Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Внутренняя политика короля Людовика XVI и проблема реформирования государства в 1788–1789 гг.

Введение

исторический власть политика

Актуальность темы исследования. Время всё больше и больше удаляет нас от истории Великой Французской революции. И, тем не менее, не угасает не проходящий интерес научного сообщества к её событиям.

Место Великой Французской революции уже давно определено в национальной истории Франции и в мировой истории. Внедренные в ходе революции во французскую практику государственно-политические и экономические институты, демократические ценности интенсивно развивались на протяжении XIX-начале ХХ в. во всем мире. Эти ценности являются сегодня главными оплотами современных институтов демократии.

Однако следует заметить, что в изучении Великой Французской революции преобладает пласт литературы, в которой делается акцент на действиях тех, кто рушил «старый порядок» во Франции. Остаются мало изученными действия тех, кто, по мнению многих, олицетворял этот порядок, но, тем не менее, пытался его трансформировать, преобразовать.

В отечественной, да и в зарубежной, историографии история этой революции рассматривалась с точки зрения самого процесса её радикализации, а не через призму исторически обоснованного процесса реформ. Мало кто из историков обращался к, казалось бы, заранее, «проигрышной теме» - изучить без политической предвзятости внутреннюю политику французских властей в предшествующие революции годы.

Конечно, политику дореволюционных властей определял король Франции Людовик ХVI. Деятельность короля можно разбить на два периода; первый из них начинается, конечно, с вступлением Людовика ХVI на трон, и заканчивается, по нашему мнению, «дворянским» бунтом 1787 г.

Особый период в правлении Людовика ХVI и в истории Франции занимают 1788-1789 годы. Это были годы, когда политический и социально - экономический кризис во Франции достиг своего пика, когда произошла, по образному выражению некоторых историков, «революция Учредительного собрания».

При изучении истории правления Людовика ХVI можно найти огромное количество негативных эпитетов, стоящих рядом с именем этого правителя. О нем сложились «черная» и «розовая» легенда, писала известная отечественная исследовательница французской истории Л.А. Пименова.1 Согласно первой легенде, хорошо знакомой по нашим учебникам и книгам о Французской революции XVIII в., Людовик XVI был ничтожным, малообразованным, неумным и безвольным человеком. О нем говорили, что он увлекался лишь охотой и слесарным делом, не занимаясь никаким интеллектуальным трудом.

Сторонники второй легенды изображают его добродетельным мучеником за веру и подчеркивают силу духа, который он проявил в последние дни жизни. Как писал один из его бывших министров, «французская нация не заслужила такого доброго короля».

Кстати, в настоящее время ежегодно в день смерти Людовика XVI 21 января на площади Согласия в Париже на месте его казни собираются люди, чтобы почтить его память.

История предъявила Людовику XVI самый суровый счет. Людовик XVI заплатил жизнью как за неудачные эксперименты собственного правления, так и за нелегкое наследие, доставшееся ему от предшественников, отмечала упомянутая Л.А. Пименова.

Сейчас, когда более двухсот лет спустя страсти улеглись, от историка не требуется выносить Людовику XVI обвинительный или оправдательный приговор. Важнее понять мотивы его деятельности на посту руководителя государства и ответить на главный вопрос: эта деятельность помогла уберечь Францию и её народ от революционной катастрофы и продвинуть страну по поступательному пути развития?

Трагическая история жизни Людовика XVI ставит немало других вопросов, сохраняющих значение и поныне. Каково влияние отдельно взятого человека, облечённого большой властью, на ход исторических событий? Может ли государственный деятель развязать в стране революцию или, наоборот, предотвратить её?

Одним словом, существует необходимость переосмысления некоторых страниц предыстории и истории Французской революции, роли в ней Людовика ХVI, требуется более глубокое и объективное изучение имеющегося исторического опыта зарождения новых государственно - политических и социально-экономических институтов во Франции в дореволюционный период и в первые годы революции.

Объектом исследования: французское общество и государство в периода правления Людовика ХVI.

Предмет исследования: внутренняя политика Людовика ХVI.

Целью выпускной квалификационной работы является анализ основных направлений деятельности короля Франции Людовика ХVI в сфере государственной власти и управления, экономики и финансов.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1774-1789 гг. Нижняя граница связана с вхождением на престол Людовик XVI. Верхняя граница - 1989 г., начало революции, первые законодательные акты Учредительного собрания, которые подписаны французским монархом. С 1790 г. можно утверждать, что Людовик XVI оказался «выведенным» из политического поля Франции.

Цель исследования предопределила необходимость решения следующих задач:

· дать анализ политического и социально-экономическое положения Франции во второй половине XVIII века; завершающего этапа «старого порядка» в стране;

· охарактеризовать «подготовку» будущего короля Франции Людовика XVI к правлению, его формирование как «просвещенного монарха», рассказать о вхождении короля на престол и о его первых действиях;

· рассмотреть основные направления внутренней политики Людовика XVI в 1774-1787 гг., попытки трансформации власти;

· раскрыть проблемы реформирования французского государства в 1788-1789 гг. в контексте отношения к ним Людовика XVI.

Методологические основы исследования. Для раскрытия темы диссертации автор обратился к принципам, используемым в научной исторической литературе. Основные из них - историзм, объективность, системность, критическая интерпретация изучаемых фактов, процессов и явлений и др. Применение этих принципов позволило, на наш взгляд, реализовать поставленную цели и решить сформулированные задачи.

Источниковую базу работы составляют опубликованные документы, относящиеся к изучаемому периоду. Их можно условно разбить на несколько групп. Первую группу образуют документы, раскрывающие политическую (государственную) систему Франции периода «старого порядка» и первых революционных лет (Декрет Национального собрания, касающийся учреждения собраний представителей и административных собраний 22 декабря 1789 г.; Декрет об организации муниципальной власти в провинции. 14 декабря 1789 г.; Декларация прав человека и гражданина, принятая 26 августа 1789 г., и Конституция, утвержденная Национальным собранием 3 сентября 1791 г. и др.)

К этой группе относятся «Наказы Генеральным штатам», опубликованные в сборнике «Документы истории Великой французской революции. Том 1».

Во вторую группу входят документы, отображающие процесс социально-экономической трансформации «старого порядка» (Декрет Учредительного собрания об уничтожении феодальных прав и привилегий 11 августа 1789 г.; Декрет, предписывающий свободное внутренне обращение зерна 29 августа - 21 сентября 1789 г., и др.).

Третью группу составляют документы, определявшие отношения власти и церкви (Декрет о передаче церковных имуществ в распоряжении нации 2 ноября 1789 г.; Декрет о гражданском устройстве духовенства и об определении размеров его жалованья 12-24 августа 1790 г. и др.).

В ходе написания бакалаврской работы её автор опирался на тексты выступлений, статьи мемуары, воспоминания непосредственных участников событий данного периода.

Степень изученности проблемы. Отечественная и зарубежная исторические науки создали громадный пласт литературы, относящейся - так или иначе - к избранной теме исследования.

При подготовке выпускной квалификационной работы её автор изучил, прежде всего, труды представителей дореволюционной «русской школы» историков Французской революции (Н.И. Кареев, Е.В. Тарле).5 Они стремились показать историческую обусловленность и прогрессивность реформ просвещенного абсолютизма, высоко оценивали роль французской просветительской литературы в подготовке и проведении реформ Конституционного периода. Они исходили из постулата, что в восемнадцатом столетии нормальным являлся эволюционный, постепенный путь развития, основанный на союзе государственной власти и просветителей. Согласно им, только реформы, своевременно разрешавшие накопившиеся в обществе противоречия, открывавшие дорогу глубинным объективным процессам нарастания буржуазных отношений внутри феодального общества, являлись оптимальным путем преобразований.

«Кареевская» интерпретация французского абсолютизма, как неограниченной власти короля стала, позднее у наших историков «методологическим указанием» для таких историков, как: М.Н. Покровский, Н.М. Лукин, С.А. Лотте и др.

К «русской школе» можно отнести мало известного, к сожалению, российского исследователя П.Н. Ардашева.

В советской историографии просматривалась тенденция к унификации трактовок Французской революции, что было связано не только с идеологизированностью исторической науки, но и с тем, что эта тема неизменно оставалась в нашей стране актуальной благодаря постоянным параллелям между событиями Великой французской и Октябрьской революцией - постоянному обращению к французскому опыту и многократному его переосмыслению.

Основные черты данной концепции можно проследить по монографиям известного советского историка А.З. Манфреда. В соответствии с этой концепцией в основу трактовки Революции был положен марксистский формационный подход: она «сокрушила феодально - абсолютистский строй» и «расчистила почву для капиталистического развития». «Реальное содержание этой революции, - писал А.З. Манфред, - установление господства буржуазии, создание строя капиталистической эксплуатации». В то же время «народ был главным действующим лицом революции, ее главной движущей силой, он выносил на своих плечах всю тяжесть борьбы с феодальной контрреволюцией, он двигал революцию вперед». Соответственно, эта революция была не просто буржуазной, а буржуазно-демократической и имела ясно видимый вектор: она развивалась, шла вперед до середины 1794 г., после чего термидорианцы, свергнув якобинскую революционно-демократическую диктатуру и «захватив государственный руль, дали движению задний ход. Общественное развитие пошло вспять».

Один из наиболее авторитетных представителей советской науки, специализирующийся на истории Франции рассматриваемого периода, В.Г. Ревуненков, кстати - оппонент Манфреда, отмечал, «что главным завоеванием революции стала свобода народных масс, его способность проявить политическую волю в борьбе с аристократией».

За годы советской власти практически оставалась неизменной трактовка Французской революции в целом, так и отдельных ее событий, зафиксированная в капитальном труде «Французская буржуазная революция 1789-1794 гг.» и просуществовавшая до начала «перестройки» практически без модификаций.

И всё же, несмотря на идеологические ограничения наши исследователи этого периода развития «советского франковедения» внесли свой немалый вклад в приращении знаний о причинах, предпосылках и сути Французской революции.

После 1989 года наметился отход от ряда положений советской концепции. Происходит отказ от жесткой формационной схемы, согласно которой капиталистические отношения приходили на смену феодальным. Снимаются старые формулировки: вместо «феодальных повинностей» появляется «феодальная рента в сеньориальной форме», вместо «сохранявшихся феодальных порядков» - «то, что осталось от феодального строя», разворачивается дискуссия о таких ключевых понятиях, как «феодализм», «абсолютизм», «буржуазия» и ряда других.

Это переосмысление иногда приводило к уходу от анализа реальной жизни, к отказу от трактовки Французской революции как процесса, имеющего причины, следствие и т.д. «Ведь если до революции во Франции не было ни феодализма, ни абсолютизма, комплекс сеньориальных отношений «никоим образом не играл определяющей роли», а королевские министры были сторонниками «модернизации» страны, то почему же произошла революция огромных масштабов? Почему одним из ее главных

лозунгов была ликвидация «феодального порядка»?» - вопрошал известный отечественный исследователь истории Франции В.П. Смирнов.

В 90-е гг. ХХ века - первое десятилетие нынешнего века наши отечественные исследователи, «освобожденные» от идеологических клише, стали более взвешенно и объективнее рассматривать некоторые аспекты внутренней политики Людовика ХVI.

В настоящей выпускной квалификационной работе её автор опирался на исследования таких современных российских ученых, как И.Б. Берго, А.А. Демьянов, Л.А. Пименова, В.Г. Ревуненков, П. П Черкасов, А.В. Чудинов и др.

При подготовке настоящей ВКР использовались зарубежные публикации, в которых рассматривались, в той или иной степени, интересовавшие её автора проблемы. Конечно, богата исследованиями интересующих нас проблем - французская историческая литература. Среди исследований, на которые опирался автор ВКР - исследования, прежде всего Алексиса Токвиля.13 Большой фундаментальный труд принадлежит А. Матьезу. Он считал, что во Франции той революционной эпохи произошли четыре последовательно сменявшие друг друга революции: дворянский бунт 1787 г., буржуазная революция 1789 г., демократическая и республиканская революция 1792 г. и, наконец, революция 2 июня 1793 г.

Раскрыть тему настоящей работы помогли исследования таких французских историков, как П. Губер, Р. Мунье, Ф. Фюре и Д. Рише, Г. Ришар, Э Фор и др.

Среди других зарубежных исследователей, которые рассматривали страницы истории «старого порядка», его кризис и начало революции, можно выделить таких историков, как А. Милвард и С. Саул, С. Каплан, Т.П. Хает. Интересны рассуждения английского исследователя Э. Хобсбаума, который ставит под сомнение буржуазный характер начала революции.

Зарубежные исследователи большое место в своих работах отводили анализу поведения аристократии накануне революции, обращали внимание и на роль аристократии в разложении «старого порядка». Так, А. де Токвиль считал, что именно привилегированные слои французского общества виноваты в том, что революция стала возможна. Они покровительствовали просветителям и тем самым расшатывали «старый порядок».

И. Тэн, в отличие от Токвиля, обвинял в случившемся королевскую власть, которая отстранила аристократию от занятия государственными делами. Знать стремилась изменить это положение, выступала в оппозиции королевской власти, поддерживала просветительскую философию и распространяла ее через свои салоны. По мысли Тэна, аристократия не хотела революции - это было лишь формой ее протеста.

А. Сорель продолжил идею Токвиля, о том, что французская революция зрела внутри старого общества, выявляя группы недовольные режимом. В частности он рассматривал столкновение сторонников абсолютистской теории и парламентской доктрины, поддержанной аристократией.

Ф. Рокэн при изучении общественной мысли Франции XVIII в., пришел к мнению, что оппозиционность аристократии выражалась в большей степени в поддержке парламентов, выступавших против правительства в теории ограничения монархии парламентскими корпорациями.

Р. Мунье исследовал общественный статус дворянства, его иерархию, выделил в отдельные группы придворную знать и высшее провинциальное дворянство. Экономической деятельности дворянства были посвящены работы Ришара, в которых он рассматривал дворянскую собственность в металлургической промышленности по регионам, а также участие аристократии в акционерных обществах. Его исследования позволили выделить два экономических типа среди высшего дворянства, имевших свои экономические предпочтения и интересы: «новое» или «деловое» дворянство и старую родовую знать.

Итак, сделав небольшой историографический анализ, можно утверждать, что, несмотря на множество исследований, посвященных революции во Франции конца восемнадцатого века, остается немало тем и проблем, которые пока не получили должного освещения в исторической литературе. К таким темам относится и внутренняя политика Людовика XVI. Вопрос о роли короля в предреволюционный и начальный период революции остаётся, по-прежнему, открытым.

Научная новизна работы (точнее, элементы научной новизны исследования) состоит в авторском определении периодов довольно большого - более пятнадцатилетнего этапа правления Людовика XVI, его внутренней политики. Элементы научной новизны присутствуют, на наш взгляд, при оценке деятельности Людовика XVI, его попыток реформирования «старого порядка». Научную новизну исследования подчеркивает взвешенный подход в изучении истории Франции в последней четверти XVIII; этот подход лишен и приукрашивания, и уничижительной оценки деятельности Людовика XVI и тех государственных деятелей, которые действовали под началом короля.

Новизна исследования заключается в концептуальной и теоретической разработке следующих основных положений, выносимых на защиту:

· «Старый порядок» во Франции - это особая «форма общества», появившийся приблизительно в конце XVI - начале XVII вв. и просуществовавший до начала Французской революции конца XVIII века. Его особенности во многом предопределили Французскую революцию и её характер. Без четкого представления о «старом обществе» не возможно понять Французскую революцию.

· Экономическое и политическое положение во Франции последнего десятилетий «старого порядка», последних лет правления Людовика XVI показывает, что в стране не было «феодально-абсолютистского строя» в его марксистском понимании, который необходимо было «сокрушать», не было необходимости расчищать «почву для капиталистического развития», поскольку капитализм, рыночные отношения уже существовали в экономике.

· Французская монархия Людовика XVI не имела ничего общего с деспотией, не имела ни малейшего сходства с тем «квазитоталитарным» государством, образ которого на протяжении многих лет создавался некоторыми исследователями, как в отечественной, так и зарубежной историографии Французской революции. Власть короля Людовика XVI имело институциональные и правовые ограничения.

· Отсутствие причин для революционного вооруженного сценария развития французского общества вовсе не исключала необходимость решительных перемен в нём. Преобразования, которые инициировал Людовик XVI и его окружение по трансформации системы государственной власти во Франции в 70-80-годы XVIII в., были необходимы стране и могли бы увести французский народ от революции. Но эти преобразования короля проводились непоследовательно, в силу объективных и субъективных причин. Король не обладал всеми необходимыми качествами, которые должны присутствовать у главы государства в момент тяжелейшего кризиса в стране, в момент исторического выбора. Всё это дает основание говорить об исторической ответственности человека, облеченного большой властью, на ход исторических событий.

· 1788-1789 годы в истории Франции, когда политический и социально-экономический кризис достиг своего пика, когда произошла

«революция Учредительного собрания» - были наиболее важными во всем революционном десятилетии и, возможно во всей французской истории.

Практическая значимость работы. Материалы и выводы настоящего исследования, на наш взгляд, могут быть найти применение в учебном процессе в высшей и средней школе.

Структура работы. Данная работа состоит из введения, трёх глав, разбитых на параграфы, заключения, а также списка использованных источников и литературы.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее