Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Социокультурный контекст русской эмиграции в Италию в 1917-1939 годах

Русский Рим (1917-1922)

После Октябрьской революции Россия и “русский текст” ворвались с новой силой в культурную и повседневную жизнь Италии Стефано Гардзония, Бьянка Сульпассо Общественная и культурная хроника русского Рима: 1917-1922 (места события, тексты) // Антонелла д'Амелия «Беспокойные музы»: к истории русско-итальянских XVIII-XX вв. Салерно, 2011 присутствием на итальянской земле видных “эмигрантов”, занятых популяризацией русской культуры в Италии и итальянской культуры в России, - в первую очередь Ольги Синьорелли.

В Италии после окончания первой мировой войны складываются общественно-политические условия, благоприятные для оформления славистики в отдельную дисциплину. В результате так называемой “русской вспышки” в Риме появилось очень много русских заведений: “В самом центре, на небольшом пятачке, Вечный Город приютил русский кружок, комитет помощи русским беженцам, два русских ресторанчика, чайный зал, три русских театра, и русскую библиотеку”. Там же. Писатель и журналист Эрколе Патти (1904-1976) вспоминает: “Это было время белых русских. Разные Дмитрии и Василии, свежевыбритые и слегка напудренные, кочуя из одного ночного заведения в другое, пили, чтобы забыть царя”. Patti E. Odori del 1921 // Patti E. Cronache romane. Milano: Bompiani, 1962. P. 25.

Чтобы понять, как жили русские в Риме в тот период, необходимо поближе познакомиться с этими русскими заведениями. Во-первых, очень важна русская читальня им. Гоголя. В 1917 году был её расцвет, недавно сделали ремонт и теперь можно было спокойно, не стыдясь, проводить русские вечера и концерты, светские встречи и представления. Читальня была открытым культурным пространством, на базе которого осуществлялся диалог русской и итальянской культур, в качестве примера можно привести концерт Отторино Респиги и выставка русских художников. После Октябрьской революции Читальня превратилась в естественный центр общественной жизни русской колонии в Риме. В ней появились Бюро труда, которое обеспечивало поиск работы и экономическую помощь беженцам из России, русская столовая и, самое главное, Комитет помощи русским в Италии, который стал центральным среди всех комитетах помощи русским в Италии (в Генуе, Милане, Неаполе). Комитет также получал финансовую помощь со стороны русского посольства. “Комитет помощи русским в Италии, функционирующий в Риме, на днях получил через русское посольство 25 тысяч лир, которые и распредeлил между комитетами других городов Италии, оставив несколько тысяч лир для беженцев, живущих в Риме” (“Вечернее время”. 3 августа 1920). Также комитет хотел установить прочные связи с организациями помощи русским эмигрантам в других странах, например, в Париже.

Революция изменила русскую колонию в Риме. Она заметно увеличилась в размерах: “это уже не 1800 русских, нашедших убежище под гостеприимным римским небом, - пишет журналистка в 1922 году, - но, судя по их деятельности, по мероприятиям, которые они проводят, по тому, как часто сталкиваешься с ними повсюду, слышишь звучание их речи, видишь следы их искусства, оказывающего влияние также на итальянский вкус, можно сказать, что русская колония куда более многочисленна. Более того, изменился её состав - среди политэмигрантов преобладали художники, а также в городе было много деятелей кино, артистов, музыкантов. Все эти изменения легко заметить, просматривая список членов Гоголевской Читальни за 1920-1921 годы. В результате такого творческого миграционного потока вместо Читального зала появился Литературно-художественный кружок. В 1921 году происходит последнее изменение и появляется последнее название этого места: “Русское собрание в Италии”, в результате чего деятельность кружка выходит за пределы чисто культурных и литературных мероприятий и охватывает культуру в целом, привлекая более широкие слои населения.

Так как количество русских эмигрантов значительно возросло, один лишь крупный центр не мог удовлетворить их запросы, поэтому возникают новые места: различные кафе, кабаре и театры.

Например, появилось русское кабаре «Русский шалаш», которое культивировало оперетту. Итальянцы воспринимали его как уголок русифицированного Парижа в Риме. “Нечто вроде пирожного с кремом, со щепоткой перца, размоченного в водке”, - так писала о нём журналистка на страницах «Il Secolo XX».

Также существовала «Русская таверна» на Виа делла Вите, где гостей привлекали обещанием невероятно вкусной русской еды и итальянского вина: «Что за кладезь впечатлений - на любой карман и образ мыслей! - по адресу: Виа делла Вите, 52, в так называемой “Русской таверне” (по виду, впрочем, вполне римской), открытой несколько недель назад некоторыми из петербургских и московских аристократов, принужденных к жизни в изгнании и сведению концов с концами, по-братски делящих поприще заведующих, официантов, поваров, грузчиков и посудомоек. … подают на стол превосходное вино “Дей Кастелли”, по честной цене, и не мешая его с водой». Cecchi E. Via della Vite, 52. Cronaca di Roma. P. 2.

Такие кафе, рестораны и кабаре показывали пестроту и многообразие русской колонии. Недалеко от «Русской Таверны» на виа Франческо Криспи находилась «другая русская таверна». Здесь ужинала элита римского общества. Официанты говорили на французском, а меню было на выбор на трёх языках (итальянском, русском и французском). Эта Таверна просуществовала более долгое время благодаря небольшому театру «La Falena» («Ночная бабочка»), который находился в подвальчике таверны. Залы театра были оформлены в русском стиле работами художницы Натальи Каль. В театре показывались довольно-таки различные по своему характеру постановки, от номеров по типу «Летучая мышь» до спектаклей по произведениям Чехова. Один из самых успешных номеров - «Катенька», про него пишет Дон Аминадо: «После военных номеров появилась пользовавшаяся сумасшедшим успехом “Катенька”, которую действительно незабываемо играла и пела прелестная и кукольная Фехнер, и кружась, и танцуя, и выпучив свои неморгающие, наивные, стеклянные глаза, и вся на невидимых пружинах, как чечетку отбивала, веселилась, отделывала, все тот же навязчивый, заразительный речитaтив». Д. Аминадо Поезд на третьем пути. Нью-Йорк: Издательство им. Чехова, 1954. С. 173-174. Важно сказать, что в театре присутствовали не только русские зрители, среди них были представители артистической и политической элиты. Театр развивался в основном благодаря деятельности его основателя, А. Уральского, одного из самых важных людей в римской русской колонии того времени.

“С 1922 года русская колония в Риме постепенно теряет своих наиболее значительных представителей. Миграционный поток устремляется в другие стороны, прежде всего в Берлин. По всей вероятности, причина в том, что экономические условия в Италии ухудшились”. Стефано Гардзония, Бьянка Сульпассо Общественная и культурная хроника русского Рима: 1917-1922 (места события, тексты) // Антонелла д'Амелия «Беспокойные музы»: к истории русско-итальянских XVIII-XX вв. Салерно, 2011. С. 226. О тяжести жизни в Риме пишет Нина Петровская: “Одним словом, не умерли, но началась жизнь [нрзб.] тюрьмы. Работала. Все делала. Буквально всe. Давала уроки, шила (!!), переводила […] Наплевать! Зато обедали и даже ужинали”. Письмо Н. Петровской к В. Ф. Ходасевичу от 19 июля 1922 г. из Рима (Garetto E. Intrecci berlinesi dalla corrispondenza di Nina Petrovskaja con V. F. Chodaseviи e M. Gor'kij / Europa Orientalis. 1995. № 2. P. 122-125).

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее