Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow А. Горчаков и О. фон Бисмарк: казусы взаимоотношений

Заключение

Микроистория возникла как противовес господствующей и находящейся в кризисе риторической истории, как реакция на историю- синтез, на упрощенные представления об автоматизме исторических процессов.

Самой главной чертой микроистории является переход к более мелкому масштабу рассмотрения исторических событий, поскольку это позволяет увидеть главные особенности изучаемого явления как бы под микроскопом. Благодаря этому можно увидеть преломление исторических процессов в определенной точке реальной жизни.

Еще одной важной чертой микроистории является возможность решения одной из проблем исторической науки - экспериментальной проверки теории. Такая проблема может быть решена, при этом соблюдается условие экспериментального подхода, при котором эксперимент имеет смысл даже если он потерпел неудачу.

Микроистория также предлагает несколько иной, отличный от классического способ сбора и обработки источников. Благодаря пристальному изучению источников микроисториками стало возможно создание новых типов коллекций источников. Ограничения же микроисторического анализа обусловлены как сложностями распространения уже полученных выводов за пределы изученных текстов, так и их лаконичностью.

В отечественной историографии интерес к микроисторическим исследованиям выражается в первую очередь в изучении так называемой казусной истории. В её рамках исследователи пытались разрешить дилемму микроистории и добиться сочетания анализа индивидуального поведения людей с анализом массовых феноменов. В данном контексте все поступки человека рассматриваются как взаимосвязанные проявления индивидуальных импульсов и господствующих в обществе ментальных стереотипов. Чтобы решить эту дилемму исследователи и ввели понятие «казус». Теперь под любым поступком человека понимается не воспроизведение традиционного обычая или слепое следование той или иной общественной норме, а казус человеческого поведения.

Казусы различного типа рождаются при выборе человеком определенной линии поведения. В одних случаях казусы являются чем-то стереотипным, что вычленяется из общей массы, имеющее общие представления о должном и запретном и наиболее ярко отражающее господствующие в обществе стереотипы, общую психологию и реальную социальную практику. В другом случае - это что-то уникальное и неповторимое, что отклоняется от сложившейся в обществе практики, что не вписывается в стереотип поведения и общую коллективную психологию. Такой казус может стать новой точкой отсчета развития социальной практики, нового стереотипа поведения, который характерен для более позднего развития общества. Люди, избравшие эту линию поведения как правило пренебрегали обычаями и законами, или стремились достичь в обычной жизни недостижимого идеала. Такой человек избирал трудный путь: его могли открыто или скрытно осуждать, или даже пытаться открыто противодействовать. Но именно казусы такого типа и представляют наибольший интерес.

Стоит однако заметить, что невозможно осмыслить индивидуальное, игнорируя глобальное, поскольку всякая индивидуальность становится заметной лишь на фоне всеобщего и стереотипного. Но для исследователя не менее важной является и обратная установка, когда необходимо осмыслить глобальное только с учетом того, что реализовываться оно может только в индивидуальном. Поскольку историк чаще всего имеет дело с живыми людьми, то невозможно осмыслить историю без уяснения сознательного вмешательства людей. Требуется параллельный анализ индивидуального и стереотипного поведения и необходимость нащупать выход из этой двойственности.

Столкновение стереотипного (массового) с индивидуальным является главным истоком конфликтов в реальных человеческих взаимоотношениях. Исследование такого столкновения требует параллельного анализа обоих аспектов. Напряженные отношения между индивидуальным и стереотипным в истории предполагает более чем взвешенного подхода к рассмотрению этих сторон прошлого для их осмысления и не терпит априорного признания приоритета какой бы то ни было сторон.

Микроисторический анализ отношений между последним канцлером Российской империи А. М. Горчаковым и первым канцлером Германской империи О. фон Бисмарком позволил выявить подобное столкновение. А.М. Горчаков был ярким представителем своей эпохи, лицеистом, человеком, отражавшем сложившиеся в обществе стереотипы и действовавшем в согласии с принятыми в обществе правилами. О. Бисмарк был противоположностью Горчакова: он ломал стереотипы, действовал с напором, дерзко и внезапно, порой не считаясь с правилами. Однако понять мотивы поступков этих людей, особенности их личных и профессиональных отношений было бы невозможно без анализа массового и индивидуального эпохи, в которой они жили.

Горчаков и Бисмарк являлись наиболее яркими представителями двух абсолютно противоположных сторон в международной политике XIX века. С одной стороны перед нами предстоит упорный, целеустремленный и жесткий политик, который показал возможность «железом и кровью» решать великие вопросы времени. Бисмарк не останавливался перед трудностями, стремясь объединить германские княжества в одно единое национальное государство. Для достижения этой цели ему пришлось развязать не одну войну, унесшую несколько десятков тысяч жизней и искалечивших еще большее количество судеб. Оценивая в мемуарах некоторые итоги своей политики, Бисмарк признавал свою вину в том, что причинил страдания многим людям и что по его вине многие жены стали вдовами, а дети сиротами.

Полной противоположностью ему был Александр Михайлович Горчаков. Не признавая силу «альфой и омегой» в решении вопросов государственной важности, Горчаков старался всеми силами не допустить или остановить кровопролитие там, где это только было возможно. По его мнению, в мире не существует таких разногласий и расходящихся интересов, которые нельзя было бы разрешить и примирить, ревностно и упорно работая над этим при помощи дипломатических методов в духе умеренности и справедливости. И действительно, Горчакову удавалось долгое время удерживать Россию в стороне от наиболее острых конфликтов, не допуская ее военного вмешательства в вооруженные столкновения на европейской арене на протяжении более двадцати лет. Самым главным, ярким и, в какой- то степени, казусным достижением Горчакова является то, как он, в отличие от Бисмарка, используя лишь дипломатические методы, мирным путем сумел вернуть России статус европейской державы и выйти из международной изоляции. Ему удавалось локализовать начинавшиеся было разгораться конфликты, не давая им перерасти в полноценные боевые действия. Настоящей вершиной его дипломатического мастерства стал 1875 год, когда он сумел разрядить напряженную обстановку в Европе во время «военной тревоги», не позволив Германской империи повторно разгромить Францию.

Однако в чем-то их судьбы оказались схожими. Оба канцлера были упрямы, честолюбивы, долгое время не могли добиться расположения начальствующих к себе, конфликтуя с ними и создавая препятствия на своём карьерном пути. Несмотря на огромный опыт и долгую государственную службу ни Бисмарк, ни Горчаков не смогли предвидеть появление новых обстоятельств и потому не сумели подготовить себя, чтобы вовремя сойти с политической арены. Одного со скандалом отправили в отставку, другой, долгое время остававшийся формально во главе министерства, был постепенно и негласно смещён со своего поста. Таких ярких политиков как Бисмарк с Горчаковым, казалось, заменить никто не мог, но при этом их уход не сопровождался торжествами и громом салютов, шумными проводами. Это и омрачило последние дни их служения и жизни. Такой итог стал для них весьма болезненным для таких талантливых государственных деятелей. Их обоих отстранили от власти вопреки их воле, оттеснив их более молодыми кадрами.

И Бисмарк и Горчаков сильно отличались от современников, оставаясь при этом яркими деятелями своего времени. Горчаков был ярким представителем своей уже уходящей эпохи, «последним лицеистом», в то время как Бисмарк стал создателем своей, новой эпохи. Это отразилось, в том числе и на наличии литературного наследия. У Горчакова не осталось сил, здоровья и возможностей для подведения итогов своей жизни на бумаге. Короткие и небольшие заметки о своей жизни, продиктованные на склоне лет Горчаковым главному редактору журнала «Русская старина» М. Семевскому не могут сравниться с настоящим философско-публицистическим литературным памятником Бисмарка, который имел возможность после отставки еще восемь лет вспоминать и записывать события ушедшей эпохи в тихой и спокойной обстановке своего имения.

Подводя итог отношениям двух канцлеров, стоит заметить, что чаще всего в политике личные отношения - дело второстепенное, подчиненное конкретной политической ситуации и задачам государств. Однако в этом аспекте Горчаков и Бисмарк являются исключением. Связывающее их более чем 20-летнее общение, дружба и нарочитое подобострастное уважение, затем неприкрытая вражда и ненависть друг другу не могли не сказаться на том внешнеполитическом курсе, которого придерживались оба канцлера. Нельзя сказать, что этот фактор был определяющим, однако такая тенденция вполне соответствовало эпохе. Это признавал и сам Бисмарк, отмечавший в своих мемуарах опасность настроений Горчакова по отношению к Германии. На критику немецкого канцлера сам Александр Михайлович уже не мог ответить - к этому моменту он уже давно скончался. Таков печальный конец отношений двух европейских канцлеров - последнего в Российской империи и первого в Германской.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее