История вопроса о категории состояния

В. Г. Белинский в своём высказывании «Язык непрестанно живет и движется, развиваясь и совершенствуясь» указал главный критерий живого языка - развитие. Действительно, в современном русском языке появляются новые слова, новые явления в лексике и грамматике. Русский язык действительно живёт. К нему даже не применимо само слово "стоять". Слова обретают окраску, например, эмоциональную. А двигаться вперёд русскому языку помогают как лексика, так и грамматика. Лексика позволяет нам понять смысл слов, а грамматика - связать их воедино и придать нужную понятную форму, чтобы мы с собеседником лучше понимали друг друга.

С другой стороны, материал, который даётся в грамматиках и справочниках русского языков в рамках традиционной общепринятой номенклатуры, в общем, удовлетворяет практическим потребностям и потому, кажется, нет никакой нужды его пересматривать и проверять последовательность.

Вопрос о выделении слов категории состояния в самостоятельную часть речи до сих пор остаётся в лингвистике дискуссионным. Отсутствует однозначное определение данного класса слов, который дефинируют по-разному: слова категории состояния, категория состояния, предикативные наречия, безлично-предикативные слова и т.д. Кроме того, не определено точное количество лексико-семантических групп слов категории состояния, чётко не обозначены морфологические и синтаксические признаки этих слов.

Впервые рассматриваемое явление русского языка было выделено в особую часть речи Л.В.Щербой в работе «О частях речи в русском языке» (1928). Академик назвал его по общему значению категорией состояния. Он довольно широко понимал эту категорию, включив в нее не только некоторые предикативные наречия, но и краткие прилагательные и даже предложно-падежные формы существительных со значением состояния, выступающие сказуемым в предложении (без памяти, в сюртуке, замужем, намерен и др.). [31, 48]

Проф. Абакумов С. И. учитывал синтаксическую функцию слов категории состояния и называл их безлично-предикативными словами. Шахматов А. А. использовал термин «предикативные наречия».

Дальнейшее развитие учение о категории состояния получило в трудах академика В.В.Виноградова, профессоров Е.Галкиной - Федорук, Н.С.Поспелова, А.В.Исаченко, А.Н.Тихонова, Н.С.Валгиной и других ученых. Однако и у них при подходе к изучению данной части речи имелись большие расхождения. В.Виноградов, например, в категорию состояния включал не только безлично-предикативные слова, но и краткие прилагательные типа рад, горазд, весел, краткие страдательные причастия на -о (принято, привезено, продано и др.) и некоторые слова и словосочетания (навеселе, в духе, я -- без задних ног) и приписывал всем им наличие форм времени и наклонения, так как выступают они в роли сказуемого.

Еще в начале XIX в. Н.Кошанский, А.Востоков, Ф.Буслаев обращали внимание на то, что слова жаль, лень, нельзя, стыдно, можно и другие не могут быть отнесены ни к прилагательным, ни к существительным, ни к наречиям в силу их особого лексического значения, неизменяемости, употребления в функции сказуемого. Эти слова они относили или к безличным глаголам, или просто к глаголам. А. Шахматов называл такие слова предикативными наречиями и считал спрягаемыми. А. Пешковский, с одной стороны, сомневался в возможности относить их к наречиям, а с другой -- не был уверен в их совершенном отличии от наречий. Он считал, что необычная функция этих слов - безличная предикативность - создает возможность для изменения значения. [23, 358]

По мнению Буланина Л. Л., Мещанинова И. И., Шапиро А. Б., Мигирина В. Н., категория состояния не является особой частью речи («Грамматика -- 80»), в силу ряда причин:

1. Слова категории состояния могут обозначать не только состояние.

- Мне нельзя сладкое.

- Мне близко до дома.

2. Слова категории состояния соотносятся с разными частями речи, сохраняя ряд их свойств, например, имеют степени сравнения, как и наречия.

3. Синтаксически очень трудно определить, какое предложение перед нами, двусоставное или односоставное.

- Оставаться наедине с Анной ему было страшно.(Двусоставное.)

- Оставаться наедине с Анной ему было страшно.(Односоставное.)

Бабайцева В. В. и Максимов Л. Ю. рассматривают эту конструкцию как переходную между двусоставным и односоставным предложением.

Мигирин В. Н. и Буланин Л. Л. называют слова категории состояния бессубъектными прилагательными.

«Грамматика -- 80» и «Краткая грамматика» Н. Ю. Шведовой относят слова категории состояния к разным частям речи:

1. к наречиям (их называют предикативные наречия, или предикативы): грустно, весело, стыдно, ветрено, душно;

2. к существительным: лень, охота, неохота, стыд, время, беда, пора.

- Время обедать. Пора спать. Лень идти. [5, 154]

По мнению, Щербы Л.В., «новая классификация может особенно навязываться самой языковой системой». В этом случае ей очень трудно или просто невозможно найти место среди элементов этой системы и возникает необходимость выйти за ее пределы. Именно так и обстоит вопрос с категорией состояния, который до сих пор представляет собой одну из самых противоречивых проблем для отечественных лингвистов.

Именно процессы эволюции и дальнейшего развития русского языка, по мнению автора настоящей статьи, обуславливают целесообразность выделения новой категории из числа остальных категорий, давно принятых и установившихся в языке.

Как ранее указывалось, значительный вклад в изучение категории состояния внесли именно отечественные ученые, которые, открыв данный феномен в русском языке, сделали возможным подобное открытие в других языках. Первым группу слов обозначающих состояние выделил Л.B. Щерба в своей статье «О частях речи в русском языке» (1928). Формальными признаками этой категории, по его мнению, были бы «неизменяемость, с одной стороны, и употребление со связкой с другой: первым она отличалась бы от прилагательных и глаголов, а вторым - от наречий» [32, с.74]. Он относит сюда такие выражения как «я рад, я готов, мне холодно и т.п.». Однако, автор не считал новую категорию яркой и убедительной в русском языке. Пытаясь избежать термина «состояние» за неимением лучшего, Д.И. Овсянико-Куликовский попытался отнести такие слова к предикативным наречиям, но уже в то время было ясно, что они не могут считаться таковыми, так как сильно от них отличаются.

Ближе всех подошел к данному вопросу A.A. Шахматов после выхода «Очерка современного русского литературного языка», где он касался преимущественно отдельных морфологических и синтаксических своеобразий краткой формы имени прилагательного. Значительную роль в выделении слов категории состояния, как отдельной части речи русского языка, сыграл В.В. Виноградов. Практически применив созданный Л.B. Щербой критерий синтаксических свойств слова, он создал новую систематизацию частей речи в своем труде «Русский язык». Тем самым принимались во внимание морфологические, словообразовательные и семантические свойства слова. Таким образом, уже в первой половине XX века у русских ученых накопился солидный объем данных о категории состояния, что сделало возможным попытку выделить эту категорию в других языках.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >