Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Способы речевого воздействия в лингвистике

Создание иллюзии доверительного общения

От того, как сложатся отношения между профессиональными участниками судебного процесса (адвокатом и обвинителем) и присяжными заседателями, во многом зависит эффективность и исход дела. Не секрет, что и адвокат, и государственный обвинитель, искушенные в юридических тонкостях и правилах процессуального порядка судебного разбирательства, могут восприниматься отстранённо и дистантно, как представители другого мира. Поэтому так важно установить связь, психологический контакт с присяжными и создать видимость их личностной вовлеченности в процесс, дать возможность ощутить свою причастность к поиску истины.

Посмотрим на примеры:

(29) LAWYER: You know what? [Jordan began, facing the jury] Three hours ago, I didn't have the slightest idea what I was going to say to you all right now. And then it dawned on me - I wanted to congratulate you. Because you've seen something very unusual today. Something surprising that never, ever makes its way into a courtroom. You, ladies and gentlemen, have seen the truth.<…>

Did you know I used to be a prosecutor? I was. Worked in the same office where Ms. Delaney works now, for ten years. You know why I left? Because I didn't like the idea of truth. When you're a prosecutor, the world's black or white, and things either happened or they didn't. I always believed there was more than one way to tell a story, to see things. I didn't think truth even belonged in a trial. (J. Picoult, #1)

Основная задача, стоящая перед оратором в этом примере - показать присяжным, что понятие «правды» невозможно подвести под редукционистское разделение на «белое» и «черное», «плохое» и «хорошее». Правда - это полифонический концепт, который можно рассматривать через разные призмы и каждый раз получать новый результат. Тем не менее, суд оперирует только крайними полюсами этого понятия, решая, соответствует ли доказываемое реальному положению вещей, или нет - без возможности вариативной интерпретации этой реальности. Именно эту идею и пытается донести до заседателей адвокат защиты, признаваясь им, что в душе всегда чувствовал неприязнь к столь ограниченному, однобокому взгляду на правду (“I didn't like the idea of truth”; “I always believed there was more than one way to tell a story”). Риторические вопросы, который говорящий задает сам себе (“Did you know I used to be a prosecutor?”; “Did you know why I left?”), создают иллюзию вовлеченности слушающих в мыслительный и речетворческий процесс. Иллокутивная цель этих вопросов - убеждение адресата в правильности, целесообразности рассуждений и провоцирование эмпатической реакции.

Игра на эмпатии, или эмоциональном сопереживании, также является действенным способом создания доверительных или квази-доверительных отношений. Важной характеристикой эмпатического слушания является невозможность критического восприятия реципиентами высказывания. Ведь оно основано не только на умении представить чувства и переживания другого человека, но и, сопереживая, сформировать положительное к нему отношение:

(30) LAWYER: Imagine for a moment the terrible pain of losing a loved one. It's happened to you, [Jordan said, looking at the same blue-haired lady Delaney had singled out] and you! [He said to a dairy farmer, with a face so creased it seemed again smooth]. We've all lost someone. And recently, Chris did too. Think of how you felt when it happened to you - the pain, the rawness of it - and then imagine the horror of being charged with that same person's murder. (J. Picoult, #1)

В данном примере адвокат, обращаясь к каждому присяжному заседателю по отдельности и устанавливая с ним зрительный контакт, призывает его к эмоциональному соучастию, вчувствованию во внутренний мир человека, которого постигло несчастью (апеллятивную функцию в этом случае выполняют императивы: “Imagine the terrible pain of losing a loved one”; “Think of how you felt”) или человека, которого клеймят как первопричину этого несчастья (“Imagine the horror of being charged…”). В последнем случае адвокат, конечно же, ссылается на своего подзащитного. Помимо этого, усилению речевоздействующего потенциала способствует использование слов-дейктиков: местоимения 2л. ед.ч. “you” (при обращении к конкретному присяжному) и местоимения 1л. мн.ч. “we”. Так называемое «инклюзивное «мы»» создает атмосферу сопричастности, солидарности и конструирует дискурс «общего дела».

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее