Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow История гражданского кодекса

Первые декреты власти советов

Земельный вопрос к 1917-му на всей территории Российской империи был наиболее важным и одним из самых спорных и конфликтных. После либеральных реформ Александра II, крестьяне обрели долгожданную свободу, но вопрос собственности на землю так и не был до конца решен. Крестьянин в большинстве случаев просто не мог себе позволить выкупить участок земли для личного домашнего хозяйства. Так сельское население при активном экспорте тех же зерновых, вело полунищенское существование во многих областях царской России, продавая лучшее из произведенного и питаясь худшим. Сохранилась земская статистика (по Рыбинской и Ярославской губерниям), согласно которой уже в 1902 году у 35% крестьянских хозяйств в этом районе не было лошади, а у 7,3% - собственной земли.

Первым декретом, положившим начало ликвидации частной собственности, стал Декрет «О земле», согласно которому частная собственность на землю, леса, недра, воды отменялась, они становились всенародным достоянием.

Крестьяне, которые восторженно приняли новое постановление, до его выхода многие годы брали наделы и лошадей в аренду, уплачивая как собственникам средств производства (до половины урожая), так и государству (налоги). Последние были более чем существенными, так как за десятину земли требовалось внести в казну 1 руб. 97 коп., а доходность этой же десятины (при благоприятных погодных условиях) составляла всего около 4 рублей. Нужно учитывать еще и то, что с дворянских хозяйств взимался налог в размере двух копеек за ту же десятину, при том, что усадьбы по размеру были равны 200-300 крестьянским наделам.

Декрет о земле отражал точку зрения крестьян о том, что самым справедливым будет порядок, при котором земля не может находиться в частной собственности. Она становится общенародным достоянием и переходит к работающим на ней людям. При этом оговаривалось, что лица, пострадавшие от «имущественного переворота», имеют право на временную общественную поддержку для адаптации к новым условиям жизни.

В своем втором пункте Декрет о земле (1917 г.) указывал на то, что недра и крупные водные объекты становятся государственными, в то время как мелкие реки и озера передаются общинам, которые имеют органы местного самоуправления. Далее в документе указывалось, что «высококультурные плантации», то есть сады, оранжереи, переходят к государству или к общинам (в зависимости от размера), а домашние сады и огороды остаются их владельцам, но размер участков и уровень налогов на них устанавливаются законодательством.

Когда был принят Декрет о земле, предполагалось, что пользоваться наделами могут все, кто способен их обрабатывать своими силами, семьей или в товариществах без применения наемного труда. В случае недееспособности человека сельское общество до восстановления трудоспособности помогало обрабатывать его землю, но не более двух лет. А когда земледелец состаривался и не мог лично работать на земле, он терял право на пользование ею в обмен на пенсию от государства. Тем самым ярко прослеживаются тенденции к развитию социальных гарантий для населения, однако нельзя сказать, что вместе с землей крестьяне получили и свободу. Так в случае, если земельного фонда не хватало для того, чтобы прокормить живущих на нем крестьян, то за счет государства должно было быть организовано переселение людей со снабжением их инвентарем. На новые участки крестьяне должны были переезжать в следующем порядке: желающие, потом «порочные» участники общин, далее - дезертиры, остальные - по жребию или по согласию друг с другом.

Таким образом были фактически нивелированы все основные права собственности, за исключением права пользования, которое в свою очередь регулировалось государством. Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что свободные крестьяне не могли по своему усмотрению распоряжаться землей, а должны были согласовывать свои действия с местными органами власти или с коллективными хозяйствами. Также государство брало на себя обязанности не только разрабатывать, но и распределять полученные продукты земледелия.

Земля изымалась из гражданского оборота, сделки по ней запрещались. В продолжение этой политики 14 декабря 1917 г. СНК принял Декрет «О запрещении сделок с недвижимостью». Этим декретом приостанавливались «какие бы то ни были сделки по продаже, покупке, залогу и т.п. всех недвижимостей и земель в городах».4

Переход крупнейших хозяйственных объектов в собственность государства породил новую отрасль, которую впоследствии стали называть хозяйственным правом. По отношению к национализированным объектам государство выступало сразу в двух качествах: с одной стороны, как собственник, а с другой - как административная система. 5

В процессе поэтапной национализации была упразднена частная собственность на банки (декабрь 1917 г.), на недвижимость в городах (август 1918 г.), на промышленные предприятия (май 1918 г.), на торговые предприятия и страховые компании (ноябрь 1918 г.), на средние и мелкие предприятия (ноябрь 1920 г.). По декретам, изданным в ноябре 1918 г. и июне 1919 г., достоянием республики могли объявляться научные, литературные, музыкальные и художественные произведения, а также изобретения.

Была введена монополия внешней торговли. В этой сфере любые товары могли покупаться или продаваться только надлежащими государственными органами, что позволило установить полный контроль над валютным оборотом, воспрепятствовать вывозу капиталов за границу.

Изменения коснулись и права наследования. Стоить отметить, что данное право всегда было дискуссионным, так как ставил одних людей с самого начала в более привилегированное положение, чем других, то само право наследования неоднократно подвергалось критике. В условиях социалистической, общественной собственно оно никаким образом не могло сохранить свою целостность. Государство защищало новую, социалистическую собственность и в то же время целенаправленно ограничивало способы приобретения частной собственности. В апреле 1918 г. Декретом ВЦИК «Об отмене наследования» отменялись все виды наследования по закону и по завещанию. Основным владельцем как движимого, так и недвижимого имущества умершего становилось государство. Супруг и ближайшие родственники умершего (нисходящие, восходящие, братья и сестры), если они являлись нетрудоспособными и не имели прожиточного минимума, получали от государства содержание из имущества, оставшегося после смерти (ст. 2 декрета). Предписание ст. 2 рассматриваемого декрета исходило из основных начал семейного права. До тех пор, пока государство не имеет возможности полностью содержать за счет общественных фондов всех нуждающихся нетрудоспособных членов общества обязанность по содержанию этих лиц возлагается на членов их семей и ближайших родственников.

Итак, если всё имущество умершего поступало к государству, то государство принимало на себя обязанность из полученного имущества содержать указанных лиц. Народный комиссариат юстиции рассматривал право нетрудоспособных нуждающихся лиц на получение содержания из средств умершего (то ст. 2 декрета) как право на алименты.

Отменив право наследования капиталистической частной собственности (равно как и весь институт буржуазного наследственного права), декрет от 27 апреля 1918 г. установил новый порядок наследования трудовой собственности. В ст. 9 этого декрета было записано: «Если имущество умершего не превышает 10 тысяч рублей и состоит из усадьбы, домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства в городе или в деревне, то оно поступает в управление и распоряжение имеющихся налицо супруга и указанных выше родственников».

Внимание заслуживает статья 9 данного декрета, которая гласит, что трудовая собственность умершего переходит к его супругу и ближайшим родственникам в управление и распоряжение (а не в порядке наследования), вызвало различное толкование декрета. Так в инструкциях НКЮ разъяснялось, что что главное - не установленный предел, а источник приобретения наследуемого имущества.

Некоторые авторы (Я. Бранденбургский, А. Приградов-Кудрин) рассматривали указанный декрет как решительный отказ советской власти от института наследования, в том числе и от института наследования трудовой собственности.6

Другие авторы (П. Орловский, М. Рейхель) не отрицали того, что ст. 9 декрета допускала наследование трудовой собственности. Но наследование по этому декрету рассматривалось ими не как форма преемства имущественных прав, а как частноправовая форма социального обеспечения.7

Сутью и основной идеологической составляющей декрета «Об отмене наследования» являлось лишение класса эксплуататоров возможности накопления и передачи средств производства. Важно, что интересы основной части населения этот Декрет не затрагивал, поскольку стоимость его имущества в большинстве случаев не превышала названной суммы. Стоить отметить, что прожиточный минимум в 1918 году составлял 240 руб.

Надо отметить, что согласно современным воззрениям семья является базовой и основной ячейкой общества. Новый строй кардинально менял данный социальный институт возлагая воспитание идвида на обществ.В 1847 году в «Манифесте коммунистической партии». На обвинения коммунистов со стороны буржуазии в уничтожении семьи они ответили, что буржуазная семья «находит своё дополнение в вынужденной бессемейности пролетариев и в публичной проституции. Буржуазная семья естественно отпадает вместе с отпадением этого её дополнения, и обе вместе исчезнут с исчезновением капитала».

Относительно воспитания составителями «Манифеста» было заявлено: «Коммунисты не выдумывают влияния общества на воспитание; они лишь изменяют характер воспитания, вырывают его из-под влияния господствующего класса».

Дальнейшее развитие этих положений «Манифеста» мы находим в первом томе «Капитала». В нем Маркс отмечал, что «крупная промышленность, отводя решающую роль в общественно организованном процессе производства вне сферы домашнего очага женщинам, подросткам и детям обоего пола, создает новую экономическую основу для высшей формы семьи и отношения между полами»7

Был отвергнут феодальный церковный брак и установлен вполне современный светский, гражданский брак. Идея гражданского брака возникла у протестантов еще в эпоху реформации. В России она появилась в ходе реформ XIX в., но встретила жесткое сопротивление прежде всего, конечно, со стороны церкви. Гражданский брак был допущен лишь в виде исключения, например для староверов, которых нельзя было венчать в официальной церкви.8

18 декабря 1917 г. после полуторамесячного обсуждения был принят Декрет «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния». В связи с отделением церкви от государства Декретом отменялся церковный и устанавливался гражданский брак, регистрируемый в соответствующих государственных органах. Вступающие в брак признавались равноправными сторонами. Они могли сохранить свои фамилии или принять фамилию одного из супругов. Внебрачные дети уравнивались с рожденными в браке по правам и обязанностям как родителей к детям, так и детей к родителям. В спорных случаях отец внебрачного ребенка мог быть установлен в судебном порядке.

Важным моментом опирающимся на новые экономические отношения в обществе являлся курс на отмену товарно-денежных отношения, соответственно такой центральный институт гражданского-права, как обязательственное право терял свою актуальность, в дальнейшем даже преследовался по закону. Серия декретов, принятых летом 1918 г., об обязательном обмене продуктов сельского хозяйства (прежде всего хлеба), установлении твердых цен на хлеб и другие продукты не привела к уничтожению торговли хлебом, официально называемой спекуляцией, усилилось насильственное изъятие запасов зерна. Применение договоров не исчезло совсем, но имело достаточно узкое применение. В повседневной жизни все больше использовался договор мены, поскольку деньги постоянно обесценивались.

Немаловажную роль должен был играть договор купли-продажи во внешнеторговых операциях. Ограничение его применения в этой области связывалось не с сужением сферы действия, а с переходом монопольного права заключения договоров с иностранными государствами и фирмами к Наркомату торговли и промышленности.

Также был принят «Декрет об уничтожении сословий и гражданских чинов», который вводил понятие Российского гражданства и упразднял сословные привилегии действовавшие в Российской империи. С этого момента были отменены все титулы и гражданские чины. Следующим за ним был Декрет «О приобретении прав российского гражданства», который позволял любому иностранцу, проживающему в пределах РСФСР, стать российским гражданином.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее