Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Московские меценаты конца XIX

Предприниматели в пореформенный период

Отмена крепостного права и последующие реформы, несмотря на их непоследовательность и незавершенность, послужили сильнейшим импульсом для развития отечественного предпринимательства. Сословные начала сохранились, однако применительно к торгово-промышленной жизни они оказались в наибольшей степени приспособлены к новым капиталистическим порядкам.

В 1863 г. было утверждено новое «Положение о пошлинах за право торговли и промыслов», которое декларировало полную свободу на занятия предпринимательской деятельностью.

Были ликвидированы остатки сословных стеснений, характерные для крепостного права и отменены «крестьянские свидетельства» - документы, аналогичные «гильдейским» (купеческим), но выдававшиеся лично несвободным крепостным крестьянам. Сословная принадлежность теперь сала зависеть исключительно от масштаба предпринимательства - все владельцы крупных предприятий, уплативших соответствующий налог, автоматически становились купцами, мелкие дельцы оставались в прежнем сословии.

По законам, принятых в 1863 г., в первую гильдию причислялись собственники торговых заведений первого разряда (оптовая торговля), промышленники - 1-3 разрядов или пароходных предприятий, за содержание которых уплачено свыше 500 рублей основного и промыслового налога; во вторую - соответственно владельцы торговых заведений второго разряда (крупная розничная торговля), промышленных - 4-5 разрядов или пароходных, за которые было уплачено от 50 до 500 рублей налога. Гензель П. Промысловое обложение в России. СПб., 1900 С. 197-199. Третья гильдия в качестве укрепления купечества отменялась.

На вступавших в состав купечества по-прежнему распространялся ряд льгот. Для лиц с ограниченными социальными правами (крестьяне, мещане, лица иудейского вероисповедания) существенной являлась такая привилегия, как право на свободу перемещения, так называемая паспортная льгота.

Представители купеческого сословия не нуждались в обязательном получении увольнительных свидетельств сельского или мещанского обществ, а пользовались бессрочными паспортными книжками. На лиц иудейского вероисповедания, обладавших купеческим статусом, не распространялось действие дискриминационных мер - запрет выезда за «черту оседлости», квоты на получение образования для иудеев и пр.

Менее существенными, но традиционно почетными, были те льготы, которые решительно выделяли купцов от других сословий - освобождение от рекрутской повинности и подушной подати.

Однако эти преимущества потеряли свой смысл с отменой в 1874 г. рекрутчины и в 1887 г. подушного налога. И, наконец, действующее законодательство выделяло для купцов ряд привилегий, подчеркивающих их особое положение.

Так, купцы первой гильдии пользовались правами визита к императорскому двору, ношения шпаги или сабли и губернского мундира. Закон декламировал, что первогильдейское купечество «составляет особый класс почетных людей в государстве». Лица, выбиравшие сословные свидетельства высокого разряда не менее 12 лет, могли получать «по уважению особых заслуг в распространении торговли» звания коммерции-советников, а за отличия в мануфактурной промышленности - мануфактур-советников. Обладатели этих званий, равно как и купцы, награжденные за свои заслуги орденом или находившиеся в первой гильдии не менее 20 лет, имели право на получение высшего городского сословного звания почетного потомственного гражданина. Подробнее см.: Боханов А. Н. Деловая элита России. 1914. М., 1991. С. 38-41

В пореформенное время в составе буржуазии появились, и число их постоянно возрастало, предприниматели, которые не приписывались к купеческим сословным обществам, хотя имели для этого все формальные основания. Это, во-первых, представители торгово-промышленных семей в результате деловой активности их основателей получили престижные звания почетных потомственных граждан, что означало принадлежность к высшему городскому сословию, передавалось по наследству и давало право на общий гражданский титул «Ваше Благородие».

Во-вторых, группу составляли, в основном, те предприниматели, которые делали свои первые шаги и не успели, или не смогли порвать со своими сословными обществами. И, наконец, существовала группа преуспевающих промышленников и торговцев из числа крестьян, которая демонстрировала свои связи с ними. Как отмечал В. Рябушинский, в Москве «про некоторых говорили, что они очень гордились своим крестьянством, принципиально из него не выходили, писали: «крестьянин такого-то села или деревни, такой-то, временно московской первой гильдии купец» Рябушинский В. Купечество московское / / Былое. № 3. 1991 С. 12.

В трудах отечественных историков, посвященных проблеме социального состава столичного предпринимательства Нифонтов А. С. Формирование классов буржуазного общества в русском городе второй половины 19 в. / / исторические записки. Т. 54, М., 1955 г. Гаврилин М. Л. Социальный состав крупной московской буржуазии во второй половине 19 в. / / Проблемы отечественной истории. М., 1973 г., содержатся многочисленные свидетельства того, что в пореформенный период число лиц, имевших право вступления в гильдии, но не воспользовавшихся им, постоянно возрастает. Купечество по-прежнему оставалось самым многочисленным слоем предпринимательства, владевшим, как правило, крупными торгово- промышленными предприятиями. Рядом с ними соседствовали представители крестьянства и мещанства, масштаб деятельности которых ограничивался чаще всего уровнем второгильдейских заведений.

Участвовавшие в предпринимательстве выходцы из привилегированного сословия - дворянства, хотя были далеко не самым крупным отрядом отечественной буржуазии, сумели занять в торгово-промышленном мире специфическую нишу. Так, дворянин- промышленник - это собственник небольшого завода, занятого обработкой питательных и вкусовых веществ. Нельзя не отметить другую особенность: почти все дворянское производство сосредоточено в трех отраслях народного хозяйства - обработке питательных и вкусовых, минеральных веществ и обработке дерева. В исследовательской литературе не встречаются данные о сословных купеческих обществах, их деятельности, объеме капиталов размере недвижимости.

Между тем подобная информация содержится в архивном фонде Хозяйственного управления Министерства Внутренних дел История предпринимательства в России. С. 214. Обстоятельства ее появления вызваны подготовкой этим министерством проекта об упразднении отдельного ремесленного сословия, идея о котором была предложена Государственным Советом при выработке Городового Положения 1870 г. Для сбора информации о ремесленных, а заодно и других городских сословных обществах - мещанских и купеческих, Министерство Внутренних дел разослало всем губернаторам Циркуляр от 10 сентября 1896 года, в котором предлагалось доставить сведения и цифровые данные по следующим вопросам: количество сословных обществ, их численный состав, размер повинностей и сборов, масштаб благотворительности, особенности функционирования.

Отзывы губернаторов о возможности ликвидации сословных городских обществ оказались на редкость единодушными - о целесообразности их сохранения однозначно заявили лишь главы Костромской и ряда Западных губерний (Витебской, Волынской, Гродненской, Киевской) Определить функций обществ, объемы и пределы их полномочий на основании законодательных актов представлялось делом трудоёмким.

Какова же была организация торгово-промышленного сословия в России конца XIX века? Так называемое «полное купеческое самоуправление», подразумевающее наличие главы сословного общества, его рабочего органа в виде управы из пяти членов и института выборных, проводящих регулярные собрания, существовало только в трех городах - Москве, Петербурге и Одессе. В нескольких десятках городов действовало упрощенное купеческое управление, по которому все сословные дела решал избираемый староста. В подавляющем большинстве городов империи купеческого самоуправления не было вовсе. Формально интересы сословия представляли органы городского самоуправления.

Однако и там, где органы сословного управления существовали, их деятельность по существу являлось фикцией.

Ярчайшим показателем того, что купеческие учреждения к концу XIX века изжили себя и по всей империи существовали по сути дела на бумаге, явились доставленные губернаторами статистические данные о величине капиталов и стоимости недвижимости сословных обществ. Своим имущественным положением выделялось два сословных общества - московское и петербургское, деятельность которых, в основном, в сфере благотворительности, получала общероссийскую огласку. В ведении московского купеческого общества состояло 6 учебных заведений, 5 домов призрения, 1 больница, содержалось свыше 400 стипендиатов в различных учреждениях; всего свыше 9 млн. руб., недвижимых имуществ свыше 7,5 млн. руб. Купечество Петербурга содержало Коммерческое училище, 2 дома призрения, богадельню со школой, около 300 стипендиатов, владея 7 млн. руб. «специального капитала» и недвижимыми имуществами на сумму свыше 3,5 млн. руб. Следом за этими, можно назвать одесское и киевское купеческие управления. История предпринимательства в России. С.222.

Собранные Министерством внутренних дел сведения убедительно свидетельствовали о том, что городские сословия, в том числе и купечество, к концу XIX века превратились в фикцию. Это было совершенно очевидно для современников, о чем свидетельствует, в частности, статья А. Самойлова Там же. С. 223 опубликованная в 1899 году в газете «Русские ведомости» и посвященная просочившимся в прессу слухам о возможности реорганизации городских сословий.

Как писал автор, «современная экономическая жизнь, как известно, нивелировала сословные различия, выдвинув взамен последние различия классовые, и если прежде государство было сословно-классовым, то теперь оно является классовым по преимуществу, вопросы же сословные отодвигаются на второй план. Принадлежность к тому или иному сословию не служит уже, как прежде, мерилом культурности, богатства и других социальных качеств: сословие не представляет строго определённого социального типа людей, - положение человека в обществе определяется скорее большим или меньшем достатком и образованием, чем сословием». Своеобразным подтверждением было то, что в живой лексике, начиная с конца XIX в., слово «купец» означало не владельца сословного свидетельства, а всякого предпринимателя XIX.

Отмирание сословной системы купеческого самоуправления являлось лишним доказательством того, что кардинальным образом менялись социальная роль предпринимательства, его самооценка, иным становилось отношение общества.

Как отмечалось в исследовательской литературе, еще в дореформенное время в среде купечества появлялись люди нового склада, которые отказывались от патриархального образа жизни, во многом определявшего традиционными крестьянскими представлениями, и ориентировались на поведенческие стереотипы социальной верхушки История предпринимательства в России. С. 223. Это явление, получившее в философии и социологии название «интерференция» (от латинского - взаимодействие) образов и поведенческих стереотипов было характерно и для буржуазии Западной Европы: разбогатевшие буржуа воспринимали манеры дворянства, равно как и дворяне избавлялись от сословного чванства и усваивали прагматические установки.

Однако, без всякого сомнения, тенденция социальной значимости предпринимательства в дореформенный период только намечалась: европеизированные купцы, вроде известного литератора и публициста В. И. Боткина, были явлением нечастым, большинство же пытавшихся приобщиться к новой культуре, скорее всего, испытывали трудности. Лишь отмена крепостного право и бурный рост торгово-промышленной деятельности во второй половине XIX века, позволили предпринимателям по- настоящему почувствовать свою значимость. Уже через пятнадцать лет после 1861 года Ф. М. Достоевский записал в своем дневнике:

«Современному купцу уже не надо заполучать к себе на обед «особу» и давать ей балы; он уже роднится и братается с особой на бирже, акционерном собрании, в устроенном вместе особом банке; он уже сам лицо, сам особа». Достоевский Ф. М. Дневник писателя за 1876. СПб., 1883. С.332

Изменения в самосознании не только верхушки предпринимательства, но и достаточно широких его слоев, бросались в глаза даже в повседневной жизни. В начале XX века купечество значительно отличалось своим укладом от купцов - героев Островского. Так, например, это отразилось в одежде: долгополые сюртуки, сапоги бутылками, косоворотки уступили место фракам и визиткам, модным костюмам, часто сшитым за границей. Во второй главе своей работы, я более подробно рассмотрю вопрос, касающийся купеческого быта.

Российское общество вплоть до 1917 года оставалось сословным, но жесткая структурированность была характерна, прежде всего, для двух основных социальных групп, составлявших каркас иерархической системы, - дворянства и крестьянства. Городские сословия как бы находились на периферии интересов самодержавия, исходившего при регламентации их устройства исключительно из фискальных соображений. Открытые для притока новых членов, они вбирали самые активные элементы. Отсутствие традиционной для феодальных сословий корпоративной замкнутости способствовало тому, что в ходе буржуазных преобразований купеческие институты не только не служили существенным препятствием для складывания торгово- промышленного предпринимательства, но первыми подверглись воздействию социальной эрозии. На потрясениях XX века в аграрной стране, каковой оставалось Россия, в конечном итоге сказалась не столько слабость отечественного предпринимательства, сколько разрыв между отсталым сельским хозяйством и динамично развивавшейся промышленностью.

московский меценат предпринимательство купечество

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее