Приобретение сельских имений и устройство усадебного хозяйства и быта

Процесс перехода дворянских поместий к владельцам других сословий, начавшийся после реформы 1861 г., продолжался вплоть до 1917 г. Возможность покупать земельные владения в пореформенный период обладали все категории российского купечества. Приобретались усадьбы с различными целями: для использовании усадеб, как для постоянного, так и для сезонного проживания, для ведения хозяйства, налаживания производства и т. д.

В тех случаях, когда имение покупалось с целью продажи леса, владельца мало беспокоило поддержание усадебного ансамбля на должном уровне. Да и состояние «дворянских гнезд» часто бывало далеким от благополучного, и покупатели не вкладывали средства в их восстановление. В 70-х гг. 19 века во время сбора сведений о частновладельческих хозяйствах московскими статистиками один из помещиков Серпуховского рассказал об удручающем состоянии помещичьего хозяйства. По его словам, обеднение помещиков выражалось в жалком запущенном виде их усадеб, полуразрушенных строениях и быстрой перепродаже лесов, садов и земель в руки купцов и фабрикантов Сборник статистических сведений по Московской губ. Т. 5. Вып. 1. М., 1879. С.148 // Дворянская и купеческая усадьбы XVI-XX вв. М.2001 г. С.535..

Смена владельцев иногда имела трагические последствия для усадеб и по вине прежних владельцев. Имение Ивановское у. Московской губ., принадлежавшее графине С.В. Келлер, по решению суда в 1894 г. Досталось Бахрушиным, так как владелица усадьбы не оплатила находившиеся у них векселя. Новые владельцы имели право только лишь на недвижимое имущество.

Оставляя усадьбу и будучи не в состоянии вывезти несметное количество вещей, графиня в бессильной злобе разрешила брать из дома все и всем, кроме новых владельцев. Разрешением воспользовались окрестные крестьяне. Ю.А. Бахрушин описал разорение усадьбы. Крестьяне навалили на свои подводы столы с крышками из цельного малахита и ляпис-лазури, огромные, в человеческий рост, фарфоровые вазы императорского завода - подарки Николая I генерал-губернатору А.А. Закревскому, музейную мебель из красного дерева и карельской березы, столовую посуду. По бездорожью, глубокой осенью обозы медленно выползали с красного двора усадьбы и растекались по проселкам. Часто на каком-либо ухабе воз опрокидывался - разлетались в куски драгоценный фарфор, мебель и сибирские монолиты Бахрушин Ю.А. Указ. Соч. С.371-372.. С 1894 по 1903 гг.

Ивановское находилось в совместном владении Александра и Василия Алексеевичей и сыновей Петра Алексеевича Бахрушиных, но более всего любил усадьбу и заботился о ней старший сын Александра Алексеевича - Владимир. Видя эту привязанность к усадьбе, в 1903 году отец выкупил у родственников-совладельцев принадлежавшие им 2/3 имения за 167 тысяч и подарил его Владимиру, который с 29 марта 1903 года юридически стал единоличным владельцем ивановского, хотя фактически хозяином оставался его отец. Филаткина Н.А. Последние владельцы усадьбы Ивановское // Московский журнал. 1998 № 2. С.56-58. Новые владельцы усадьбы осознавали ценность приобретения. Так, Бахрушины «были достаточно культурны», чтобы не приспосабливать старинную барскую усадьбу, например, под фабричное производство. В то же время, они понимали, что безземельное имение не будет давать никаких доходов, расходов же на свое содержание требовало огромных. По мнению Ю.А. Бахрушина, не было и не могло быть там семейной жизни, так как масштабы этой усадьбы уничтожали личность. Бахрушины устраивали в усадьбе любительские спектакли, съезжались на масленицу и святки, на Пасху, но все же большую часть года дом пустовал.

После смерти «деда», который на несколько лет пережил старшего сына, посчитав расходы на содержание имения чрезмерными, подарила Ивановское Московскому городскому самоуправлению для устройства в нем постоянной детской колонии. Часть дома была оставлена для летного пребывания бывших владельцев Филаткина Н.А. Последние владельцы усадьбы Ивановское С.56-58..

К негативным явлениям можно отнести использование новыми владельцами усадебных построек под фабричное производство. Подмосковные Горенки, с прекрасным дворцом, английским парком, уникальными оранжереями после смерти своего владельца графа А. К. Разумовского запустели и были проданы сначала князю Н.Б. Юсупову, затем купцу Волкову.

Часть оранжерей вывезли еще при Юсупове в Архангельское, а во дворце, построенном в 1780-1790 годах по проекту архитектора А.А. Менеласа, Волков устроил ситценабивную фабрику. Последний владелиц, также богатый промышленник Севрюгов, убрав фабрику из усадьбы, с помощью молодого архитектора Чернышева фактически восстановил дом, интерьер Памятники Отечества. 1992. № 25. С.109.. А.А. Бахрушин, посещавший усадьбу, интересовался чрезвычайно реставрационными работами и жалел, что умер Антон Павлович Чехов и что нельзя показать ему антитезу его «Вишневого сада» Бахрушин Ю.А. Указ. Соч. С. 247.. Практиковалось и частичное использование усадеб для нужд производства. Так усадьба князей Козловских в 1871 году была продана владельцу текстильных фабрик А.И. Коновалову, который сразу же занялся ее переоборудованием. Помимо перестройки дома, усадебного храма, перепланировки парка, что, впрочем, к производству отношения не имело, на территории усадьбы, неподалеку от главного дома, владелиц построил каменный склад. Позже, предположительно в конце 80-х годов усадьба перешла к другому предпринимателю, В.И. Кокореву. Последний владелец устроил на территории усадьбы, на западной границе парка, конный завод, прославившийся своими скакунами Дворянская и купеческая усадьбы... С.537-538..

Предпринимательская жилка новых владельцев усадеб выражалась в активном налаживании усадебной жизни и, прежде всего, хозяйственной. Решающее значение имело и материальное положение новых владельцев. По мнению Т.П. Каждан, единственное, по-настоящему существенное отличие «купеческой усадьбы» от дворянской, помимо социальной принадлежности владельцев, заключалось в ее материальном обеспечении Каждан Т. П. Некоторые особенности русской купеческой усадьбы. С. 81..

Во владении предпринимательской фамилии могло быть несколько имений, управление ими часто поручалось родственникам. А.И. Иост управлял имением А.А. Фета, затем имениями Боткиных, в родстве с которыми находилась его жена Ольга, урожденная Щукина. В 1883 г. Щукины купили у сына бывшего московского обер-полицмейстера, имение Безсоновку. Новым владельцам достался барский дом вместе с мебелью и портретами, один из которых - Николая I - был подарен самим императором прежнему владельцу. Усадьбу окружал сад с небольшим прудом, сохранились службы, амбары, скотный и птичий дворы. Однако в Безсоновке Иосты жили наездами, проводя время в Ново-Таволжанке, имении того же уезда, где на берегу Северского Донца находился свеклосахарный завод Боткиных Воспоминания П.И. Щукина, М., 1911. С. 48-49..

Многие купеческие семьи не сразу пришли к загородной жизни в собственных усадьбах, приобщившись первоначально к летнему времяпрепровождению на дачах. Так, Сабашниковы, приехавшие в Москву в 60-х годах XIX в. из Забайкалья и проживавшие в собственном, ими же построенном доме на Арбате загородного дома долгое время не имели. Для лета снимали дачу в подмосковной Жуковке. В то время все дачи в Жуковке имели более или менее значительные огороженные участки, был и у Сабашниковых такой участок. На даче семья проводила все лето, глава же семьи ездил каждый день на пролетке в город по делам. В городском доме Сабашниковых была великолепная мраморная лестница в два марша белого мрамора с бронзовыми статуями. Уютный зал с лепниной, отличавшаяся редкостным резонансом, восхищавшим А.Г. Рубинштейна. Дубовая столовая, черная гостиная с гобеленом и красная гостиная с кариатидами из белого мрамора. К сожалению, источники не содержат сведения о том, как выглядела дача Сабашниковых Лев Колодный. Хождение в Москву. М. 1990. С. 248..

О дачной жизни другой московской купеческой семьи известно больше. Щукины, начиная с 60-х гг., снимали дачу сначала в Сокольниках, затем в течение последующих двадцати пяти лет - одну и ту дачу в Кунцеве: сначала у владельца усадьбы Л.К. Нарышкина, затем у купца К.Т. Солдатенкова, купившего усадьбу в 1865 г. за 200 тыс. рублей. До него в главном доме усадьбы жили откупщик И.А. Коконов, затем фабрикант И. И. Бутиков. Дача была деревянная с оставшейся от Л.К. Нарышкина мебелью конца XVIII - начала XIX вв. и висевшими в столовой двумя картинами начала XIX в., на одной из которых был изображен император Павел I верхом на белой лошади со свитой. Позже дача перестраивалась, обстановка была заменена. В усадьбе был фруктовый сад, большая оранжерея, парники и грунтовый сарай, в котором росли вишни, персики и сливы. К.Т

Солдатенков в Кунцево наезжал только летом, зиму проводил в Италии, вообще любил много путешествовать Воспоминания П.И. Щукина, М., 1911. С. 13.. Одновременно со Щукиным на купеческих дачах жили многие их знакомые и родственники: две семьи Боткиных, семьи И.А. Сусорова и Крестовниковых, В.Д. Коншина, Ф.И. Буслаева, А.А. Морозова. П.И. Щукин вспоминал о посещении Кунцева 26 мая 1861 г. царской фамилией. На нижней площадке главного дома, откуда открывался вид на Москву-реку и окрестности, был накрыт стол. И дети сверху смотрели, как гости пили чай. По воскресениям и праздникам Щукины всей семьей ходили в Кунцевскую церковь. В хорошую погоду любили завтракать, обедать и пить чай в саду перед террасой под тенью большой липы. В Кунцеве не было никаких лавок. Из Москвы приходили разносчики с фруктами, игрушками и фейерверками, шарманщики и «петрушка», приводили медведей. Каждое утро в любую погоду приходил булочник от Савостьянова из Дорогомиловской слободы, обливаясь потом, приносил корзину со свежим хлебом. Два раза в неделю приезжали из Москвы на телегах со своими припасами мясник и зеленщик. Рыболовы с Москвы-реки приносили рыбу и раков, крестьяне из соседних сел и деревень - цыплят, яйца, сливки, масло, грибы и ягоды Воспоминания П.И. Щукина, М., 1911. С. 12..

Выезжали на дачу и Третьяковы. В течение первых трех лет после женитьбы они снимали дачу в Волынском, имении Хвощинских, а с 1869 г. в течение 10 лет - в Кунцеве, в имении А.Г. Солодовниковой. В.П. Зилоти вспоминала, что дач в Кунцеве было немного: У Солдатенкова - 15, Солодовниковой - 8, у Шелапутиных - «и того меньше». На дачу Третьяковы заезжали в мае, а на всю зиму она запиралась. Дача представляла собой двухэтажный бревенчатый дом, с открытым балконом спереди и крытой верандой сбоку, с «громадной столовой с длиннющим диваном во всю стену... «несколькими спальнями, детскими и комнатами для гостей». После Кунцева Третьяковы в течение тридцати лет снимали дачу у Сапожниковых в усадьбе Куракино по Ярославской дороге. В.Г. Сапожников приобрел Куракино, так как оно прилегало к земле его шелковой фабрики. Дом в усадьбе был бревенчатый, оштукатуренный, одноэтажный, с мезонином, с тремя крытыми террасами, окруженный старым парком с липовыми аллеями и прудом Зилоти. Указ. Соч. С. 45..

Продолжали выезжать на дачи представители купеческого сословия и позднее. Семья А.А. Бахрушина, жившая в городском доме, первую дачу сняла в Измалкове. Именно там Бахрушины «приохотились к загородному житью», а потом установили твердые сроки переездов на дачу и в город - на дачу выезжали 17 марта, возвращались в город 17 сентября. После Измалкова до 1907 г. снимали дачу в Гирееве, откуда ездили на прогулки в усадьбы Кузьминки, Кусково, Горенки и Кучино. Последняя дача Бахрушиных располагалась в Малаховке, в имении писателя Н.Д. Телешова, которое ему досталось в приданое за его женой, урожденной Карзинкиной. Дом предпринимателей Карзинкиных имение принадлежало англичанину, владельцу первого универсального магазина в Москве, известного под фирмой «Мюр и Мерилиз». Он и выстроил дачу, хотя, по мнению Бахрушина это была не дача, а скорее скромное поместье. Дом в Малаховке представлял собой «странное сооружение, начинавшееся с большой башни в четыре этажа и постепенно уступами доходившее на другой оконечности до одноэтажной маленькой кухоньки», с липовым парком перед балконом. «Сзади дачи шла аллея из тополей прямо к огромному озеру, а по бокам расстилался английский парк. За кухней шли хозяйственные службы, большой огород и прекрасная теннисная площадка... Сама дача была комфортабельная, приспособлена к зимнему житью, имела водопровод и единственное, чем пасовала перед Гиреевым - это электрическим освещением». Желающие могли заняться хозяйством. Так, В.В. Бахрушина не только разводила цветы, но и занималась огородничеством, разведением уток и птиц Бахрушин Ю.А. Указ. Соч. С. 292-293. Этот период дачной жизни предшествовал приобретению собственной усадьбы у многих предпринимателей.

Были различны и мотивы приобретения усадеб. Принципиальные разногласия по поводу приобретения усадьбы существовали между супругами Третьяковыми. П.М. Третьяков, по воспоминаниям дочери, как торговый человек признавал для себя лишь городскую собственность и не признавал земельной собственности для людей, которые не обрабатывают землю своим трудом. В то же время В.Н. Третьякова мечтала «купить собственную усадьбу тургеневского типа» Зилоти. Указ. Соч. С. 93..

Заслуживает внимание и то, как предприниматели добирались до своих усадеб и дач. По воспоминаниям дочери П.М. Третьякова, «все наши отцы-купцы ездили в Москву в вагонах, специально для них устроенных из вагонов 3-его класса, но с новыми полированными скамейками. Набиралось купцов наших, начиная от Пушкина, Тарасовки и других станций, несметное количество. Это стало клубом. Отец привозил много рассказов, сплетен, но бывали и серьезные разговоры о политике и делах. Это было даже развлечением» Там же С. 97..

Купцы приобретали и пустые земельные участки, на которых отстраивали новые усадебные комплексы. Так поступил, например, М.Н. Бардыгин, в имении Старое Рязанской губ. близ Егорьевска Бахрушин Ю.А. Указ. Соч. С. 518.. П.А. Бурышкин, автор известных воспоминаний, писал, что дом в имении Поварово по Николаевской дороге в 46 км от Москвы построил его отец. Но чаще всего предпринимателями все же приобретали дворянские усадьбы, как разорившиеся, так и вполне благополучные.

Старинная барская усадьба Сушнево в 1872 году была приобретена купцами Морозовыми. История усадьбы связана с именем А.С. Грибоедова, семья которого владела усадьбой. Именно при них в усадьбе был отстроен господский дом. Грибоедовы продали имение отставному полковнику К.М. Поливаному. Поле него владельцами в 1872 году стали дочь Т.С. и М.Ф. Морозовых Анна Тимофеевна и ее муж Г.Ф. Карпов. В имении было хорошо налаженное хозяйство, которое велось управляющим Логиновым. В теплицах выращивались фрукты и овощи, в погребах хранились продукты, емкость с вином зарывались в песок. В усадьбе была пасека в 150 ульев, скотный и конный дворы. Ежегодно в Москву отвозили молоко. Хозяйство обслуживали крестьяне из соседних сел, летом приезжали крестьяне из Рязанской губернии с семьями на сезонные работы: косьбу, заготовку дров, выпас скота Лизунов В.С. «Минувшее проходит пред мною». Орехово-Зуево. 1995. С. 80-87..

Купечество, приобретая дворянские усадьбы, сохранявшее обстановку прежних владельцев, безусловно, не могло не заимствовать черты внешней дворянской усадебной культуры, однако об образе жизни, быте предпринимателей можно сказать иное. Патриархальность российского купечества, верность традициям первых поколений предпринимательских династий оказывала определенное влияние и на усадебный быт, который менялся постепенно. Пример купеческой семьи Щукиных, постоянно проживающих в своем имении Горбово в Смоленской губ., хотя и относится к первой половине 19 века, однако дает нам представление о некоторых чертах российского купечества. В усадьбе к середине века проживало три семьи, каждая занимала одну комнату: постель родительская за занавесками, рядом колыбель, в углу большая детская постель, на полу няня. В доме было две кухни, людская и чистая, в последней обедала вся большая семья, но сначала взрослые, потом дети, хотя подавалось всем одно и то же. Старшее поколение любило обеды горячие, поэтому обеденный стол ставился поближе к печке, чтобы, поэтому обеденный стол ставился поближе к печке, чтобы обед не остывал, пока будут подавать. Суп ели серебряными ложками, но из общей миски, а жаркое подавалось на отдельных тарелках. Однако при гостях обедали в зале. В 1851 году, а усадьбе для разросшейся семьи построили второй дом. В усадьбе было большое хозяйство, которое полностью удовлетворяло потребность семьи в продуктах Дворянская и купеческая усадьба ... С 547..

На пореформенный период пришлось третье поколение Горбовских Щукиных. Уходила патриархальность из быта купцов, не было крепостной прислуги, прикупленной по случаю, прекратилась торговля лесом, произошел раздел имения между братьями. Менялся социальный облик его владельцев, а вместе с ними менялось и имение. И только в памяти некоторых из них оставалось то время, когда в самом начале 19 века старообрядцы Щукины, купив имение в лесной глуши, превратили его в старообрядческий скит. Теперь в Горбове «купеческий быт сменился интеллигентским, внуки лесопромышленников оказались докторами, учителями и художниками. В старом доме, «где раньше так чинно ходили и так низко кланялись, Затевались теперь шумные любительские спектакли», во время которых портрет сурового прадеда вешался на сцену вместе с другой декорацией Там же С.547-548..

Образ жизни в усадьбах, приобретенных после 1860-х годов, был схож. Усадьба Поварово Бурышкиных, по воспоминаниям, ни по постройкам, ни по природным условиям не представляла ничего замечательного, но вся семья очень любила деревенскую жизнь. Жили в усадьбе подолгу. Летом пять месяцев, зимой на Рождество, на месяц уезжали туда на «зимний спорт». Отец автора воспоминаний проводил в имении много времени, так как был страстным охотником Бурышкин П. А. Москва купеческая. М., 1991. С.209. Приезжая по праздникам в Ивановское, гости Бахрушиных разбредались по парку. По воскресеньям стояли обедню в домовой церкви: организовывали пикники, по вечерам ставили любительские спектакли, на которых специально приходили или приезжали местные дачники, знакомые из Подольска. В Афинееве занимались и рыбной ловлей, и осенней охотой с загоном, для чего мобилизовали всех деревенских мальчишек. Собирали грибы, а потом до морозов солили, сушили, мариновали, жарили. По пятницам в усадьбу приезжали гости. По малаховской дачной традиции, все отправлялись гулять после вечернего чая, часов в одиннадцать, бродили до восхода солнца. В усадьбе жили с марта по октябрь, но приезжали и зимой праздновать Новый год. Одна елка ставилась в доме, другая - наряжалась во дворе («для зайцев») Бахрушин Ю.А. Указ. Соч. С. 639..

Решающее влияние на судьбу усадьбы оказывал такой субъективный фактор, как культурный уровень владельца усадьбы. Восприятие владельцами усадьбы не только как хозяйственной структуры позволяло соседствовать производству с поэтическим миром русской сельской усадьбы, не разрушая его. Так это произошло в подмосковной усадьбе Губайлово, еще в первой половине XIX века в двух верстах от усадьбы была построена писчебумажная фабрика. Во второй половине XIX века и усадьбой, и фабрикой, получившей название Знаменской мануфактуры, владели Поляковы. Соседство с фабрикой не помешало усадьбе войти в историю русской культуры: ее владелец С.А. Поляков дружил с известными московскими символистами и часто принимал их в усадьбе Дворянская и купеческая усадьба... С. 549..

Характерной чертой быта купеческой усадьбы являлись контрасты, особенно в первые пореформенные десятилетия, пока окончательно не сформировался новый слой - образованных предпринимателей. Полны контрастов и городские, и сельские усадьбы. Так, сахарозаводчик, миллионер, меценат, любитель и собиратель французской и древнерусской живописи П.И. Харитоненко был владельцем роскошного особняка в Замоскворечье. О посещении московского дома П.И. Харитоненко вспоминал аристократ князь С.А. Щербатов: «Из роскошной гостиной с золоченой мебелью Aubusson через залу, где на изысканном вечере, на эстраде, убранной цветами, танцевала прима-балерина Е.В. Гейцер, Харитоненко по желанию моего отца, раз провел нас к своей матери, никогда не показывавшейся в обществе. Убогая, сморщенная старушка в черном повойнике, - живой сюжет Федотова - пила чай за своим самоваром в довольно скромной спальне, с киотом в углу и с портретом на стене ее покойного мужа, рослого крестьянина в длиннополом сюртуке, умнейшего сахарозаводчика и филантропа, создавшего все состояние Харитоненко. Не забуду контраста, меня поразившего!

В этом была тоже Москва и две эпохи ее жизни» Памятники Отечества. М., 1993. № 29. С. 14..

Купеческая усадьба в пореформенный период дает и примеры безвкусицы, чудачества ее владельцев. Так, в имении Бардыгиных Старое в Рязанской губернии, главный усадебный дом был построен самим хозяином. Другие усадебные постройки включали расположенные недалеко от него конюшни, скотный двор, птичники, оранжереи, парники, флигели для служащих и работников усадьбы; все постройки отличались основательностью и солидностью. Усадьбы, подобные этой, интересны тем, что, отстроенные на пустом месте, как никакие другие отражали вкусы их хозяев, фантазии хозяина по части украшения своего владения, представляющие из себя некую помесь американских прихотей и хлыновских замашек. Так, усадебный сад украшали огромная киргизская юрта, привезенная хозяином из деловой поездки, а также огромный мухомор с лавкой под шляпкой - если на нее садились, то из краев шляпки гриба текли струи воды. Рядом с юртой и мухомором раскрашенный под натуру стоял «металлический человек, пожилой мужчина в натуральную величину в пиджачной паре и в котелке» Дворянская и купеческая усадьба ... С. 553.. Эти примеры говорят о вкусе, но отнюдь не о стиле жизни. В усадьбе хозяева были гостеприимны и хлебосольны. Вечерами устраивали импровизированные концерты. В семье любили музыку. Дети играли на рояле, на виолончели, пели хором. Причем хоровое пение обычно заканчивалось исполнением «Дубинушки» и революционных песен - «Варшавянки», «Марсельезы». После революции Бардыгиных, имеющие значительные вклады в заграничных банках, эмигрировали Бахрушин Ю.А. Указ. Соч. С. 519-522..

Так, например, некий господин Чудаков (был женат на купчихе Гарелиной), в подмосковной Удельной, построил на большом участке земли владение «в каком-то ампирно-дачном стиле». По его мысли, оно «со временем со всеми ее прихотями». На участке был выстроен театр на сто - сто пятьдесят мест, выкопан пруд, куда пущены рыбы разнообразных пород. Хозяин, по мнению окружающих, сочетал в себе чрезвычайно трезвого дельца с фантазером маниловского типа Одинцовская земля. М., 1994. С. 239..

Н.П. Рябушинский построил себе в Подмосковье роскошную усадьбу «Черный лебедь», где собирал всю московскую богему.

Интерьер усадебного дома имел странный характер. Причудливая мебель, изготовленная по специальному заказу, была помечена изображением черного лебедя; все столовое убранство от салфеток до посуды имело ту же эмблему. Спальные комнаты были обтянуты шелком, пропитанным восточными благовониями. В разных местах стояли дорогие фарфоровые вазы и фигурки драконов, привезенные хозяином с острова Майорки. Летом вдоль дорожек усадебного парка высаживались пальмы, а перед домом находилась клумба, с растущими на ней орхидеями и другими тропическими растениями. В саду у собачей конуры на цепи сидел живой леопард. Среди деревьев, распушив хвосты, прогуливались павлины и фазаны Думова Н. Московские меценаты. М., 1992. С.199-201..

Многие люди искусства были постоянными гостями в усадьбах предпринимателей, друживших с ними, ценившими их творчество и помогавших им. С подмосковной усадьбой Знаменское-Губайлово С.А. Полякова связано развитие московского символизма, признанные вожди которого, К.Д. Бальмонт и В.Я. Брюсов, не просто постоянно бывали в усадьбе, а подолгу жили и работали там. В усадьбе бывали датский поэт Тор Лонге и литовский поэт, и дипломат Ю.К. Балтрушайтис Дворянская и купеческая усадьба... С. 557..

В усадьбе Каменка, принадлежавшей фабрикантам Коноваловым, два лета в 1892 и 1894 гг. провел в качестве домашнего учителя музыки сына хозяина С.В. Рахманинов, который не сразу освоился в усадьбе, но постепенно привык, ездил на охоту, совершал прогулки верхом, писал музыку Дворянская и купеческая усадьба... С. 557..

В любительских спектаклях в усадьбе Любимовка кроются истоки Московского Художественного театра. Усадьба принадлежала семье текстильных фабрикантов Алексеевых. Мать будущего режиссера К.С. Станиславского, видя «склонность детей к театру выстроила постоянные театры, сначала в Любимовке, а позже и в своем доме у Красных ворот» Зилоти. Указ. Соч. С. 95..

Уникальным явлением и в истории русской культуры, и в истории русской сельской усадьбы, прежде всего купеческой, было Абрамцево. Приобретенное в 1870 г. С.Т. Мамонтовым у дочери писателя и известного славянофила С.Т. Аксакова, Абрамцево стало крупным культурным центром, где постоянно жили и творили представители художественной интеллигенции.

В конце XIX- начале XX века в жизни предпринимателей появился новый аспект - загородная или сельская усадьба, которая прочно вошла в их жизнь. Летний отдых за городом - в усадьбах и на дачах - стал явлением массовым и повсеместно распространенным. Для купеческой усадьбы характерно переплетение как патриархальных черт, постепенно уходивших из жизни купеческого сословия, так и современных, находящихся под явным влиянием современной русской и западной культур.

В конце этой главы можно выделить некоторые черты.

Одна из черт менталитета предпринимателей-меценатов - семейный характер их предприятий и отношение к труду. В этом был залог, с одной стороны, стабильности, а с другой - динамичного прогрессивного развития.

Образ жизни московских предпринимателей-меценатов, прежде всего, характеризуется религиозностью и стремлению к образованию. Религиозность и благочестие купца являются непременным условием успеха. Отсюда, одним из мерил достоинства человека в предпринимательской среде по-прежнему служило религиозное поведение. В конце XIX - начале XX вв. образование играет огромную роль в жизни предпринимателей, они понимают всю необходимость его и стараются дать своим детям лучшее образование.

Особенностью менталитета купечества было то, что в России не было культа богатых. Размер личного капитала не был мерилом человека в предпринимательской среде. Служение обществу предприниматели воспринимали как выполнение своего патриотического долга. Так как многие московские предприниматели были выходцами из крестьянства быт, и менталитет формировался на православных традициях, общинных крестьянских взглядах старшего поколения, предусматривавших уважение к бедным людям, материальную и духовную помощь всем нуждающимся.

В основе всего лежали вера в Бога, уважение к труду, соблюдение кодекса чести. В тоже время их деятельность носила и светский характер, что определялось новым духовным и культурным обликом предпринимательства конца XIX - начала XX веков, так как предприниматели первые реагировали на изменения в общественной, культурной жизни, и вбирали в себя все лучшее, что есть в мире.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >