Одежда и внешний облик

Интересные штрихи к характеристике предпринимателя добавляют бытовые детали и манеры одеваться. Почти до конца 19 века употреблялись в купеческой среде выражения «ходить, одеваться по-русски, по-немецки». Фактически, они служили для определения общественных групп внутри предпринимательского слоя. Ходившим по-русски были те, которые «имели волосы на голове, обстриженные в кружок, с пробором в средине, употребляли длинные сюртуки, причем некоторые из них носили сапоги «бураками», прикрывавшие собою брюки. Ходившими по-немецки считались брившие усы и бороды и носившие короткие сюртуки.

Купцы ходили в поддевках (подобии кафтана), косоворотках, сапогах бутылками и картузах. Дома или в лавке купец мог носить косоворотку с одним жилетом, но обязательно украшенным золотой или серебряной цепочкой, на которую привешивались часы. Рубашка носилась навыпуск и подпоясывалась шелковым шнуром с кистями. Брюки были широкие - типа шаровар - и заправлялись в сапоги. Особый шик имели купеческие сапоги. Низ их голенища собирался во множество складок - в гармошку. Чем больше складок, тем считалась шикарнее. Делались складки при помощи круглой веревки, вшивавшейся в кожу сапога. Некоторые купцы заказывали сапоги со скрипом. Для этого между подошвой и стелькой сапожник делал прокладку из сухой бересты или насыпал сахарный песок. Крупный русский промышленник Петр Губонин, получивший за заслуги дворянское звание, по-прежнему ходил в картузе и сапогах бутылками, а звезду надевал на долгополый сюртук.

Эта схема была верна для большинства представителей купечества, однако в среде предпринимательской элиты уже встречался свой оригинальный способ облачения и поведения, выражавший индивидуальные черты личности. К примеру, В. С. Алексеев в 1860-х гг. выглядел следующим образом: «Грузный старик среднего роста, с большой седой головой, выстриженной под гребенку… Живо сохранилась у меня в памяти его сутуловатая фигура, облеченная в длинный черный сюртук, его ласково равнодушные манеры важного барина, тихая, вежливая речь и ароматный запах гаванской сигары, которую он не выпускал изо рта» История предпринимательства в России. С. 456.

В то же время, раскованность и органичность, а купеческой среде была нечастым явлением. Для большей части представителей купечества привыкание к современным формам светского общения, например, совместные обеды в дружеском кругу, было весьма тягостным делом. Одеться и сделать прическу по моде было делом гораздо более простым и быстрым, чем обучиться новому стилю поведения, усвоить новые культурные навыки.

Прошло два-три десятилетия и ситуация стала другой. Представители купеческой элиты в последней четверти 19 в. придавали большое значение своему внешнему виду. А.А. Бахрушин «всегда был по моде одет с некоторым налетом индивидуального вкуса, граничащего, но не переходящего в эксцентричность. Когда стали носить мелкие маленькие котелки, его котелок был немного мельче и меньше обычных, широкая тесьма, которой обшивался борт пиджака, была у него немного шире, чем у других, и его толстая променадная трость была чуть-чуть шире, чем у его Бахрушин Ю.А. М., 1994 г. С. 144.знакомых франтов».

Предприниматели стали носить сюртуки или хорошие пиджаки, часто сшитые за границей, цилиндры или котелки. В торжественных случаях одевали фраки. Из жены вовсе могли затмить своими парижскими туалетами светских дам. И если гоголевский Хлестаков получал кастрюльку супа прямо из Парижа, то реальный московский богач Михаил Абрамович Морозов отсылал свои сорочки в специальную прачечную в Лондоне. Морозова М К. Мои воспоминания. С.63.

Одно время самым существенным внешним отличием купца от аристократа была борода. Правда и здесь различие скоро исчезло: со времен Александра II борода вновь вошла в моду в России. Ее носили последние русские цари, министры, сенаторы, придворная знать, военные. Однако для купечества борода была своего рода знаком принадлежности к своему сословию. Безбородый купец встречался крайне редко.

В семейных преданиях известной московской купеческой фамилии Бахрушиных сохранился такой рассказ: Ее основатель Алексей Федорович Бахрушин в середине прошлого века решил последовать дворянской моде и сбрить бороду. Долго думал, как это сделать - ведь ходить купцу без бороды считалось зазорным. И придумал, да еще чисто по-купечески - с материальной выгодой для себя. Как-то в трактире после нескольких чарок он побился с приятелями об заклад в 100 рублей, что не побоится сбрить бороду. Тотчас послали за цирюльником, но тот завидя подгулявшую компанию, струхнул и отказался. Тогда Бахрушин выхватил у него ножницы, и сам отрезал себе бороду Бахрушин Ю.А. Указ. Соч. С. 145.…

К концу XIX столетия одежда богатого предпринимателя уже мало, чем отличалась от костюма дворянской аристократии или состоятельной интеллигенции.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >