Специфика репрезентации тактик, реализующих макростратегию аргументации

Умение доказывать и убеждать, склонять слушателей к своей точке зрения и аргументированно опровергать доводы оппонента является первоосновой профессиональной компетенции судебного оратора. Убеждение - движущая сила судебных прений, ««поэзия закона» в судебном процессе, где абстрактные умозрительные принципы необходимо приспосабливать к коллизиям повседневности», как некогда сказал судья Верховного Суда США Э. Кеннеди [Malphurs, 2013: 62]. Убеждение посредством аргументации было и остается наиболее предпочтительным модусом судоговорения, в ходе которого стороны выдвигают аргументированные доводы в пользу того или иного положения, предлагаемого вниманию аудитории.

Логическая, доказательная сторона аргументации, предполагающая обоснование истинности некоторого положения посредством других истинных положений, не способна эффективно реализовать потенциал убедительности и обеспечить достижение прагматической цели говорящим. Поэтому, как нами отмечалось, важно подкрепить рациональное воздействие на разум воздействием на чувства и эмоциональную сферу слушающих. Необходимы дополнительные средства, которые подчеркивают, выделяют аргументативную силу [Eemeren et al., 2009: 99]. Используя аргументативные тактики, таким образом, говорящий должен четко представлять себе, насколько те или иные аргументы соизмеримы с ожиданиями аудитории, насколько то или иное выдвигаемое мнение приемлемо в каждом конкретном случае.

Судебные прения, как один из видов коммуникативной деятельности, задействуют множество интерактантов - от судей и адвокатов до присяжных и других непрофессиональных участников судебного процесса, а соответственно, включают в себя множество разнонаправленных функций и целей, которые часто пересекаются и накладываются друг на друга. Риторическая аргументация учитывает полифонический характер этого взаимодействия, предлагая комплекс коммуникативных средств, которые интенсифицируют предрасположенность реципиента к принятию защищаемого мнения. Ведь на суде, как справедливо считает С. Пороховщиков, доказать - еще не значит убедить, особенно это относится к суду присяжных: «железная логика сильна для них только, пока им нравится подчиняться ей» [Пороховщиков, 1910: 315]. По мнению Н.К. Пригариной, аргументация - это сложный коммуникативный процесс, включающий в себя не только собственно содержательный, логико-рациональный компонент, но и задействующий психологические, эмоциональные, этические и экзистенциальные аспекты человеческой личности [Пригарина, 2009: 28-29].

Эффективность аргументации связана, прежде всего, с воздействием на аудиторию. Говорящие используют различные аргументативные техники с целью убедить, повлиять на мнение слушающих. Эти техники должны учитывать компетенции, систему взглядов, ценностные ориентации и многие другие критерии, интегрированные в позицию той или иной аудитории. Оратору необходимо идентифицировать себя с аудиторией, насколько это возможно, и уметь воспользоваться той информацией об ожиданиях, мнениях, опыте и ориентирах слушающих, которая ему известна.

Существенную роль в процессе аргументации играют ценностные ориентиры. Они отличаются от одной группы к другой и могут быть использованы в качестве критерия при выборе определенной аргументативной тактики. Этот критерий актуализируется тогда, когда происходит отход от нейтральности и равноценности, когда нечто рассматривается как более предпочтительное, первоочередное, соответствующее интересам и ожиданиям [Trapp, Schuetz, 2006: 139]. Ценности могут быть универсальными, общими, или же характерно специфичными для конкретной аудитории. Когда силы рационального аргумента недостаточно, или же говорящий преследует цель показать преимущество или предпочтительность какого-то довода, нежели его истинность, основой его стратегического выбора станет иерархия ценностей. Важным элементом этой ценностной иерархии являются топосы, или «общие места» («topoi»/«loci»), которые помогают говорящему найти общие темы, точки соприкосновения с аудиторией [Perelman, Olbrechts-Tyteca, 1969: 83]. Для того, чтобы аргумент был убедительным, чтобы собеседник с ним согласился, необходимо найти ту идею, которая покажется ему разумной, приемлемой и представить ее как общую позицию. Это общее и будет являться топосом. Поскольку каждый аргумент используется не изолированно, а в более широком прагматическом контексте, топосы могут служить индикаторами интенции говорящего.

Выбор того или иного аргумента, таким образом, необходимо рассматривать с позиций целеполагания, где говорящий, ориентируясь на коммуникативный контекст и аудиторию, задает направленность своей аргументационной линии, акцентируя доказательность или убедительность утверждаемых положений.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >