Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Педагогика arrow Административная и педагогическая деятельность С.Т. Аксакова в Константиновском землемерном училище и Межевом институте (1833-1839 гг.)

Педагогические принципы С.Т. Аксакова

Педагогические принципы С.Т. Аксакова как инспектора Землемерного училища, затем как директора Межевого института представляют определенный интерес. О его взглядах на образовательный и воспитательный процесс молодого поколения можно судить по публикациям 1832 года в газете «Молва», а также по официальной и личной переписке того времени и отзывам и свидетельствам директора Константиновского межевого института с 1864 по 1879 год А.Л. Апухтина.

Авторы двух уже упоминавшихся работ коснулись его педагогических методов и идей, которые он применял по отношению к своим воспитанникам. А.Л. Апухтин во многом опирался на такие источники - официальные отчетные документы, - которые, к сожалению, до наших дней дошли не полностью. Что касается С.И. Машинского, то он впервые проанализировал педагогические идеи С.Т. Аксакова, высказанные им за год до определения на службу в Межевое ведомство.

Эти идеи действительно заслуживают самого пристального внимания, так как во время их появления С.Т. Аксаков, видимо, уже ждал своего определения инспектором Землемерного училища, а значит, готовился к педагогическому поприщу. В 48-м номере «Молвы» за 1832 год Сергеем Тимофеевичем, под инициалами С.А., был опубликован весьма важный для нас материал. Это - заметка, адресованная Григорию Ивановичу Карташевскому, родственнику С.Т. Аксакова, который в то время был попечителем Белорусского учебного округа. Речь в ней шла об организации учебного процесса Московского университетского благородного пансиона, где профессором, инспектором был Михаил Григорьевич Павлов210. С.Т. Аксаков в ней отметил важные для него составляющие образовательного процесса: заботливость и «неослабное внимание» должно сопровождать «ученье и внутренний надзор»211. Эти нравственные характеристики педагогического процесса впоследствии станут основополагающими для самого Сергея Тимофеевича в Землемерном училище, затем в Межевом институте.

«Выбор учителей и преподавателей - дело весьма важное», - отмечал в «Молве» С.Т. Аксаков. Действительно, как мы знаем, С.Т. Аксаков и И.У. Пейкер очень тщательно подходили к выбору учителей и преподавателей. Для них было крайне важно, чтобы в институте вели преподавание профильных предметов - «теорию и практику Геодезии и Межевых законов… математические науки» только высококлассные педагоги - профессор П.С. Щепкин и математик Ф.Л. Малиновский213. Кроме того, большим уважением в институте пользовались преподаватель агрономии - магистр физико- математических наук Ф.А. Жодейко и учитель геодезии - поручик Мамонтов, «знаток черчения и отличный съемщик».

Сохранился черновой вариант письма С.Т. Аксакова к И.У. Пейкеру с просьбой назначить в штат учителей г-на Жодейко, г-на Мамонтова и жалобой на преподавателя алгебры, математической и физической географии - Соколова. «Что касается до надежд наших на господина Соколова, то он приводит меня в совершенное отчаяние: классы посещает весьма редко, то за болезнию жены, то за своим нездоровьем, до сих пор прошел чрезвычайно мало, - писал С.Т. Аксаков, - об алгебре ничего не говорю - я этого не разумею, но в математической и физической Географии продиктовал несколько страничек слогом темным, даже невразумительным; его словесные объяснения, которые я слушал сам, еще темнее текста: выражения новые, книжные, технические ученья, без толку набранные, непонятные не только для моих воспитанников, но и для Студентов! По истине не знаю что и делать!».

Это донесение дает возможность предположить, что С.Т. Аксаков часто присутствовал на занятиях и вникал в процесс преподавания, оценивая, насколько качественно и понятно для его воспитанников он ведется. Таким образом, процесс обучения был небезразличен С.Т. Аксакову - директору, он болел всей душой за каждый предмет, который читался его воспитанникам.

В заметке, опубликованной в «Молве», С.Т. Аксаков назвал также выбор надзирателей «труднейшим и наиважнейшим… добрые нравы воспитанников совершенно зависят от надзирателей»216. Не удивительно, что С.Т. Аксаков очень ответственно и избирательно подходил к кандидатам на должности надзирателей, несмотря на то, что оклады на этой должности были небольшими. И во время управления им Межевым институтом встречались случаи отказа в этой должности конкретным лицам, например, советнику Ивану Николаеву. С другой стороны, был случай награждения надзирателя института Боголюбова денежным жалованием. В одном из писем к сыну Григорию Сергей Тимофеевич пишет: «Особенно важны в воспитательном заведении надзиратели, а можно ли найти их за 600 рублей жалованья?... Неоспоримая истина, что для привлечения в службу отличных людей есть только одно средство: достаточное вознаграждение. Когда чиновник обеспечен, когда благосостояние его устроено даже в будущем, тогда он может посвятить себя вполне обязанностям службы. Представь же себе, что у меня в институте надзиратели получают только по 600 рублей жалованья (кроме квартиры, отопления, освещения и стола); а инструкция, которую я им дал вероятно гораздо строже вашей… Вот причина, что я принужден часто переменять надзирателей: перемены эти никуда не годятся. Мы с инспектором стараемся вознаградить этот неудобства собственным, неусыпным надзором и привлечь хороших людей…».

А.Л. Апухтин писал о нравственной стороне построения воспитательного процесса в институте: «…Сергей Тимофеевич… прилагал возможное попечение о развитии у воспитанников любви к порядку и уменью распределять свое время; требовал от них неуклонной вежливости и паче всего настаивал на чтении книг. При нем библиотека бывшего училища, состоявшая всего из 30 сочинений, обогатилась действительно полезными сочинениями. Им приобретено было: исторических книг - 30 названий; путешествий - 4;, стихотворений - 5; романов и повестей - 12; учебных и ученого содержания - 41 название. При этом требовалось, чтобы воспитанники не читали никаких других книг, кроме взятых из институтской библиотеки или одобренных директором, так он лично занимался руководством в этом воспитанников».

При приеме экзаменов для Сергея Тимофеевича было важным, чтобы воспитанники отвечали «не наизусть, а кто как мог… отвечали своими словами на письменные вопросы», чтобы это было не «обременение памяти», которое бы не приучало их «ни к какому соображению», а мыслительный процесс, собственное рассуждение воспитанника. «Родители, умеющие оценить пользу такой методы учения, - писал он уже в 53-м номере «Молвы», - без сомнения будут за то благодарны!»222.

Таким образом, С.Т. Аксаков стремился, чтобы его воспитанники учились мыслить самостоятельно и разносторонне, были широко образованными, просвещенными людьми, а не только узкими специалистами в своей области.

Замечательная мысль была озвучена С.Т. Аксаковым в конце его статьи:

«Тяжел подвиг образователя, но сладка и высока награда - способствовать развитию просвещения, следственно - и благоденствию своего отечества! Счастлив, кто с внутренним убеждением может сказать: «Что там и моего хоть капля меду есть». Вспомним, как эту мысль продолжил в личной переписке с ним попечитель института Иван Устинович Пейкер: «Бог, видимо, помогает нам в усердном стремлении нашем исполнить волю Государя и быть полезным Отечеству в образовании лучших землемеров...».

Очень важные сведения о педагогических принципах С.Т. Аксакова дает нам также его переписка с сыном Григорием, который в то время обучался в Императорском училище правоведения.

11 февраля 1836 года: «Милый друг мой и сын Гриша! … Помни мои слова: я считаю преступными тех родителей, чьи дети не приносят пользы и чести своему отечеству и человечеству…».

24 ноября 1836 года: «В большей части старших воспитанников вижу истинное рвение учиться, надобно удерживать и не понуждать … (подчеркнуто подобное рвение помню я лет за 36 или 37 тому назад в Казанской гимназии. Одним словом, я желаю чтобы мои дети так учились. Прибавь к тому, что старший класс знает необходимость в выпуске землемеров, знает, что их выпустят во всяком случае, несмотря на недостаток сведений, следственно одно желание быть достойными своего звания, одно благородное самолюбие не уронить в самом начале честь своего заведения - причиною их упомянутых, изнурительных трудов. В этом отношении я считаю себя очень счастливым. Молодой мой институт».

Практически через год, 2 марта 1837 год: «Это правда, что в учебном заведении трудно уединиться; но в большом семействе это почти тоже... Только я вижу всех вас слишком занимает мысль о выходе из Училища... Теперь надобно думать об одном: как бы вполне воспользоваться временем пребывания в месте своего образования! Как бы по возможности извлечь пользу из учебных пособий, которые предлагает вам заботливое начальство!»

22 марта 1837 года: «Помни только, что ты должен образовать свой ум познаниями для себя, а не для директора; что ты можешь быть полезен и Государству и своему семейству, чего, конечно, ты пламенно желаешь. Милый друг! Кто хочет научиться, тот научиться везде - худы или хороши будут его учителя. Мало того, чтобы выучить задание, исполнить приказание-надобно желать образования (подчеркнуто в оригинале - В.Д.), искать его везде, не пропустить случая нигде, и тогда успехи будут верны; но для тебя еще не настало это время; в высшем классе ты увидишь возможность так усердствовать, а теперь пользуйся теми средствами к ученью, какие тебе дают».

28 апреля 1837 года: «Скажу тебе, милый Гриша, что на месте твоего Директора, я бы не пустил бы тебя на всю Святую неделю за то, что ты опоздал к обедне! Приказание начальства, без всяких рассуждений всегда и свято должны быть исполнены! Погибло то учебное заведение, чуть воспитанники начнут рассуждать о распоряжении Начальства, и не повиноваться им! Помни мои слова... Обнимаю тебя и благословляю отец и друг С. Аксаков».

Из этой же переписки мы узнаем, что С.Т. Аксаков вникал в процесс обучения, присутствовал на занятиях воспитанников: «Итак экзамены твои почти все кончились! Вижу я что Алгебра и Геометрия тебе не удаются! Но я не верю, чтобы кто-нибудь не имел (как говорится) способности к Математике. Я сам был из числа тех людей, которые повторяют это сразу про себя; но это вздор,-я не любил математики и лгал на свою голову. Нынче, на старости, посещал математические классы и слушал невольно преподавателя, я легко и ясно понимаю...Неужели в 16 лет я был тупым? Впрочем, 17-ти лет я уже оставил Университет слишком рано!.. Я надеюсь, милый Гриша, что проклятая математика-(которая всему роду нашему не дается, что, впрочем, очень дурно) не помешает тебе перейти во 2-ой класс».

Делился Сергей Тимофеевич с Григорием и о событии, которое, тоже косвенно свидетельствует о его отношении к воспитанникам: «У меня в Институте на сих днях случилось ...происшествие, которое меня глубоко огорчило и расстроило: был из лучших... воспитанников......один и был у матери - умер от ужасных припадков падучей болезни, в продолжении которых случился удар. Отличный молодой человек, намерено по слабости здоровья, готовил я в учители»231. А когда в Москве бушевала холера, С.Т. Аксаков писал Григорию: «На Страстной недели я говел вместе со своими Институтскими воспитанниками; Слава Богу, все 153 человека-причастились и больных почти никого не было; но теперь их есть и довольно много»232.

Таким образом, можно сказать, что педагогические принципы, которые С.Т. Аксаков использовал в Межевом институте были тесно связаны с педагогическим подходом в его семье к воспитанию собственных детей. Сергей Тимофеевич вникал в процесс обучения, стремился его улучшить, искренне переживал за вверенных ему воспитанников и во главу угла своей педагогической системы ставил мысль «быть полезным и Государству и своему семейству…». Вспоминаются сразу строки из письма к С.Т. Аксакову одного дворянина из Смоленска, сын которого определялся в 1835 году в Константиновское училище: «Судьба наших детей в Ваших руках, и мы счастливы!».

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее