Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Социальные представления о прошлом в культурной традиции приходских сообществ Русского Севера (XVII

Прокопий Устьянский

Главной реликвией Верюжского Введенского погоста с. Бестужево - центра одноименного прихода Вельского уезда (ныне Устьянский р-н Архангельской обл.), почти три столетия были мощи местного святого Прокопия Устьянского (Прокопия Праведного). Приход располагался в среднем течении р. Устья (правый приток р. Вага). Церковный погост в народе чаще называли по имени святого - «У Прокопия Устьянского», или просто - «У Праведного» ВКМ. КП 1450. Л. 10..

В приложении к рукописи «Сказания о явлении мощей и чудесах святого праведного Прокопия Устьянского», датированном 1853 годом, священник Верюжской Введенской церкви Н. Пахолков подчеркнул, что «нетленные останки» местночтимого чудотворца Прокопия, находящиеся при храме, со времени их обретения представляли «заветную священно-археологическую тайну, <…> самим Богом предназначенную для нас в загадку» ГАВО. Ф. 883. Оп. 1. Д. 162. Л. 453. . К началу XIX столетия в среде клириков и прихожан не существовало сколь-нибудь целостной и непротиворечивой версии о происхождении местной святыни - мощей устьянского чудотворца и достоверных биографических свидетельств о самом Прокопии. Не случайно образ праведного Прокопия, тезоименитый великому устюжскому святому, с трудом вписывался в христианский канон, а его народное почитание вызывало настороженность у епархиальных властей. Популярность этого культа доставила немало забот и советской власти, представителям которой в 1920-1930-е годы пришлось приложить большие усилия в искоренении основ памяти о местном святом.

Прежде всего, обратим внимание на отсутствие полноценного Жития праведника. В «Историческом и статистическом описании церквей г. Вельска и Вельского уезда Вологодской губернии», составленном в середине XIX в., записано предание о том, что при открытии мощей «были найдены бумаги, показывающие жизнеописание святого Прокопия Праведного, но будучи отправлены вместе с первоначальным свидетельством мощей в Архангельскую духовную консисторию, там сгорели» ГАВО. Ф. 883. Оп. 1. Д. 162. Л. 291..

Предание, записанное в церковно-приходской летописи Верюжской Введенской церкви, относит Прокопия Устьянского «по происхождению от местных жителей-поселян к крестьянскому званию, по роду жизни к пастушескому, по возрасту, в котором преставился, ко отрокам, что можно отчасти подтвердить и видом и ростом мощей» ВКМ. КП 1450. Л.3 об. - 4. . Материалы о видениях святого, являющиеся составной частью ряда чудес Сказания о Прокопии Устьянском, дают противоречивое описание облика святого: он мог являться как «человек бел и млад лицем», «млад лицем, стоящий от земли на воздусе», так и «старичком», «стар образом». В записях упомянутой выше церковно-приходской летописи, повторяющих легендарные обстоятельства обретения мощей «Праведного», зафиксировано предание, согласно которому «угодник Божий при жизни своей любил проводить не только лето, но и зиму в плетеном им самим ивовом жилище» ВКМ. КП 1450. Л. 4..

Точной даты обретения мощей Прокопия Устьянского ни письменная, ни устная традиция не сохранили. Первое письменное упоминание о наличии при церкви Введения Пресвятой Богородицы (Введенский стан на реке Устья) гробницы и мощей Прокопия Устьянского («гробница древяная, а в ней Прокопий Праведный») содержится в подлинной писцовой книге Устьянских сох письма и меры Ивана Загряского и подьячего Тимофея Семенова 1645 г. РГАДА. Ф. 1209. Кн. 510. Л. 208. Анализ данной писцовой книги см.: Демчук Г. В. Приходские храмы в Устьянских сохах по писцовой книге письма и меры Ивана Загряского и подьячего Тимофея Семенова 1645 года // Материалы научных чтений памяти Петра Андреевича Колесникова. - Вологда, 2000. - С. 54-66. В «Заручной сказке» от 3 сентября 1746 г., присланной в Архангелогородскую духовную консисторию «от попа с причетники и от приходских людей» Устьянской Верюжской церкви, показано, что «в учиненном (свидетельствовании мощей - Р. Б.) в прошлом 7204 [1696] году по сказу бывшего тогда Преосвященнаго Афанасия, архиепископа Холмогорскаго и Важескаго, бывшим на Ваге поповским старостою Шенкурскаго острога ключарем священником Иовом написано: “Тоя же волости престарелыя крестьяне оному ключарю допросами показали, что они от дедов и от отцов своих и от соседей старинных в разговорах слыхали: Означенный Прокопий явился в той Верюжской волости на погосте близ церкви Введения Пресвятыя Богородицы во гробе на восточной стране и тогда ж на том месте тутошние жители поставили часовню, потом поставили вместо ветхой новую церковь Введения Пресвятыя Богородицы и в ту новую церковь из часовни оныя мощи перенесены, а в котором году и кем перенесены о том не знают…”» ГАВО. Ф. 496. Оп. 1. Д. 6358. Л. 72 об.. Из приведенного фрагмента текста видно, что жители Верюжской волости в конце XVII в. составляли, по крайней мере, третье поколение людей, которому по устной традиции перешло предание о явлении мощей праведника. Примерное «время явления» можно, таким образом, датировать концом XVI - началом XVII в., а земную жизнь Прокопия отнести ко второй половине XVI в.

Само имя святого стало известно посредством традиционного для русской агиографии видения местному крестьянину Савелию Онтропову: назвавшись Прокопием, святой велел сделать «гроб нов мощем его». Старый (ивовый), по преданию, был разобран народом по прутикам «на память себе и в благословление», а к часовне, выстроенной над мощами новоявленного святого, стали приходить поклонники «из всех окрестных мест» [Верюжский И. Исторические сказания. - С. 548-549..

Анализ сведений, содержащихся в «Сказании о явлении мощей и чудесах святого праведного Прокопия Устьянского» Сказание о явлении и чудеса праведного Прокопия, устьянского чудотворца // Вступ. ст., публ. док-та и коммент. Р. П. Биланчука // Глагол времени. Исследования и мат-лы. Статьи и сообщ. межрег. науч. конф. «Прокопиевские чтения». - Вологда, 2005. - 241-256. и церковно-приходской летописи, указывает на четко фиксированную дату - 1641 год - записи первого чудесного исцеления сольвычегодского купца Никифора. С этого времени жители «Верюжской веси», по-видимому, стали считать праведного Прокопия именно «своим» святым. Примечательным является тот факт, что первичное распространение почитания святого оказалось прочно связано с торгово-промысловым социальным слоем Поважья и Подвинья. Кроме первого чуда, помощь святого представителям самой мобильной части населения Двинско-Важского ареала отмечена во втором чуде (защита молитвами святому Прокопию Устьянскому от «сыроядцев» некоего зверолова Варлаама, бывшего на промысле «в сибирских странах»). С сольвычегодским купцом Иоанном Ермолаевым связана отдельная вставная новелла о написании первого образа Прокопия Устьянского.

Иную версию зарождения культа св. Прокопия Устьянского и обретения его мощей выдвинул в 1930-е годы историк-краевед и собиратель фольклора М. И. Романов. По мнению исследователя, культ Прокопия Устьянского возник гораздо позднее легенды, зафиксированной в Сказании и записях первых чудес, а именно - на рубеже XVII-XVIII вв., и явился следствием «деления» образа главного святого региона - Прокопия Устюжского. Территориальные сообщества верхней и средней Устьи, тяготевшие в экономическом отношении более к Важскому краю, чем Устюгу, не могли не создать cо временем «малого» Прокопия. «Для сепаратного культа, - пишет М. И. Романов, - не хватало реликвии, которая нашлась в начале XVIII в.». Такой «реликвией» стал «мумифицировавшийся покойник», принесенный в Бестужево на льдине во время ледохода в результате размыва речным течением кладбища Дмитриевского прихода, находившегося на восемьдесят километров выше по реке Устья, где он когда-то был похоронен. Жители Бестужева вытащили его на берег, сплели ему гробницу из прутьев и срубили часовню. «У нового святого, - подчеркнул М. И. Романов, - не оказалось ни жития, ни “образа”, ни других атрибутов культа. Все это было взято из культа Прокопия Устюжского…» ВКМ. Научно-вспомогательный фонд. Д. 342. Романов М. И. Фольклор Устьи: Пережитки древних эпох в фольклоре и быте северной деревни: Очерки. (Машинописная копия). - Л. 171-173. . День памяти нового святого был установлен также 8 (21) июля. Опуская очевидные несуразности с датировкой исследователем времени появления нового культа на Устье, следует заметить, что версия М. И. Романова, скорее всего, опиралась на какое-то достаточно распространенное предание, непосредственно связанное с «обстоятельствами» явления мощей, что подтверждают материалы современных этнографических наблюдений. Согласно народному преданию, жители села Бестужево - когда, не известно - обнаружили плывущую по реке Устье ивовую корзину с мощами святого. Когда мощи поместили в новый гроб, эту корзинку местное население разобрало по прутику. По другой легенде, ивовая корзинка была обнаружена в селе Бестужево у угла летней церкви Предания были записаны со слов старожилов с. Бестужево научным сотрудником Устьянского краеведческого музея И. И. Болдыревым. - См.: Отчет о командировке в пос. Октябрьский Устьянского района научного сотрудника Вельского районного муниципального краеведческого музея Г. А. Веревкиной. 6 февраля 2004 г. (НА ВКМ). .

Обе версии преданий о Прокопии Устьянском, при всей их фрагментарности, имеют довольно четкие культурные ориентиры. В первом случае образ праведника представлен несколько размытым, но, тем не менее угадываемым типом местного «мирянина-отшельника», близкого по социальному происхождению, но все же «не совсем своего» (при жизни) для местного сообщества. На это указывает его способ существования (ивовое жилище) и род занятий (пастушество). С известной степенью осторожности можно предположить о наличии в образе элементов юродства (в народном понимании этого социокультурного явления). Во втором случае перед нами раскрываются контуры целой системы народных представлений о явлении святых, широко распространенные на Русском Севере. В северной агиографии, складывавшейся под непосредственным влиянием реалий колонизационных процессов, присутствует четкая зависимость почитания местных святых от более архаичного водного культа, составлявшего основу более поздних, христианизированных, представлений: так, чудесное обретение мощей Варлаама Важского в 1552 году связывалось с наводнением и отрывом части берега близ монастырского храма Иоанна Богослова, у которого «целебоносные мощи» и были обретены Рыжова Е. А. Житие Варлаама Важского (Пенежского) - памятник истории и культуры Важского края // Важский край: Источниковедение, история, культура. Исследования и материалы. - Вельск, 2002. - С. 143.; в водах Ваги совершил свое первое чудо местночтимый Кирилл Вельский ГАВО. Ф. 883. Оп. 1. Д. 162. Л. 65 об. ; всплыли со дна речки Уфтюги вериги убитого крестьянами св. Агапита - основателя Николаевского Маркушевского монастыря Следников Н. В местах священных: по воспоминаниям о преп. Агапите Маркушевском // Вологодские епархиальные ведомости. - 1905. - № 17. - С. 337-346. О культе воды и его влиянии на складывание образов местных святых см.: Бернштам Т. А. Локальные группы Двинско-Важского ареала: Духовные факторы в этно- и социокультурных процессах. - С. 238-240.. С водным пространством связан хорошо известный по преданиям о явленных иконах ритуал «выбора места» для храма. Избранными местами почитания святых издавна становились многочисленные «святые источники» и «колодчики», возникновение которых приписывалось деяниям того или иного священного персонажа.

Используя выводы полевых наблюдений Т. А. Бернштам, можно констатировать чрезвычайно высокую и устойчивую «сакральную» роль водного источника Прокопия Праведного, являвшегося одним из «духовных» центров Двинско-Важского ареала. Время появления этого культового места, за неимением четких указаний в источниках, определить сложно. Возможно, он имел довольно позднее происхождение и связан с известным в этнографии эффектом «переноса святыни» после уничтожения древнего (первичного) сакрального центра. В настоящем случае можно предположить, что «колодчик» Прокопия Праведного существовал и почитался издавна, но особое значение приобрел в 1930-е годы, когда были закрыты приходские церкви в селе Бестужево и на Кодиме (храмы бывшей Троицкой обители). «Этот центр, - отмечает Т. А. Бернштам, - находится в сердцевине ареала - возвышенной местности водораздела, откуда берут начало многие притоки речных систем: Кодима (Двина), Поча и Шеньга (Вага), несколько правых притоков Устьи (Анабешь, Челюга и др.)» Бернштам Т. А. Локальные группы Двинско-Важского ареала: Духовные факторы в этно- и социокультурных процессах. - С. 241, 258.. Исключительное значение «духовной субстанции водораздела» во многом объясняет мотивацию выбора имени для святого: «Придание двинско-важскому святому популярного в Подвинье имени Прокопий, - продолжает Т. А. Бернштам, - свидетельство высокой и древней сакральной роли местности, освятившейся православным культом. По-видимому, роль эта была в какой-то мере аналогична той, которую исполнял в бассейне истоков Северной Двины Прокопий Устюжский. Аналогия была обусловлена общими признаками святости сходных мест - верх/гора. Однако между ними имеются существенные различия природного и хозяйственно-культурного порядка: в одном случае “верх” находился на слиянии речных систем и в населенной водной магистрали, в другом - на водоразделе и в глухой местности. Более высокая - региональная - роль двинско-важского Прокопия говорит о приоритете “святости” водораздела, возможно связанной, по современным понятиям, с его возвышенной энергетической (космоприродной) активностью…» Там же. - С. 255..

Итак, центром ареально-регионального почитания Прокопия Праведного служил дальний источник на Двинско-Важском водоразделе, дорога к которому пролегала через самое северное в этом регионе и наиболее древнее поселение Бестужево. Не случайно в годы советской власти, после уничтожения мощей Прокопия Устьянского и закрытия приходской Верюжской церкви, на Прокопьевский источник никогда не иссякал поток обетных паломников-богомольцев Сохранение традиций почитания Прокопия Праведного к концу 1980-х годов находит подтверждение в приведенных выше полевых наблюдениях Т. А. Бернштам. . Вслед за Т. А. Бернштам особо подчеркнем, что данный источник, освященный именем Прокопия Праведного, соединял в себе именно некий «универсальный» образ Прокопия - праведника, в котором соприсутствовали и общеправославный Вмч. Прокопий (в миру Неаний) Кесарийский (Палестинский). Принял мученическую смерть в 303 г. Память 8 июля по ст. ст., и устюжский, и устьянский святые, память которых праздновалась в один день (8 (21) июля).

Сугубо локальную роль в почитании святого играл погост Заячеростовской Богородской церкви, в которой существовал придел, посвященный праведному Прокопию Устьянскому. Он находился в холодном Никольском храме этого погоста. Заячеростовский приход располагался на крайнем юго-востоке Вельского уезда на р. Заячья, которая являлась естественной границей приходам Вельского и Тотемскаго у. О древности существования придела, впрочем, как и самих храмов Заячеростовского прихода, практически ничего не известно. Данные «Церковно-исторического и статистического описания Заячеростовской церкви» указывают лишь на то, что холодный храм во имя святителя Николая Мир Ликийских с приделом на правую сторону во имя Прокопия, устьянского чудотворца, был построен по указу от 5 ноября 1775 г. на место сгоревшего от молнии в 1774 году одноименного храма, и освящен в 1788 году по благословению епископа Архангельского и Холмогорского Вениамина (Румовского-Краснопевкова) ГАВО. Ф. 883. Оп. 1. Д. 162. Л. 277.. В приходе Богородской церкви располагалась и часовня во имя Прокопия Устьянского, где хранился образ праведника, почитаемый за чудотворный. В день памяти святого часовенный образ привлекал «множество богомольцев из всех Кокошенских волостей» [Верюжский И.] Исторические сказания о жизни святых, подвизавшихся в Вологодской епархии… - С. 552..

Явное сближение культов устьянского и устюжского чудотворцев, их слияние в универсальный «праведный» образ наблюдается в предании, записанном священником Будринской Ильинской церкви (Устюжский у.), находившейся на р. Стрига (приток Северной Двины), недалеко от места выпадения знаменитой «каменной тучи» О спасении города Устюга от «каменной тучи» см.: в новелле «О явлении Божией благодати блаженному Прокопию и о проповеди его о гневе Божьем праведном на город Устюг и на живущих в нем людей» Жития Прокопия Устюжского. - Житие святого праведного Прокопия, Христа ради юродивого, Устюжского чудотворца. - М, 2003. - С. 27-44.. «Там (на месте выпадения «каменной тучи» - Р. Б.) можно видеть и теперь, - отмечал местный священник, - камни огневидного цвета с разными оплесками, жилками и трещинами в знак распаления и огней». На одном из камней, выделявшихся своими «огромнейшими» размерами, по преданию, бытовавшему среди прихожан Ильинской церкви, любил когда-то уединяться святой Прокопий Устюжский, во время своих духовных собеседований и «небесного путешествия к святому Прокопию, устьянскому чудотворцу». В храме хранился старинный образ святого Прокопия Устюжского, а в шести верстах от церкви, близ деревни Олбова на берегу речки Котовалки «в воспоминание духовных бесед сего праведника» выстроена была хорошо известная по многим описаниям каменная часовня ГАВО. Ф. 883. Оп. 1. Д. 183. Л. 228-228 об.. Это предание, зафиксированное в середине XIX в., раскрывает общие механизмы функционирования социальной памяти, свойственные традиционной культуре в целом Для традиционного сознания, как известно, не существует жестких пространственно-временных границ и поэтому устюжский святой может разговаривать со своим (еще не родившимся) собеседником «используя» принцип «эха». О механизме функционирования данного культурного явления подробнее см.: Панченко А. М. Русская история и культура: Работы разных лет. - СПб., 1999. - С. 59-62. .

Таким образом, истоки сложения культа Прокопия Устьянского следует искать в широком распространении в XVI-XVII вв. на территории Сухоно-Двинско-Важского ареала почитания прав. Прокопия Устюжского. Именно благодаря устюжскому святому в процессе внутренней колонизации и христианизации территории Устьянских волостей появляется «свой» Прокопий, а «неслиянный и нераздельный» образ общехристианского-устюжского-устьянского Прокопия освящает впоследствии водоразделы.

Прокопий Устьянский играет исключительно важное значение прежде всего в жизни Устьянского края. Центром регионально-местного почитания «малого» Прокопия с конца XVII в. становится Верюжский Введенский храм, где находятся мощи новоявленного святого и совершаются чудеса исцелений.

Мощи Прокопия были неоднократно свидетельствованы церковными властями. Впервые это произошло 11 августа 1696 г. при первом архиепископе Холмогорском и Важском Афанасии (Любимове), после чего их переложили из ветхого в новый гроб, на котором была сделана надпись мемориального характера: «Лета 7204, августа 11 дня, при державе великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всея России самодержца и при всесвятейшем кире Адриане, патриархе Московском и всея России, по благословлению и по указу преосвященного Афанасия Перваго» ОР РНБ. ОСРК (собр. П. И. Савваитова). Q I. Д. 446. Л. 1. ГАВО. Ф. 883. Оп. 1. Д. 162. Л. 291. . Вторично мощи св. Прокопия были освидетельствованы 28 октября 1739 г. по грамоте епископа Архангельского и Холмогорского Саввы (Шпаковского). Священники, проводившие осмотр святых мощей, пришли к заключению, что за прошедшее время «никаких частей не умалилось, и тления одеждам никакого не учинилось» Там же. Q I. 1216. Л. 38-43. В церковно-приходской летописи Верюжской Введенской церкви говорится о том, что 9 февраля 1734 г. мощи осматривал лично архиепископ Архангелогородский и Холмогорский Герман (Концевич). - См.: ВКМ. КП. 1450. Л. 4 об. . Следующее освидетельствование мощей праведного Прокопия состоялось 1 августа 1818 г. Произошло оно по настоянию крестьянина д. Глажковской Устьянской Соденской волости Федора Кузнецова, получившего в начале 1800-х гг., по его словам, исцеление и дважды после этого посылавшего прошение на имя императора об «оглашении мощей», а также перенесении их во вновь отстроенную каменную церковь и освящении ее во имя прав. Прокопия. В сохранившихся материалах Вологодской духовной консистории за 1811-1818 гг. ГАВО. Ф. 496. Оп. 1. Д. 6357. Л. 1-18; там же. Д. 6358. Л. 1-130., посвященных сбору сведений о мощах Прокопия Устьянского, указывалось, что к началу XIX в. почитание Прокопия Праведного и его мощей «не умаляется» и охватывает Вельский, Тотемский, Усть-Сысольский, Сольвычегодский, Устюжский церковные округа, совпадавшие своими границами с уездным делением Вологодской губернии. Идут на поклон «к Праведному» также «из Архангельской губернии из многих городов и уездов».

Немного о литургической памяти святому. Первоначально служба состояла из церковных служб разным святым ВКМ. КП 1450. Л. 3 об.. В 1868 г. указом епископа Вологодского и Устюжского Павла (Доброхотова) прав. Прокопию Устьянскому были установлены служба, молитва, а также акафист, составленный местным священником В. Жаворонковым Там же. Л. 26 об.. В том же году 16 июня в связи с начавшимся ремонтом Рождественской церкви мощи Прокопия были на время перенесены в каменный храм. В торжестве приняли участие семь священников и необычайно много для этих мест богомольцев - около 7 тыс. человек. Сборы за церковные службы прав. Прокопию были важным источником доходов церкви, как, впрочем, и пожертвования его поклонников Там же. Л. 8, 24 об. - 25 об., 32 об., 46..

Упрочению культа способствововало распространение слухов об исцелениях, происходившие от его мощей. В Сказании зафиксировано 20 частично датированных чудес за период с 1641 по 1750 гг. В последующем, новые случаи исцеления и заступничества святого записывались со слов верующих в специальной «книге чудес» О мощах «праведного» Прокопия Устьянского // Красный набат (Вельский уезд Вологодской губернии). - 1919. - 26 марта. . Некоторые рассказы попали на страницы в церковно-приходской летописи Подр. см.: Исторические свидетельства о чудесах Прокопия Устьянского в церковно-приходской летописи Верюжской Введенской церкви Вельского уезда Вологодской губернии / Вступ. ст., публ. док-та и коммент. Г. А. Веревкиной // Глагол времени. Исследования и мат-лы. Статьи и сообщ. межрег. науч. конф. «Прокопиевские чтения». - Вологда, 2005. - 241-256.. К местному чудотворцу обращались во время молебнов по случаю засухи или дождливой погоды для защиты «плодов земных» ГАВО. Ф. 883. Оп. 1. Д. 162. Л. 291; ВКМ. КП 1450. Л. 46 об., 59.. Сказание и выдержки из церковно-приходской летописи Верюжской Введенской церкви, представляющие записи «чудес» от мощей Прокопия Устьянского, датированные второй половиной XIX - началом XX века представляют по существу единый «текст местной культуры», раскрывающий преемственность и устоявшиеся формы молитвенного обращения местных прихожан и паломников к святому Прокопию Устьянскому. Содержание данных источников обрисовывает географию распространения «сакральной» информации о Прокопии Устьянском, а также служит ценным свидетельством для изучения целого ряда аспектов народной религиозности (иерархия святых мест, пути паломничеств и др.). Наиболее ярким проявлением почитания святого праведного Прокопия Устьянского было празднование дня его памяти 8 (21) июля, проходившее при особенно большом стечении народа. В начале XX в. в двух-трехтысячной толпе можно было «встретить и шенкурца, и черевковца, и устюжанина», которых соединяла «общая любовь и благоговейное уважение к угоднику Божию». Большая часть крестьян устьянских приходов накануне праздника налагала на себя недельный пост. В день памяти служили утреню с чтением акафиста Прокопию Праведному и литургию, после чего совершались крестный ход на р. Устья и молебен. Обедня перед ракой с мощами завершала братская трапеза ВКМ. КП 1450. Л. 60; Следников Н. 8-е июля в Верюжском приходе (Вельского уезда) // ВЕВ - 1904. - № 16. - С. 438-439. .

После революционных событий, в 1918-1919 гг. в разгар общероссийской кампании вскрытия мощей, местный актив РКП(б) также произвел акт гражданского «освидетельствования» останков Прокопия, результаты которого были опубликованы в 1919 г. в уездной газете «Красный набат» Акт освидетельствования «мощей Прокопия» // Красный набат (Вельский уезд, Вологодская губерния). - 1919. - 2, 4, 6 апреля. . Однако решение о вывозе гробницы с мощами в Вельск вызвало яростное сопротивление местных жителей уездным властям ГАВО. Ф. 585. Оп. 1. Д. 32. Л. 6-9 об., что способствовало сохранению мощей местного святого до января 1939 г. Именно тогда, по инициативе «Союза воинствующих безбожников», мощи были сожжены.

С конца 1990-х гг. наблюдается возрождение традиций празднования памяти Прокопия Устьянского. На месте исчезнувших бестужевских храмов и на территории района появляются новые реликвии и объекты почитания Петров Д. Д. Сакральная география Устьян: параллели и локальная специфика в контексте архангельского культурного ландшафта // Важский край: источниковедение, история, культура: исследования и материалы. Вып. 7. - Вельск, 2016. - С. 146. , но эти новые этнографические реалии остаются за рамками настоящего исследования.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее