Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Феномен анонимности в истории культуры и его место в эпоху новых медиа

Иллюзия Интернета: девять параграфов спустя

Как мы видим, проблема технологического развития не раз поднималась философией, причем преобладали именно пессимистические взгляды - но предсказания и опасения не вызвали хоть сколько-то серьезного резонанса. Лавинообразный рост технологий ведет к наступлению технологической сингулярности, гипотетическому моменту, после которого технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным для понимания. В современных условиях информация продуцирует сама себя, используя человека лишь в качестве хранилища, жесткого диска, как можно заметить при рассмотрении ситуации обмена мемами (становящейся «общением между мемами»). Если радикализировать данный тезис, то можно вообще отказаться от термина «общение» в данном контексте, как и от термина «интеракция», поскольку на самом деле происходит лишь рост информации как таковой. У Н. Лумана можно найти сходную идею о том, что коммуникация коммуницирует сама с собой: «Коммуникация - не есть способ трансляции чего-то, а способ создания новой структуры». Мы постепенно теряем контроль над ситуацией, реальность сама реконфигурируется в сложную систему кластеров. Сеть использует ее в качестве подручного средства или инструмента, она глубоко враждебна человеку. Именно в непонимании или отрицании данного факта заключается истинная «иллюзия Интернета» - попытка создать максимально глобальное средство коммуникации привела к возникновению медиареальности. Рассматривая непосредственно информацию, можно заметить, что эпоха ее массового потребления стала возможна именно в данной среде, созданной с помощью цифровых медиа.

Принцип анонимности и коллективное тело медиа

Одно из важнейших свойств информации - ее избыточность и фрагментарность, что означает не просто возможность оперировать ей в отрыве от контекста, появляется фактор скорости. Фрагментарность также означает свойство самосохранения и саморепликации путем включения информационных звеньев в системы знаний. В своем пределе информация стремится быть безучастной к переживаниям ее носителей, по сути - это стерилизованное знание, которое требует не только изоляции от контекста, но и разрыва с личным опытом. Как замечает П. Слотердайк, «для сознания, позволяющего отовсюду себя информировать, все становится проблематичным или безразличным» Слотердайк П. Критика цинического разума / [пер. с нем. А.Перцева; испр. изд-е] - Екатеринбург: У-Фактория, М.: АСТ Москва, 2009. С. 559. Тотальность медиареальности удерживает архивную память, «разрушая память архаическую, опирающуюся на опыт боли, отчаяния, радости, встречи с сакральным». Реальность растворяется в гиперреальности, происходит тотальный сплав передающего и получающего информацию; человек замыкается в мире вторичных изображений, бедных образов. Интенсивность информационных потоков приводит к неизбежному появлению огромного количества мусора (подобно тому, как в операционной системе компьютера неизбежно растет количество обрывков файлов, представляющих нулевую ценность); мусор последовательно забивает место, которое больше не сможет занять ценная информация - так возникает мнимый парадокс о том, что чем больше информации становится, тем острее информационный голод (мнимый потому, что мусор включен в объем), а затем и информационная зависимость; человек в итоге сам становится средой, которая, как говорил С. Жижек, на самом деле есть пустота. Эта среда деперсонализирована и процесс затягивает, поскольку для выполнения операций с ней не нужно никаких усилий. Информация нуждается в гарантии точной передачи и сохранения, которой и становится человек. Медиареальность в качестве новой формы власти поглощает (как и форма власти Нового времени, описанная М. Фуко) старые стратегии ускользания, осваивая их в качестве репрессивных, так что теперь анонимность отмечена дуализмом исконного принципа, предполагающего возможность ускользнуть, и новой стратегии растворения, обезличивания. Человек может оставаться пассивным элементом сети, лишь перераспределяя потоки, либо попытаться совершить бегство. В обоих случаях принцип анонимности является ключевым: в качестве хранилища мемов человек превращается в безликого коммуниканта, при выходе из цифровой стерильности он движется к переживанию искренности и подлинности. Что интересно, оба варианта можно проиллюстрировать примерами из культового фильма «Матрица»: высятся огромные сооружения, в которых люди мирно спят, будучи подключенными к сети, а глубоко под землей, постоянно находясь в опасности, летают корабли тех, кто предпочел переход в рефлексивное состояние.

Медиа окончательно проявляются, когда обретают форму масс, то есть, когда создается среда тотальной коммуникации и информации. Новые медиа задают новую форму коллективного тела, при этом сами встраиваются в нее; формируется новая фигура, только что упомянутая здесь - фигура коммуниканта. Тело медиареальности состоит из коммуникантов и, что тоже уже прозвучало, использует коммуникантов, причем именно в тот же момент, когда последний считает наоборот, будто это он использует средства коммуникации. Коммуникант транслирует дискурс сети, он транслирует его и является условием его существования и производства. Тело медиума архаики требовало инициации, внимания, подготовки, вхождения в специальный режим восприятия, и только потом становилось готовым к коммуникации; сейчас же человек включается тем эффективнее, чем сильнее он редуцирован к коммуниканту, тому самому атомарному человеку, который отделен от других. Он суммирует повседневное и создает медиареальность. В какой степени медиа выступает лишь в качестве средства, с такой же степенью они внедряются в тело, сознание, опыт, или, если сказать точнее - сами становятся условием всего этого. Анонимность теперь тоже узурпируется, становясь механизмом обезличивания и элиминации присутствия.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее