Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Инквизиция в Средние века и ее борьба с ведовством

Инквизиторский суд

В средние века в ратуше славного голландского города Онде-Ватер поставили специальные весы, по образцу которых сделали весы в Кельне, Мюнстере и других славных средневековых европейских городах. Эти весы использовались для взвешивания… ведьм. То есть, тех, кто был обвинен в ведьмовстве. И если вес несчастной превышал 50 кг - ее отпускали восвояси: считалось, что женщина тяжелее полуцентнера не может подняться в воздух на метле. Так что не всех в те мрачные годы отправляла на тот свет инквизиция.

Инквизиционный процесс - один из видов средневекового церковного уголовного процесса, который оформляется при папе Римском Иннокентии III (1198-1216) прежде всего для расследования преступлений прелатов, а не для преследования еретиков.

Согласно исследованиям В. Трузена, некоторые элементы инквизиционного процесса можно проследить уже в раннем средневековье. Основным видом судопроизводства был известный из римского права обвинительный процесс (accusatio), когда дело возбуждалось только в результате открытого обвинения: истец должен был доказать вину подсудимого, после подачи исковой жалобы (inscriptio) представив доказательства вины.

Аргументами в суде считались признание и очистительная клятва, произнесенные в присутствии тех, кто могли бы подтвердить их (т. е. показания свидетелей). К лицам несвободным или пользовавшимся плохой репутацией применялись ордалии («Божий суд»). Для рассмотрения преступлений, совершенных клириками, постепенно в раннее средневековье вошел в практику информационный процесс, т. е. расследование дела ординарным судьей, епископом, на основании не иска, а позорящих клирика и соответственно Церковь слухов (infamia).

Аргументами в суде при информационном и денунционном процессах служили признание и очистительная клятва. Председатель суда, облеченный духовным саном (как правило, епископ или архиепископ), расследовал дело ex officio (в силу занимаемой должности), т. е. мог возбуждать и расследовать дело при отсутствии иска, и имел право запрещать служение ответчика, признанного виновным.

Поскольку при таких процессах имели место злоупотребления прелатов, папа Иннокентий III в ходе реформ, направленных на рационализацию церковного законодательства, способствовал объединению разных типов судопроизводства в инквизиционном процессе: расследование могло начинаться как на основании слухов, так и по письменным жалобам, а суд получал возможность использовать материальные доказательства, собранные ex officio, т. е. возможность проводить расследование (contra quos (excessus) tribus modis procedi possit, per accusationem videlicet, denunciationem et inquisitionem - Liber Extra. V 3. 31). Очистительная клятва была отнесена ко второстепенным доказательствам, в отношении доказанных преступлений ее применение не требовалось (Liber Extra. V 34. 12-15), применение ордалий запрещалось (Liber Extra. V 31. 10).

Инквизиционный процесс, получивший развитие в ряде папских декреталий 1198-1213 гг. (Liber Extra. III 12. 1; V 1. 17; 3. 31-32; 34. 10) и утвержденный в 1215 г. 8-м канономЛатеранского IV Собора (Mansi. T. 22. Col. 994-995), рассматривался как дисциплинарный и был направлен против злоупотреблений прелатов, прежде всего против симонии(Иннокентий III настаивал на том, чтобы обвиняемым оставались открытыми все возможности для защиты, а наказания по суду носили в основном экономический или адм. характер, напр. перевод уличенного в злоупотреблении в монастырь с более строгим уставом, временный запрет на служение), и в этом смысле стал одним из инструментов в борьбе за укрепление папской власти в католической Церкви24.

Против еретиков его начали применять позже в сокращенном и измененном виде (суммарный процесс); для такого процесса были характерны смешение функций судьи, обвинения и защиты, презумпция виновности обвиняемого, тайный (в стенах судебных канцелярий) характер судопроизводства; дело решалось на основе письменных материалов предварительного следствия, часто даже в отсутствие обвиняемого, все действия судьи и показания также протоколировались ввиду возможности апелляции. Присущая этому типу судебного процесса система формальных доказательств, среди которых основным считалось признание обвиняемого, объясняла применение пыток (узаконены буллой «Ad extirpanda» (1252) папы Римского Иннокентия IV); иногда пытке подвергались и свидетели25.

Инквизиционный процесс стал использоваться и в светском судопроизводстве. Влияние инквизиционного процесса проявилось в Мельфийских конституциях (1231) имп. Фридриха II Штауфена, а потом распространилось в северо-итальянских коммунах, затем на Пиренеях и во Франции.

Дело выявления и искоренения ересей, возложенное на прелатов, оказалось неэффективным как по причине занятости епископов пастырскими обязанностями, так и ввиду их связи с местным населением и светскими правителями и соответственно невозможности беспристрастного искоренения ересей.

Инквизиционный трибуна состоял из 1 или 2 инквизиторов, назначаемых папой Римским или уполномоченным для этого папским легатом из числа монахов-пресвитеров, достигших 40 лет, благочестивого образа жизни и с богословским или юридическим образованием, местного епископа или его представителя, а также 12 чел., известных добропорядочным поведением (boni viri). Решения принимались коллегиально, но правом решающего голоса обладали инквизиторы. В помощь им назначались комиссары, которых направляли в отдаленные районы, 2 нотария и писцы, они вели документацию. Инквизиционное судопроизводство отличалось скрупулезностью и обширностью документации: материалы, собранные в ходе инквизиционного процесса, спустя годы можно было использовать против тех же или др. обвиняемых.

Инквизиционное разбирательство в новом месте начиналось с приезда инквизитора и набора штата трибунала. При необходимости строились здания для заседаний судей и тюрьмы. Тогда же объявлялся срок милосердия (tempus gratiae), т. е. период от 15 до 40 дней, когда еретики могли добровольно раскаяться в своих грехах, выдать сообщников и получить за это смягчение приговора, а «добрые христиане» под страхом отлучения от Церкви должны были донести инквизитору обо всем, что им известно о местных еретиках.

Для открытия процесса было достаточно одинаковых показаний 2 свидетелей, имена которых не оглашались, чтобы избежать мести (в то же время анонимность свидетелей создавала условия для злоупотреблений). Получив достаточно информации, трибунал начинал допрос подозреваемых, которые должны были, не зная, в чем именно их обвиняют, доказать свою невиновность; неявка по вызову инквизитора приравнивалась к признанию вины. Минимальный возраст обвиняемого составлял 14 лет для мальчиков и 12 - для девочек. Кроме того, Инквизиция судила умерших (эксгумируя и сжигая их останки) и беглых еретиков (in effigie, в изображении).

В ходе расследования дела допрос обвиняемого мог проводиться с применением пыток. Буллой «Ad extirpanda» папа Иннокентий IV узаконил пытки при расследовании дел по обвинению в ереси, приравняв еретиков, «убийц своих душ и осквернителей Господних таинств и веры Христовой», к разбойникам и грабителям, которых подвергали пыткам в светских судах. Однако при применении пытки запрещались нанесение тяжких увечий (лишение конечности), убийство человека и пролитие крови, поэтому применялись такие пытки, как растяжение тела и разрыв мускулов (дыба), зажимание тех или иных органов (колодки, гаррота (железный ошейник), тиски для пальцев, «испанский сапожок»), раздробление суставов, а также пытки водой, огнем и каленым железом. Пытку разрешалось применять лишь пытку продолжением предыдущей. Иногда практиковались пытки свидетелей.

Одной из особенностей инквизиционного судопроизводства было привлечение неограниченного числа свидетелей обвинения. Если в светских и церковных судах некоторые категории населения (слуги и иные зависимые люди, проститутки, дети, соучастники преступления) не имели права выступать свидетелями, то инквизиторы принимали показания всех, кроме «смертельных врагов» обвиняемого. Поскольку обвиняемому не сообщались не только обвинения, но и имена тех, кто дали против него показания, единственным эффективным способом защиты оставался отвод наибольшего числа возможных свидетелей обвинения путем доказательства их «смертельной вражды» к обвиняемому. Подозреваемый имел право взять адвоката, но последний мог быть сочтен сочувствующим ереси и мог сам оказаться под следствием. Кроме того, инквизиторы могли затребовать у адвоката всю информацию, полученную от клиента, и даже заставить его выступить свидетелем обвинения. Существовала также возможность апелляции к папе, но фактически к этому могли прибегнуть лишь состоятельные и высокопоставленные обвиняемые.

Оправдание подозреваемого в ереси без рассмотрения дела Римским папой было невозможно. В случае сомнительного обвинения (suspicio levis), если обвиняемый не признавал за собой никакой вины и публично исповедовал католическую веру, выносился вердикт «обвинение не доказано». Абсолютное большинство привлеченных И. к суду, признав свою вину и раскаявшись, были возвращены в лоно католической Церкви.

Во искупление грехов на них налагались различные епитимии (посты, дополнительные молитвы, паломничества к св. местам); применялись позорящие наказания (ношение особой одежды, публичное бичевание), но со временем телесные наказания стали заменяться штрафами. Самым суровым наказанием, налагаемым Инквизицией, было тюремное заключение, которое сопровождалось конфискацией имущества (из него брались средства на содержание еретика в тюрьме). Смертных приговоров Инквизиция не выносила, поскольку, согласно канонической традиции, Церковь не должна проливать кровь. В случае тяжелых обвинений с представлением доказательств вины (suspicio violens) от обвиняемого требовали отречения от заблуждений (abjuratio). Тех, за кем трибунал признавал доказанность совершенного преступления особой тяжести, а также еретиков, упорствующих в своих заблуждениях или вторично впавших в ересь (relapsi), «отпускали» из лона католической Церкви, т. е. передавали светской власти, которая должна была привести приговор в исполнение (чаще всего это была казнь через сожжение).

Поскольку решение по делу принималось коллегиально, то из-за необходимости собирать совещания, а также из пропагандистских соображений приговоры выносились, оглашались и приводились в исполнение не по одному, по мере рассмотрения дел, а группой, в ходе специальной торжественной церемонии, получившей название «sermo generalis» (общая проповедь - основным элементом этой церемонии была речь инквизитора перед обвиняемыми и всеми присутствующими) или «actus fidei» (дело веры; более известно в португальском переводе - auto da fe ).

Церемония проводилась в воскресенье на одной из центральных площадей города и состояла из покаянного шествия еретиков, проповеди инквизитора, отречения еретиков от заблуждений и их «примирения» (reconciliatio) с католической Церковью или «отпущения» нераскаявшихся еретиков, т. е. передачи светской власти. Присутствие на подобной церемонии вознаграждалось 40-дневной индульгенцией.

Инквизиционными трибуналами рассматривались также дела по обвинению в магии, колдовстве, астрологии, сатанизме и т. п. Отдельные процессы против чародейства регулярно проходили в разных странах, но систематическая т. н. охота на ведьм началась после буллы папы Римского Иннокентия VIII «Summis desiderantes affectibus» (1484), признававшей существование ведьм и возлагавшей их преследование на И. На германских землях в охоте на ведьм отличились инквизиторы Генрих Инститорис и Якоб Шпренгер, написавшие в 1486 г. систематический труд о ведьмах, об их связях с диаволом, о способах их обнаружения и уничтожения - «Молот ведьм» (Malleus Maleficarum. Speyer, 1487). Этот трактат стал учебником для инквизиторов в этой области.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее