотворители возводили храмы, акведуки, термы и театры, раздавали деньги на питание, устраивали игры и гладиаторские бои, учреждали фонды для празднования собственных дней рождения, при этом возмещалась даже стоимость статуи, которую возводили в их честь благодарные горожане.

В подобных мероприятиях наблюдалось широкое участие женщин. Например, Плиний Младший в своих «Письмах» сообщает о широкой благотворительной деятельности знатной матроны Умидии Квадратиллы, оказывавшей помощь труппе пантомимов. Она организовывала их грандиозные представления, занималась перестройкой театра: построила амфитеатр, храм и «сцену». Следовательно, она оказывала не только благотворительную помощь, но и влияла на культурную жизнь общины.

Есть упоминания о Аннии Элии Реституте из Каламы (Африка), которая при оплате жреческой должности выплатила 400 тыс. сестерциев, что приравнивается к цензу для получения всадничества. Так же она построила театр, за что местный совет принял решение поставить в её честь пять статуй. Зачастую женщины оказывали благотворительную помощь вместе со своими знатными мужьями. Так, Флавия Папиана вместе с супругом Публием Ведием Антонином из Эфеса построила гимнасий.

Подобная общественная деятельность женщин определялась заботой о престиже фамилии. Например, в источниках упоминается некая Армения Ауга, мать всадника из Сересс (Африка), а также его сестра Бебения Паулина, которые передали членам совета 25 тыс. сестерциев и устроили пир для всех жителей города, украсив при этом и посвятив ему арку. Точно также Клодией Макриной был поставлен храм Аполлона в Музуке (Африка), что сделано по обещанию её отца и брата, сама Клодия добавила для этих целей такую же по размеру сумму. Другая знатная римлянка - Цезия Сабина - в Вейях недалеко Рима устроила для женщин города пир, по случаю центумвирата, который получил её супруг.

Итак, благотворительность знатных женщин была обусловлена их жреческими обязанностями, покровительством городу, общественной или профессиональной деятельностью, при этом всегда заботились о других женщинах: им зачастую раздавали деньги или пищу. Так, Планция Магна в Перге (Памфилия) обновила главные городские ворота и украсила их императорскими статуями. Интересно то, что среди мужских фигур было множество женских. М.С. Петрова упоминает о решении дев-весталок поставить статую в честь государственного деятеля Веттия Агоря Претекстата, который оказывал поддержку культу дев-весталок. Статуя была поставлена по распоряжению жены Претекстата, Фабии Аконии Паулины.

Подобные примеры можно продолжать.

Причиной такой социальной деятельности женщин, скорее всего, было стремление к самоутверждению в общественной жизни и в местном обществе. Благодарственные надписи, сделанные городскими общинами, усиливали авторитет женщин не только как матерей и жён, но и фиксировали роль женщин в римском социуме.

Немало примеров и подлинной социальной благотворительности. Знатные римлянки известны как организаторы частных и императорских воспитательных заведений для воспитания и содержания бедных детей, как мальчиков, так и девочек, причём расходы для девочек были больше. Подобные социальные учреждения зачастую возводились в честь женщин. Среди женщин, занимавшихся устроением домов для детей, были свояченица Адриана Матидия Младшая, СелияМакрина из Террацина, Фабия Адрианилла и многие другие. Редко, но женщины участвовали и в культурном меценатстве. Например, сестра Августа - Октавия - содействовала творчеству зодчего Витрувия, вдова Лукана - Аргентария Полла - покровительствовала поэту Стацию, вдова Рустия Антистия Рустика

- Муммия Нигрина - являлась заказчицей Марциала.

Таким образом, если в раннереспубликанскую активная жизнь римлянки ограничивалась только её семьёй, воспитанием детей и ведением хозяйства, то в поздней республике статус женщины начал меняться. В императорский период знатные римлянки были более свободны в своей публичной, общественной деятельности, чем их предшественницы. Тем не менее, сохранялось ограничение юридического статуса женщины, которое выражалось в существовании традиционных семейных, родовых связей. При этом отцовская власть превалировала над властью мужа.

Женщины императорского дома обладали высоким социальным статусом и вели активную общественную жизнь. Их влияние распространилось на народное собрание, сенат и императора лично. Этому способствовало увеличение имущественных и гражданских прав, повлекшее за собой эмансипацию женщин и смену традиционной поведенческой модели. Большое имущество вместе с правом свободного распоряжения им способствовали изменению идеала женщины: вместо роли «тени мужа» и матери женщина претендовала на роль общественного деятеля, мецената и покровителя культуры. Всё это привело к тому, что римские императрицы и другие женщины императорского дома начали играть более заметную роль в социальной жизни Рима, что детерминировало и активизацию участия женщин в политической сфере.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее