Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Московские меценаты конца XIX

ЭВОЛЮЦИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОБЛИКА МОСКОВСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

Становление российского предпринимательства

В период нового времени основы сословного деления городского населения Российской империи были сформированы преобразованиями петровского времени и реформами Екатерины II См., Аксенов А. И. Генеалогия московского купечества XVIII в., М., 1988 г. В результате их осуществления разрушилась старая, относительно замкнутая система, выделявшая среди жителей посада торгово-промышленную элиту - «гостей» и членов «гостиной и суконной сотен» - и были введены новые сословия, формировавшиеся с учетом их реального экономического положения сугубо в фискальных целях. Городская верхушка с 1723 г. XVIII в. была записана в «гильдии», Для записи в «торговое сословие» крестьян и разночинцев устанавливался ценз в 500 рублей. По указу 13 февраля 1747 г. крестьяне дворцовые, архиерейские, монастырские и помещичьи, занимавшиеся торговлей и промыслами и имевшие от 300 до 500 рублей капитал, могли переходить в купечество, но с января 1762 г. запись в «торговое сословие» названных категорий крестьян была запрещена без указных отпускных и увольнительных писем от властей и помещиков См., Елпатьевский А. В. Законодательные источники по истории документирования сословной принадлежности в царской России (XVIII - начало XX) // Источниковедение отечественной истории. 1984 М., 1986. С. 45..

В окончательном виде принципы сословного деления городского населения были определены манифестом 17 марта 1775 г. и просуществовали без радикальных изменений вплоть до 1917 г.

Купцы были сословными предшественниками предпринимателей XIX-XX веков, поэтому необходимо несколько слов сказать об образовании и устройстве их сословия.

Выделяя внутри городского общества верхушку - купечество, Манифест 1775 г. разделял его на три гильдии, принадлежность к которым определялась величиной «объявленного по совести капитала» (в начале XIX в. в первую гильдию записывались владельцы капитала свыше 10 тыс. рублей, во вторую - от 5 до 10, в третью - свыше 1 тыс. рублей). Купцы всех трех гильдий освобождались от подушной подати, (вместо нее они платили промысловый налог), натуральной, рекрутской повинности, а первой и второй - от телесного наказания. Принадлежность к первым двум гильдиям повышала социально-экономический статус купцов - они имели право на внутренний и оптовый розничный торг, устройство заводов и фабрик, освобождались от казенных служб (при этом купцам первой гильдии разрешалось торговать не только в Империи, но и за ее пределами, для чего можно было иметь морские суда; членам же второй гильдии - только речные). Деятельность купцов третьей гильдии допускалась лишь на уровне уезда и ограничивалась мелочным торгом, содержанием небольших фабрик, трактиров, бань, постоялых дворов.

Характерной чертой нового купечества было то, что принадлежность к сословию была не только не наследственной, но и даже не пожизненной. Она оформлялась ежегодно путем уплаты так называемого гильдейского сбора, составлявшего около 1% от объявленного капитала. Ухудшение экономической обстановки и невозможность выплаты гильдейского сбора вынуждала предпринимателей покидать купеческое сословие и приписываться к мещанству.

Пример подобной эволюции приводится в дореволюционном издании, посвященном юбилею торгово- промышленной династии Рябушинских. Михаил Яковлевич, основатель семейного дела, в 1802 г. записался в третью гильдию московского купечества и начал самостоятельную торговую деятельность. Когда грянула война 1812 года, он понес большие убытки и вынужден был вместе с женой перебраться в известный центр сапожного ремесла - село Кимры Тверской губернии. Там М.Я. Рябушинский безуспешно пытался заняться скупкой обуви и, возвратившись в Москву, подал в дом Московского градского общества прошение, в котором заявлял Торговое и промышленное дело Рябушинских. М. , 1913, С: 7-8: «…по претерпленному мною от нашествия в Москву неприятельских войск разорению… покорнейше прошу по неимению мною купеческого капитала перечислить в здешнее мещанство». С 1814 по 1823 г. семья М. Я. Рябушинского состояла в мещанском сословии и лишь в 1824 г. она вновь была приписана к купечеству.

Другой отличительной чертой российского купечества было то, что для него в XVIII в. оказалась прерванной историческая преемственность в развитии. Русские купцы, в отличие от западноевропейских, не имели никаких атрибутов замкнутой корпорации - освященного традицией уставного документа, института поручительства при приеме в члены гильдии, обязательного испытательного срока, корпоративных обрядовых церемоний и т д. Сословие стало полностью открытым для приема в него новых членов, процедура приема в него была упрошена до придела - необходимой предпосылкой была лишь уплата налога («гильдейского налога»).

Закрепленная реформами конца XVIII в. открытость купеческих корпораций облегчила приток в нее новых членов, а отсутствие сословной преемственности не способствовало складыванию купеческого «патрициата» и снижало возможности внутреннего воспроизводства сословия. Несмотря на то, что появлявшиеся в среде купечества династии в экономическом отношении были весьма могущественными, они не всегда отличались устойчивостью: как правило, продолжительность рода составляла 2-3 поколения. Отечественные историки давно подметили, что ни одна известная торгово-промышленная династия петровского времени не сохранила свое значение до конца XIX- начала XX в. См, например: Чулков Н. П. Московское купечество 18 и 19 веков // Русский архив .1907 г.№ 12

Упадок большинства купеческих семей объяснялся экономическими причинами - разорившиеся торговцы и промышленники опускались вниз по социальной лестнице и записывались в мещане. Однако и самые удачливые предприниматели не задерживались в «торгово-промышленном» сословии: «Табель о рангах» открывала разбогатевшим предпринимателям путь во дворянство. Новые дворяне, как правило, оставляли активные занятия предпринимательской деятельностью, их дети поступали на военную или гражданскую службу. Характерно, что даже те купцы, которым не удавалось повысить свой статус, в XVIII в. через браки своих дочерей стремились породниться с привилегированным сословием.

В этих условиях основными источниками пополнения и воспроизводства купеческого сословия стали представители городского посада, а главным образом - дельцы из числа крестьян, основавшие самые известные торгово-промышленные династии нового времени. Как убедительно доказал М.И. Туган-Барановский, ядро крупной промышленной буржуазии сложилось именно из представителей крестьянства, в основном, в период первой трети XIX века, который он называл «золотым веком в истории фабрикантского класса» Туган-Барановский М. И. Крупная московская буржуазия в период революционной ситуации// Революционная ситуация в России в 18959-1861 гг. М., С. 331..

В русской художественной литературе и мемуаристике отложилось немало указаний на то, что основатели купеческих фамилий напоминали крестьян и внешне - одеждой, бытовым укладом, речью. Для их более просвещенных детей крестьянское происхождение предков стало сильным фактором самоидентификации, влиявшим на формирование специфической коллективной психологии.

В.А. Кокорев История предпринимательства в России. С. 212., сын купца средней руки, ставший одним из самых богатых предпринимателей России XIX века, в известной речи на одном банкетов 1857 г. обратился к московскому купечеству с идеей об особой ответственности своего сословия в деле отмены крепостного права «Ведь нам будет стыдно смотреть на крестьян, - заявлял он, - потому что многие из нас сами недавно вышли из крестьян и я, говорящий эти слова, имею родных в крестьянском сословии» История предпринимательства в России С. 212..

Даже позднее, уже в XX веке, осознание своей генетической принадлежности к народной массе служило предметом гордости выходцев из числа предпринимателей. А.И. Гучков, представитель известной московской купеческой семьи и лидер партии октябристов, в ответ на обвинения в «купеческом патриотизме» заявлял своим оппонентам с трибуны Государственной Думы: «Я не только сын купца, но и внук крестьянина, крестьянина, который из крепостных выбился в люди своим трудолюбием и упорством» А.Н. Гучков // Исторические силуэты. М., 1991. С. 63.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее