Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Московские меценаты конца XIX

ВИДНЕЙШИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ-МЕЦЕНАТОВ МОСКВЫ И ИХ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Существенной чертой менталитета многих представителей российского «третьего сословия» была идея служения своим богатством делу милосердия и просвещения. «Само отношение предпринимателя к своему делу, - писал, - писал знаток московского купечества П.А. Бурышкин, - было несколько иным, чем на Западе. На свою деятельность смотрели не только, или не столько как на источник наживы, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета, что выражалось отчасти и в том, что именно в купеческой среде необычайно были развиты и благотворительность, и коллекционерство, на которые смотрели как на выполнение какого-то свыше назначенного дела» Предпринимательство и предприниматели России от истоков, М.,1997. С. 120.. Характерным примером может служить деятельность известных благотворителей Бахрушиных, Третьяковых, Щукиных и других, которые одновременно являлись и выдающимися фигурами русской культуры.

Самое крупное пожертвование на цели филантропии совершил Г.Г. Солодовников, владелиц пассажа на Кузнецком мосту и театра на Большой Дмитровке ныне Театр оперетты на Пушкинской ул. По завещанию скончавшегося в 1901 г. благотворителя все его огромное состояние в размере более 20 млн. руб. было оставлено Москве для строительства домов дешевых квартир.

Государственное призрение бедных было поставлено плохо, поэтому особую роль играли частные пожертвования. Немалую роль играла религиозность предпринимательского сословия, следовавшего евангельской формуле: «Кто одел голого, накормил голодного, посетил заключенного, тот Меня одел, Меня накормил, Меня посетил» Предпринимательство и предприниматели. С. 120..

Несмотря на широкую помощь неимущим, купеческие благотворители не пользовались популярностью, как в социальных низах, так и в интеллигентской среде, где традиционно царило убеждение, что предпринимательство - разновидность мошенничества. Подвижническая деятельность создателей знаменитой галереи П. и С.М. Третьяковых, С.И. Мамонтова, открывшего миру Врубеля и Шаляпина, одного из «отцов» МХАТа С.Т. Морозова, книгоиздателя К.Т. Солдатенкова и многих других не вписывалась в сложившийся в массовом сознании стереотип купца-самодура.

Для передовой части промышленного мира в начале нашего века была свойственна и тенденция к союзу «людей дела» и «людей мысли» в создании программы экономического роста, к разработке которой привлекались выдающиеся интеллектуальные силы. Потребности капиталистической индустрии предпринимателями справедливо отождествлялись с общее национальными интересами. «Для промышленности, - говорил в одной из своих речей А.И. Коновалов, - как воздух необходимы плавный, спокойный ход политической жизни, обеспечение имущественных и личных интересов от произвольного их нарушения, нужны твердое право, закономерность, широкое просвещение в стране. Таким образом, господа, непосредственные интересы русской промышленности совпадают с заветными стремлениями всего русского общества» Там же. С. 120-121..

В конце XIX - начале XX в. все долее уверенной поступью выходит новое сословие - торгово-купеческое, класс предпринимателей, громко заявляя о себе и в меценатской деятельности. Это были в своей массе выходцы из крестьянства и городских низов, а также провинциального купечества; многие из них исповедовали старообрядчествоГаврилин М.Л. Социальный состав крупной московской буржуазии во 2 половине 19 века.// Проблемы отечественной истории. М.,1973. С.166-188.. Многие предприниматели, обратившись к меценатской деятельности, привносили с собой новый свежий вкус и впечатления, новые представления о народности и гражданственности, об истории страны, о предназначении литературы и искусства, научных знаний. Лучшие из них стали поддерживать национальную традицию в искусстве и литературе, более широко трактуя и национальную культуру, как основывавшуюся не только на вкусах и требованиях верхних классов. Впоследствии ряд представителей купеческого меценатства не уступали по своему образованию выходцам из дворянства и проявили немало вкуса и эрудиции при оценке новейших направлений современного западного искусства, оставив нам блестящие коллекции картин европейских художников. Этот процесс эволюции российского мецената блестяще показал Ф.И. Шаляпин в своих воспоминаниях «Маска и душа». «А то еще российский мужичок, - писал он, - вырвавшись из деревни смолоду, начинает сколачивать свое благополучие будущего купца или промышленника в Москве... Неказиста жизнь для него. Он сам зачастую ночует с бродягами на том же Хитровом рынке или на Пресне, он ест требуху в дешевом трактире, вприкусочку пьет чаек с черным хлебом. Мерзнет, голодает, но всегда весел, не ропщет и надеется на будущее... А там глядь, у него уже и лавочка или заводик. А потом, поди, он уже 1-й гильдии купец. Подождите - его старший сынок покупает Гогенов, первый покупает Пикассо, первый везет в Москву Матисса. А мы, просвещенные, смотрим со скверно разинутыми ртами на всех непонятных еще нам Матиссов, Мане и Ренуаров и гнусаво-критически говорим: «Самодур…» А самодуры тем временем потихоньку накопили чудесные сокровища искусства, создали галереи, первоклассные театры, настроили больниц и приютов на всю Москву» Шаляпин Ф.И. Маска и душа.//Новый мир. М.1988, № 5, С.206..

Один из самых ярких представителей торгово-промышленных династий и купеческого меценатства России второй половины XIX века - Козьма Терентьевич Солдатенков. Современники ставили Солдатенкова рядом с П. М. Третьяковым, Мамонтовым, П.И. Щукиным в числе самых знаменитых меценатов России, называя его за богатство и щедрое покровительство искусствам «Козьмой Медичи» Зилоти. Указ. Соч. С. 254..

Широкая меценатская деятельность богатого фабриканта в области культуры и просвещения, щедрое покровительство искусствам принесли ему подлинную славу и признание у современников. Его называли «другом и ревнителем просвещения», «бескорыстным издателем» многих ценных, редких книг, заслужившим признательность русских образованных людей. Он поддерживал материально Н.Г. Чернышевского в период пребывания его в ссылке, и после возвращения из нее. Гонорары, которые тот получал от переводов издаваемых Солдатенковым книг, давали ему средства к жизни в течение многих лет. Крупные суммы, выплаченные издателем находившейся в бедственном положении семье Белинского за издание 12-томного посмертного собрания сочинения великого критика, обеспечили ей достойное существование и т.д.

К. Т. Солдатенков одним из первых еще в конце 1840-х годов, на несколько лет раньше П.М. Третьякова, стал собирать картины русских художников. Эта страсть владела им всю жизнь. Однако решающим моментом была его поездка в Италию в 1852 году, где он сошелся через братьев Боткиных со знаменитым художником А.А. Ивановым. Козьма Терентьевич просил Иванова покупать для него, что тот заметит хорошего у русских художников. Мое желание, писал он ему, собрать галерею только русских художников. Иванов охотно это поручение принял, и постепенно у Солдатенкова составилась огромная коллекция, где была немало самых прекрасных образцов русской живописи Москва купеческая. Бурышкин П.А. М, 1990, С. 153.

Художественная галерея помещалась в большом собственном доме К. Т. Солдатенкова на Мясницкой, где он жил в окружении картин и роскоши.

Современники, посещавшие галерею, с восхищением писали, что между теми достопримечательностями, которыми могла гордиться Москва, особенное место занимали художественные собрания Третьякова и Солдатенкова Меценатство в России. Научно-аналитический обзор. М., 1994.С. 18..

Еще с начала 50-х годов XIX века под влиянием своих друзей из московского кружка Грановского Солдатенков приступает к осуществлению еще одного своего смелого замысла - широко задуманной издательской программы по опубликованию лучших произведений отечественной и мировой науки, литературы и культуры.

Одним из первых среди русского купечества обратился к меценатству и коллекционерской деятельности и друг Солдатенкова, разбогатевший винный откупщик и нефтепромышленник Василий Александрович Кокорев. Вместе с К.Т. Солдатенковым и Г.И. Хлудовым, Кокорев еще с начала 1850-х годов начал собирать картины молодых русских художников. Кокорев имел картинную галерею и собрание памятников прикладного искусства Там же. С.20..

Председатель Московского биржевого комитета Н.А. Найденов в своих воспоминаниях отмечал, что Кокорев задумывал постройку хранилища народного рукоделия, однако генерал-губернатор Москвы Закревский отверг этот проект, посчитав это обращение к народному творчеству проявлением либерального вольнодумства Найденов Н.А. Указ соч. С.123-125.. В 1861 г. открытая богатым откупщиком картинная галерея в особо для нее выстроенном здании заключала в себе, по свидетельству П.А. Бурышкина, свыше 500 картин, из них половина русской школы. Одного Брюллова было 42 картины, Айвазовского - 23. Были и произведения старых русских живописцев: Левицкого, Боровиковского, Угрюмова и т.д. Галерея Кокорева просуществовала около 10 лет. В годы, когда его состояние пошатнулось, она была распродана в розницу Бурышкин П.А Указ соч. С. 206. .

Фамилия Третьяковых известна не только в нишей стране, но и во всем мире благодаря основателю уникальной картинной галереи, названой по имени ее создателя Третьяковской. Семья Третьяковых принадлежала к ряду уважаемых и известных российских купеческих фамилий. Купцы Третьяковы были известны в Малом Ярославце с 1646 года, а в 1774 году в Москву перебрался прадед Павла и Сергея Третьяковых, Елисей Мартынович, которому в ту пору было уже около семидесяти лет. Дела Елисея Мартыновича в Москве пошли неплохо, и своим пятерым сыновьям он оставил пять процветающих лавок.

Имущество было справедливо распределено между наследниками. Впоследствии один из Третьяковых, Сергей, завещал свою долю брату Михаилу, и таким образом Михаил Захарович Третьяков оказался намного состоятельней других членов семьи.

Третьяковым принадлежала Новая Костромская мануфактура, производившая изделия изо льна, славившиеся далеко за пределами России. Отец знаменитых братьев Павла и Сергея Третьяковых, будучи вполне обеспеченными, не принадлежали к числу сверхбогатых купцов, таких как, например, Морозовы и Мамонтовы Самые знаменитые династии России. Сурмина И.О., Усова Ю.В., М., 2001 г С. 377-381..

Одним из величайших имен в истории российского меценатства является имя Павла Михайловича Третьякова. Значение и масштабы его меценатства беспримерны.

«Он с редкой энергией и настойчивостью и в то же время с необычайной скромностью совершил великое дело для своей Родины <...> Он был не меценат, а серьезный общественный работник», - сказал о Павле Михайловиче Третьякове, основателе знаменитой русской картинной галереи, художник Виктор Васнецов И.С. Ненароков “Павел Третьяков и его галерея“ М.,1994 г. С. 5.. Павел Михайлович Третьяков был одаренной, самобытной натурой. Еще в молодые годы Третьяков поставил перед собой цель - создать художественный общедоступный музей, показать миру русскую школу живописи, всячески содействовать ее развитию. Именно эта цель, та рано им осознанная, определила его судьбу. Вся его жизнь - неустанное служение обществу во имя всепоглощающей любви к искусству, к своему народу. «Простой, скромный до застенчивости человек с умными, вдумчивыми, удивительно добрыми глазами, всегда радушный, ясный, внимательный и участливый, всегда правдивый, просветленный непрерывным общением с искусством» - таким видел Третьякова художник И.С. Остроухов И.С. Ненароков “Павел Третьяков и его галерея“ С. 7.. Большое влияние на решимость Третьякова заняться собирательством оказало знакомство его в 1854 г. с коллекцией русской живописи в Петербурге одного известного мецената. Начало собирания картин русских мастеров Третьяковым приходится на середину 1850-х годов. Первыми из картин были «Искушение» Р.Г. Шильдера и “Финляндские контрабандисты” В.Г. Худякова Боханов А.П. Коллекционеры и меценаты в России. М., 1989 г. С.45.. Современный исследователь А.Н. Боханов подчеркивает, что Третьяков с самого начала собирательства преследовал вполне определенную цель - создать общедоступную галерею национальной живописи. Его замысел состоял не только в учреждении центра национального искусства на основе уже имевшихся работ русских художников. Он считал обязательным пополнение коллекции лучшими произведениями за счет приобретений и пожертвованийТам же С. 46-47.

31 августа 1892 г. Третьяков обратился с заявлением в Московскую городскую думу, в котором объявлял: «Желая способствовать устройству в дорогом для меня городе полезных учреждений, содействовать процветанию искусства в России и вместе с тем сохранить на вечное время собранную мною коллекцию, ныне же приношу в дар Московской городской думе всю мою картинную галерею...» Боханов А.П. Коллекционеры и меценаты в России. С. 70. Коллекция, передаваемая им городу, включала, согласно составленному им перечню 1276 картин, 471 рисунок и 9 скульптур русских мастеров. В ней были представлены все школы и направления отечественного изобразительного творчества 18 и 19 веков и все сколько-нибудь известные имена. Современники отмечали, что коллекция Третьякова - это не только собрание картин. Это целый пантеон русской духовной жизни в благородных ее стремлениях и порывах. По известному высказыванию И.Е. Репина, Третьяков « довел свое дело до грандиозных, беспримерных размеров и вынес один на своих плечах вопрос существования целой русской школы живописи. Колоссальный, необыкновенный подвиг» Репин И.Е. Далекое и близкое. М., 1960 г. С.162..

Первые поколения купечества, в основной массе своей состоявшие из крестьян и выходцев из городских низов, не отличались образованностью, были заняты накоплением, черной повседневной работой в лавках и фабричных конторах. Однако с ростом богатства и повышением уровня образования и культуры круг интересов и культурных запросов последующих поколений предпринимателей резко возрос. К меценатской деятельности в этот период обращаются уже не отдельные представители купечества, а целые династии и купеческие семьи. К такого рода известным династиям купеческих меценатов можно отнести семью Щукиных, которая, по словам современников, принадлежала к самому цвету московского купечества. Щукины, пишет известный бытописатель П.А. Бурышкин, получил известность не только в России, но и внесли крупный вклад в западноевропейскую культуру Бурышкин П.А Указ соч. С. 138.

Как и многие другие купеческие фамилии, Щукины не были коренными москвичами. Согласно семейному преданию, Щукины никогда не были крепостными, а торговлей занимались с давних времен. Их родоначальник, Петр Щукин, происходил из калужского города Боровска. В Москву он приехал вместе со своим сыном, Василием Петровичем, который в середине 70-х годов XVIII столетия организовал здесь мануфактурную торговлю. Впервые Щукины упоминаются в московских писцовых книгах 1787 года. Однако большого успеха Щукины в то время еще не добились; это произошло несколько позже, когда дело перешло в руки сына Василия Петровича, Ивана Васильевича Щукина Самые знаменитые. С. 384..

Петр Иванович Щукин, автор интересных воспоминаний о купеческой Москве, был одним из самых известных меценатов и коллекционеров. Он отличался от других, пишет П.А. Бурышкин, тем, что не только собирал, но и популяризовал собранные им сокровища. Им было составлено подробное описание его музея, а самые интересные документы его коллекции он полностью перепечатывал в издаваемом им «Щукинском сборнике». К концу 19 века он уже имел богатейшую коллекцию древнерусского искусства, изделий народных промыслов, рукописей и книг. Вся эта коллекция, включавшая почти 15 тыс. экспонатов, была передана им в 1905 году в дар Историческому музею Боханов. Указ соч. С. 29..

Не менее знаменит был своей меценатской деятельностью и коллекционерством брат П.И. Щукина, Сергей Иванович, который играл крупную роль в деловой жизни. Сергей Иванович, по словам Бурышкина, занимает исключительное место среди русских коллекционеров. Щукинское собрание стало изумительным по своей ценности музеем французской живописи, которому не было равного ни в Европе, ни в самой Франции. Можно сказать, что вся французская живопись начала текущего столетия: Гоген, Ван Гог, Матисс, часть их предшественников - Ренуар, Сезанн, Моне, Дега - находится в Москве - и у Щукина, и в меньшей степени у Ивана Абрамовича Морозова Бурышкин П.А Указ соч. С. 140-141.

К началу первой мировой войны собрание С.И. Щукина насчитывало 221 картину, в том числе 50 работ Пикассо, 38 - Матисса, 13 - Моне, 3 - Ренуара, 8 - Сезанна, 16 - Гогена, 16 - Дерена, 4 - Дени, 7 - Руссо.

Галерея картин помещалась в доме Щукиных в Большом Знаменском переулке в Москве, который он приобрел в 1882 году, перед тем как жениться на 19-летней дочери украинского помещика Лидии Кореневой, у семьи князей Трубецких.

С весны 1909 года она стала доступна для посетителей. Каждое воскресенье в 10 часов утра хозяин превращал свой дом в общедоступный музей, и сам встречал посетителей в вестибюле своего особняка. Вместе с ним, по воспоминаниям его дочери Ирины, гостей встречало у входа медвежье чучело с подносом, на котором стояли рюмки с водкой и чашки с горячим шоколадом Меценатство в России… С. 28..

Известен любопытный факт из биографии Щукина. После революции он вынужден был эмигрировать, и поселился во Францию. Один из парижских торговцев картинами предложил ему «начать что-нибудь собирать». Он предлагал ему дать безвозмездно картины того или иного художника лишь с тем, чтобы все знали, что его собирает сам Щукин. Сергей Иванович отказался, но сказал торговцу, что если бы он взялся кого-то собирать, то выбрал бы Рауля Дюфи. Меценат как всегда не ошибся. Ныне этого замечательного живописца знают во всем мире.

Одним из самых любимых художников Щукина был Анри Матисс. Впервые он увидел работы этого мастера на парижской выставке в 1904 г. Публика тогда приняла их в штыки, а Щукин пришел в восторг и привез в Москву два его холста. В следующем году он познакомился с художником, побывал в его мастерской.

Интересным собирателем и меценатом проявил себя и младший брат С.И. Щукина - Иван Иванович. Он собирал русские книги, главным образом по истории русской философии и истории русской религиозной мысли, коллекционировал уникальные произведения.

Не менее знаменитой своим меценатством, чем Щукины, была и династия текстильных фабрикантов Морозовых. Морозовы - принадлежали к числу самых известных купеческих фамилий. Основателем их семейного дела был крепостной крестьянин-ткач села Зуева Московской губернии Савва Васильевич Морозов. Имея всего, пять рублей наличного капитала, полученных в качестве приданного, он сумел добиться необычайно высоких результатов.

Когда Савве Василевичу выпал жребий идти в солдаты, он, чтобы откупиться, занял большую сумму денег у своего хозяина, который пошел на это, чтобы навсегда закабалить способного работника. Однако, работая без устали всей семьей, Морозовы сумели выплатить долг уже через два года. Савва Морозов понял, что в состоянии работать самостоятельно, и в 1779 году открыл в родном селе Зуево свое дело. Произведенный товар он пешком носил на продажу в Москву. Пятеро сыновей Саввы Василевича также принимали участие в деле, и через несколько лет Морозов был уже в состоянии выкупить себя и свою семью у помещика, получив у него вольную за колоссальную в то время сумму - семнадцать тысяч рублей» Самые знаменитые династии России. С. 354.. У Саввы Васильевича, было, пять сыновей: Тимофей, Епифей, Захар, Абрам и Иван. О судьбе последнего сведений немного, а первые четыре явились основателями главных ветвей Морозовского рода.

Особенно известен как крупнейший покровитель искусства, и, прежде всего Художественного театра - Савва Тимофеевич. Уже в первые годы существования театра С.Т. Морозов затратил на него почти 60 тыс. рублей и постепенно его пожертвования становятся важнейшим финансовым источником, питавшим новое культурное и художественное начинание Боханов. Указ соч. С. 112..

В постановке спектаклей Савва Тимофеевич принимал также самое деятельное участие. Станиславский вспоминал: «Мы любовались, как он, солидный, немолодой человек, лазил по лестнице, вешал драпировки, картины или носил мебель, вещи и расстилал ковры». Ни в один другой спектакль Морозов не вложил столько сил и души, как в «Снегурочку» Островского. Эта фантастическая сказка требовала новых, необычных постановочных средств. И Морозов находил их. Фонари и стекла для изображения облаков и восходящей луны он выписал из-за границы. Народные костюмы были привезены с русского севера.

Морозов помог театру обзавестись собственным зданием. В Камергерском переулке, известном ныне всем театралам России (до последнего времени он, кстати, и назывался проездом Художественного театра), Морозов нашел дом с оборудованным театральным залом. Он принадлежал крупному нефтепромышленнику Лианозову, который сдавал его в наем. В 80-е годы здание снимал Мамонтов для своей частной оперы. Морозов арендовал дом сроком на 12 лет и занялся его перестройкой. К работе он привлек крупнейшего московского архитектора того времени Федора Осиповича Шехтеля. Тот тоже был поклонником молодого театра и поэтому безвозмездно выполнил проект реконструкции здания.

Морозов трудился на строительстве театра наравне с простыми рабочими. Некий студент, имевший дело к Савве Тимофеевичу, нашел его на лесах в грязном холщовом халате и с малярной кистью в руках. «Берите халат... Помогайте... О деле поговорим после», - сказал Морозов обомлевшему просителю Станиславский К.С. Мое гражданское служение России. Воспоминания. Статьи. Очерки. Речи. Беседы. Из записных книжек. М., 1990 г. С.354. На фасаде преобразившегося здания молодым талантливым скульптором Анной Голубкиной был выполнен барельеф: пловец, борющийся с волнами, и летящая над ним чайка, которая стала символом Художественного театра. Вся затея со строительством обошлась Морозову в 300 тысяч рублей Станиславский К.С. Указ. Соч. С. 35.

Известными меценатами были Варвара Алексеевна Морозова и Маргарита Кирилловна Морозова. Заметный вклад в развитие здравоохранения и образования внесла Варвара Алексеевна Морозова. Она построила для Московского университета психиатрическую клинику, ею основано одно из наиболее крупных в Москве ремесленных училищ. Она внесла 50 тыс. на строительство народного университета им. А.Л. Шанявского Благотворительность и милосердие в России. М., 2001 г. С. 181. Варвара Морозова была замужем вторым браком за профессором Соболевским - руководителем и главным редактором популярнейшей в Росси либеральной газеты «Русские ведомости». Современники отмечали, что не было начинаний, на которые она ни откликалась бы. Поддержка женских курсов, студенчества, библиотек - здесь всегда можно было встретить ее имя. Одним из главных ее созданий были так называемые Пречистинские курсы для рабочих, которые действительно были таковыми и с течением времени стали центром для просвещения рабочих Бурышкин П.А Указ соч. С. 122.

Жена одного из сыновей Варвары Алексеевны - Маргарита Кирилловна была также известна в Москве. В ее доме при ее содействии и участии устраивались религиозно-философские собрания. Участниками его были видные русские философы этого периода, начиная с князя С.Н. Трубецкого, с которым она соединила свою жизнь после смерти мужа. М. К. Морозова была активной деятельницей в музыкальном и издательском деле. На ее средства в 1910 г. было организовано издательство «Путь», где выпускались и труды участников Религиозно-философского общества. Она была директором Русского музыкального общества, и многое сделала для материальной поддержки отечественных композиторов, и, прежде всего А.Н. Скрябина, которого высоко ценила. В 1907 г. М.К. Морозова была в числе тех, на чью финансовую помощь опирался С. П. Дягилев в организации концертов русской музыки в Париже Думова Н.Г. Указ соч.. 103-106.

Известными знатоками искусства и коллекционерами были два сына Варвары Алексеевны Морозовой Михаил и Иван Абрамович Морозовы. Михаил Абрамович был известен в Москве под именем «джентльмен». Этим именем он был обязан тому, что с него «списан» герой известной пьесы, поставленной в Малом театре, А.И. Сумбатовым Южиным. Был он, вспоминает П.А. Бурышкин, человек образованный, не без дарований, даже писал под псевдонимом М. Юрьев, но больше всего знали его в Москве по сказочному даже для Москвы проигрышу: за одну ночь проиграл более миллиона рублей Бурышкин П.А Указ соч. С. 124.. Но Михаил Морозов был известен еще одной страстью - коллекционированием картин, к которым он обратился еще в 20-летнем возрасте. Всего в коллекции Морозова насчитывалось 60 икон, 10 скульптур и около 100 картин, в том числе произведения современных французских живописцев.

М.А. Морозов умер очень рано, в 33 года, и продолжателем дела стал его брат Иван Абрамович Морозов. «Иван Абрамович, - пишет историк московского меценатства Наталья Думова, - был одним из самых известных московских меценатов. Вслед за братом Михаилом он прикипел душой к коллекционированию живописи. Эта страсть украшала и заполняла всю его жизнь» Думова Н.Г. Указ соч. С.114.. Первыми его приобретениями стали пейзажные работы и театральные эскизы К.А. Коровина и пейзажи Левитана. К 1917 г. Морозовская коллекция в доме на Пречистенке (ныне Академия художеств) насчитывала более 100 работ русских художников и около 250 произведений новейшей французской живописи: среди них работы Боннара, Гогена, Ренуара, Ван-Гога, Сезанна, Матисса, Пикассо. После Октябрьской революции коллекция И.А. Морозова, как и многие другие частные коллекции, была национализирована и преобразована в Музей нового западного искусства.

Среди могучей фамилии Морозовых было много достойных людей, помнивших о своем происхождении, державших связь с народом.

На средства Морозовых основан Московский онкологический институт и много благотворительных заведений Благотворительность и … С. 181..

Нельзя не отметить большую роль в поддержке русской культуры и еще одной знаменитой купеческой династии - Бахрушиных. Два свойства были в крови у Бахрушиных, замечает П.А. Бурышкин, коллекционерство и благотворительность. Их иногда называли в Москве «профессиональными благотворителями». В их семье был обычай: по окончанию каждого года, если был в финансовом смысле благоприятен, отделять ту или иную сумму на дела благотворения. Еще при жизни старших представителей семьи были выстроены и содержались за их счет: Бахрушинская городская больница, дом бесплатных квартир, приют и колония для беспризорных, ремесленное училище для мальчиков, дом для престарелых артистов. В Зарайске была богадельня имени Бахрушиных Бурышкин П.А Указ соч. С. 128.

Первым представителем этой фамилии, обосновавшимся в Москве, был Алексей Федорович Бахрушин, который в 30-х годах XIX столетия перебрался сюда из города Зарайска, что в Рязанской губернии. По семейным преданиям, его предки еще с первой половины VIII века перегоняли скот из Поволжья в крупные города, в том числе и в столицу.

По воспоминаниям современников, Алексей Федорович Бахрушин «отличался большой любознательностью, любовью к просвещению и был предприимчивый человек» Самые знаменитые … С. 327.. По прибытии в столицу он открыл здесь кожевенный завод, на котором изготавливалась лайка для перчаток. Однако никакой прибыли его деятельность в конечном итоге не дала: после смерти Алексея Федоровича остались долги. Однако, несмотря на большие долги, после смерти Алексея Федоровича дело его продолжили жена и трое сыновей - Петр, Александр и Василий. На этот раз дело пошло успешно и стало приносить немалый доход, который был пущен на развитие производства. Вскоре Бахрушиным кроме кожевенного завода принадлежала еще и суконная фабрика.

Из Бахрушиных-коллекционеров наиболее известны были Алексей Петрович и Алексей Александрович. А.П. Бахрушин был известен как страстный библиофил и собиратель предметов русской старины и произведений искусства. В 1901 г. по духовному завещанию он оставил свою библиотеку, около 30 тыс. томов, Румянцевскому музею, а коллекции картин, рисунков, фарфора, изделия из бронзы, собрание миниатюр, табакерок и др. старинных предметов: почти 25 тыс. экспонатов, Историческому музею Боханов. Указ соч. С. 14..

Широкую известность получил знаменитый создатель Театрального музея в Москве Алексей Александрович Бахрушин.

А начинал он как коллекционер более чем несерьезно. Однажды в молодежной компании брат Бахрушина Николай Куприянов стал хвастаться перед друзьями собранной им коллекцией театральных реликвий - афиш, фотографий, личных вещей известных актеров. Похвальба брата задела Алексея за живое и он объявил: «Чего ты хвастаешь, ну что ты особенного собрал, какие-то карточки и афиши, да я в месяц больше тебя насоберу.- Нет, не соберешь. Нет, соберу!». Оскорбленный кузен предложил пари, которое было тут же заключено при многочисленных свидетелях, а спустя месяц выиграно Бахрушиным.

Буквально на следующий день Бахрушин бросился к букинистам, антикварам. Каждое воскресенье ездил на Сухаревку, где находилось самое большое торжище Москвы, и часами копался в лавочках тамошних грошовых антикваров. Однажды ему необыкновенно повезло. В какой-то лавчонке всего за 5 рублей он купил 22 грязных, запыленных портрета. На них были изображены люди в необыкновенных старинных одеждах. Каково же было удивление покупателя, когда выяснилось, что это эскизы костюмов крепостного театра Шереметевых, выполненные в XVIII веке Бахрушин Ю. А. Указ соч. С. 123..

Бурышкин говоря о его собрании, замечает: «Это единственное в мире собрание всего, что имело какое-то отношение к театру. Видно было, с какой любовью оно долгие годы собиралось». Алексей Александрович был большим любителем театра, долгое время председательствовал в Театральном обществе и был весьма популярен в театральных круга. 25 ноября 1913 года Алексей Александрович Бахрушин передал свое бесценное собрание, располагавшееся в особняке на Лужниковской улице, Российской академии наук.

После революции Алексей Александрович Бахрушин не эмигрировал, а остался в России со своим детищем-музеем и до конца своей жизни, а умер он в 1929 г., исполнял обязанности его директора. Людская память воздала должное этому замечательному человеку. Ныне здравствующий Театральный музей носит имя его основателя, а Лужнецкая улица, на которой он стоит и на которой много лет жил Алексей Александрович, получила имя Бахрушина.

Его сыновья так же принимали участие в меценатской деятельности.

В 1882 году братья Петр, Александр и Василий Алексеевичи Бахрушины обратились в городскую управу с предложением о пожертвовании 450 тысяч на устройство больницы для хронических больных. Из этого капитала 240 тысяч следовало употребить на постройку больницы на 200 коек. Остальная сумма предназначалась в качестве неприкосновенного фонда с обращением процентов на содержание больных. В 1887 году состоялось открытие больницы.

Согласно уставу, в больницу принимались на лечение лица всякого звания и состояния, преимущественно из бедных жителей Москвы в возрасте от 14 лет и старше, страдавшие хроническими болезнями и требовавшие больничного лечения. В 1890 году Бахрушины пожертвовали еще 350 тыс. рублей на устройство богадельни на 200 человек для неизлечимо больных Благотворительность и … С. 190..

В 1901 году за свою деятельность на ниве благотворительности Александр Алексеевич и Василий Алексеевич Бахрушины были удостоены звания почетного гражданина города Москвы. В представлении на «высочайшее имя», составленном Городской думой, говорилось: «С именем братьев Бахрушиных неразрывно связан целый ряд выдающихся по своему высокополезному значению благотворительных учреждений города Москвы» Самый знаменитые…С.329.

Быстрый рост населения Москвы на рубеже XIX-XX столетий выдвинул перед городским управлением ряд новых задач социального плана, одной из которых было совершенствование системы здравоохранения. Особенно остро ощущался недостаток амбулаторной помощи. Реагируя на потребности города, Бахрушины в 1910 году вышли в городскую управу с новой инициативой. В 1913 году амбулатория была открыта.

В 1911 году по решению городской думы больница стала учебной базой Высших женских курсов по госпитальной хирургии и терапии. С 1936 года больница является базой Стоматологического медицинского института Благотворительность и … С. 190..

Крупнейшими российскими предпринимателями, обладавшими огромным состоянием и прославившимися своим меценатством и благотворительностью, были Рябушинские. Предки Рябушинских были крестьянами Ребушинской слободы, находившейся близ города Боровска Калужской губернии. Первым представителем этой семьи, о котором сохранились сведения, был Денис Кондратьев, по прозванию Стекольщиков, родившийся в 1713 году и служивший в монастыре резчиком по дереву. Старшие его внуки, Василий и Иван, остались в слободе с родителями и продолжали семейно ремесло, а младшим Артемию и Михаилу, пришлось отправиться в учение из-за того, что малый земельный надел не мог прокормить всю эту крестьянскую семью. С 1802 года братья значились московскими купцами третьей гильдии, торговали тканями местного производства. К 1811 году у обоих братьев уже были собственные лавки, но отечественная война 1812 года нанесла огромный урон их коммерческой деятельности. Братья Михаил и Артемий на некоторое время вышли из состава купеческой гильдии, приписавшись к московскому мещанству, и лишь в 1824 году они вновь стали числиться в списках московских купцов, уже под фамилией Ребушинских (по имени их родной слободы), которую им было разрешено носить с 1820 года. С течением времени эта фамилия стала писаться как «Рябушинские» Самые знаменитые… С. 362-363..

Крупными меценатами, людьми разносторонних интересов, сделавшими немалый вклад не только в развитие экономики, но и культуры, были знаменитые братья Рябушинские, представители третьего поколения этой торгово-промышленной династии. Всем братьям был присущ живой и неподдельный интерес к искусству. Старший из них, Павел Павлович, покровительствовал многим архитекторам, в частности талантливейшему архитектору О.Ф. Шехтелю, выполнившему ряд проектов по заказу Рябушинских.

Его брат Михаил Павлович был известен в Москве как балетоман и муж одной из самых признанных московских красавец, дочери капельдинера Большого театра Татьяны Примаковой. Сергей Павлович Рябушинский выступил организатором крупнейшей выставки древнерусского искусства в честь 300-летия дома Романовых 1913 году. Замечательным собранием иконописных работ владел Степан Рябушинский, составивший и издавший описания многих из них, например, иконы божьей матери Одигидрии Смоленской. Он имел одну из лучших в России коллекций и был в этом деле большим авторитетом Бурышкин П.А Указ соч. С. 192..

Очень колоритной личностью и одним из самых крупных меценатов своего времени был Николай Павлович Рябушинский. Николай Рябушинский связал свою Меценатскую деятельность с новыми направлениями отечественного изобразительного искусства. Вслед за С.П. Дягилевым он не только организовал литературно-художественный журнал, но и великолепную выставку картин, вошедшую русского искусства «серебряного века» под названием «Голубая роза». В ней участвовали 16 художников нового направления: Кузнецов, Уткин, Судейкин, Сапунов, Сарьян и т.д. После “Голубой розы” была организована целая серия выставок, устраивавшихся при финансовой помощи Рябушинского и под эгидой его журнала.

С идеей возрождения русского национального искусства была крепко связана деятельность крупнейшего купеческого мецената Саввы Ивановича Мамонтова - «Саввы Великолепного», как его называли друзья. Его деятельность отразила подъем национального самосознания, наблюдавшийся в широких общественных слоях того времени и очень ярко проявившийся в искусстве. «Самое главное в Мамонтове, - подтверждает Бурышкин было, то, что он являлся тем центром, вокруг которого группировались все, кому дороги были артистические искания» Там же. С. 169..

В середине 90-х годов 19 века Савва Иванович основал знаменитую Русскую «мамонтовскую» оперу. Там расцвели таланты Шаляпина, Рахманинова. К. С. Станиславский, бывший другом Мамонтова с детских лет, пищит в книге «Моя жизнь в искусстве»: «Мамонтов, меценатствуя в области оперы... дал могучий толчок культуре русского оперного дела: выдвинул Шаляпина, сделал, при его посредничестве, популярным Мусоргского, забракованного многими знатоками, создал в своем театре огромный успех опере Римского-Корсакова «Садко» и содействовал этим пробуждению его творческой энергии... Здесь же, в его театре… мы впервые увидали вместо прежних ремесленных декораций ряд замечательных созданий кисти Поленова, Васнецова, Серова, Коровина, которые вместе с Репиным, Антокольским и другими лучшими русскими доме и семье Мамонтовых» Станиславский К.С.Указ соч. С. 574.

Занятие благотворительностью было традицией московских предпринимателей и носило семейный, наследственный характер. Но во II половине XIX века наступает этап развития благотворительной и меценатской деятельности, который характеризуется ростом инициативы вложения частных средств в культуру, здравоохранение, образование, которое имеет характер бескорыстной благотворительности, ставит перед собой общественно просветительские цели, задачи поддержки и развития национальной культуры. Деятельность предпринимательской элиты было мотивировано идеей бескорыстного служения общественным интересам, любовью к искусству, потребностью реализовать свои лучшие человеческие качества.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее