Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow "Справедливое общество" в трудах английских мыслителей (XVI-XVIII вв.)

Английская социальная мысль XVI - начала XVII вв.: в поисках «справедливого общества»

Английское общество перед вызовами Нового времени

Человеку, по своей природе, изначально свойственно задумываться о справедливости, искать ее. Говоря во введении к данной работе о том, что с приходом Нового времени коренным образом меняются представления человека о справедливом обществе, я, конечно же, не имел в виду, что только в начале XVI века люди начали задумываться о том, как создать такое общество, где все были бы счастливы. История знает много примеров, когда люди и в Средние века говорили о справедливом обществе. Вдумчивый читатель обязательно вспомнит и средневековые английские крестьянские легенды о стране Кокейн - стране, где не будет неравенства и горя, жизнь будет изобильной и безмятежной:

«Гусей жареных летает стая,

На вертелах все - ей-богу, клянусь! - Гогочут: «Я гусь, я горячий гусь!»

<…>

«Все вместе у всех - у юнцов, стариков, У кротких, у смелых, худых, толстяков».1

И идеи английского священника XIV века Джон Болла, духовного лидера и вдохновителя крестьянского восстания Уота Тайлера 1381 года, считавшего существующий общественный порядок несправедливым, и призывающего вернуться к «изначальному равенству»: «О, вы, добрые люди, плохо идут дела в Англии, и они будут идти плохо, пока все не станет общим, и не будет вилланов и дворян, а все мы будем равными, и лорды не будут большими хозяевами, чем мы».2 И, вероятно, идеи некоторых других средневековых мыслителей. Однако в Средние века до начала Нового времени все

представления о справедливом обществе каких бы то ни было мыслителей носили крайне абстрактный характер, они сводились либо к идее возвращения к изначальной божественной справедливости, либо к тому, что справедливость так или иначе сама восторжествует в обществе благодаря божественному провидению. Ни о каких идеях преобразований, направленных в будущее, о построении «модели» нового справедливого общества речи идти не могло, справедливость была тесно связана с религией, с божественным воздаянием.

Совершенно иную «картину» мы видим в первых утопических произведениях Нового времени («Утопии» Томаса Мора, «Новой Атлантиде» Фрэнсиса Бэкона» и «Человеке на Луне» Фрэнсиса Годвина), где, во-первых, описываются конкретные «модели» справедливого общества, с определенными законами и принципами государственного устройства; во-вторых, говорится именно о построении нового общества, а не о восстановлении «изначальной справедливости»; и, наконец, в-третьих, основы функционирования идеального общества, основные законы и правила в ранних утопиях создаются людьми, самими членами общества, а не даются свыше божественным проведением.

Естественно такие резкие перемены в характере размышлений общественных деятелей и мыслителей о справедливости и справедливом обществе не могли произойти на пустом месте. Они во многом были вызваны влиянием меняющейся на заре Нового времени исторической обстановки. Определенные резкие общественные изменения заставили мыслителей XVI века по-другому, нежели их предшественники, посмотреть на проблему справедливого общества. Эти изменения являлись своеобразным катализатором, стимулом, ответом на который как раз и было создание ранних утопических произведений, содержащих в себе первые «модели» справедливого общества. Ни «Утопия» Томаса Мора, ни другие ранние утопии не являются произведениями «случайными», их создание - это, в первую очередь, ответ на изменения в общественной жизни, попытка осмысления этих изменений. Поэтому, чтобы правильно истолковать суть ранних утопий, необходимо понять на что именно, на какие перемены в жизни общества пытались ответить в своих произведениях мыслители XVI - начала XVII веков.

Перечислять конкретные изменения, произошедшие на заре Нового времени в жизни людей можно очень долго. Они были крайне обширны и затронули все сферы жизни общества. Нам для понимания характера развития общественной мысли того времени необходимо выделить лишь их направленность и результаты; то, как совокупность всех этих перемен в политике, экономике, и обществе в целом изменила взгляд человека на мир и свое место в этом мире.

И таких основных направлений изменений в жизни людей и их миропонимании, которые серьезно повлияли на общественную мысль и, во многом, обусловили появление ранних утопий, можно выделить два.

С одной стороны, Новое время неразрывно связано с возрастанием значимости отдельной человеческой личности в истории. На смену серой, пассивной средневековой общественной массе, единственным смыслом существования которой было подчинение существующим законам и традициям, и подготовка к будущей загробной жизни приходит Человек, как существо созидающее, как творец истории.

«Возвращению» человека на арену истории способствовало сразу множество факторов. Это и культура Возрождения, распространившаяся повсеместно в Европе в XV - XVI веках, основными чертами которой были гуманизм и антропоцентризм1. И религиозная Реформация, охватившая Европу в XVI веке и разрушившая авторитет церковных догматов, веками определявших и регламентирующих всю жизнь человека, подчинявших его непререкаемым авторитетам церкви и религии. Деятели Реформации заменили слепое подчинение человека догматам и кропотливое выполнение им церковных обрядов, которое происходило зачастую без какого-либо понимания их истинной сути и предназначения, индивидуальным актом искренней веры.

Вера внутренняя, личностная, сменила веру внешнюю. Человек перестал быть лишь «орудием» церкви, теперь ответственность за свое собственное «спасение» и жизнь лежала на нем самом.1 Кроме того, с постепенным вытеснением рыцарской конницы, как главной боевой единицы, начавшимся в XIV - XV веках, и заменой ее пехотой, вооруженной огнестрельным оружием, происходит и прямое возрастание значимости обычного человека в исторических событиях. В XIV - XVI веках европейские армии преображаются, их основа теперь не обученные рыцари, которых с детства готовили к войне, а крестьяне - пехотинцы. Именно от них зависит успех в войне, именно они, а не «избранная», знатная элита, вершат историю.2

С другой стороны Новое время принесло с собой и колоссальные экономические перемены. Великие географические открытия на заре Нового времени не только существенно раздвинули границы доступного для человека мира, но и привели к революционным изменениям в экономике, а именно, к революции цен и к формированию первоначального финансового капитала. Старое феодальное общество, положение человека в котором определяла знатность, постепенно уступает место новому - буржуазному, в котором ведущую роль начинают играть, в первую очередь, люди не столько знатные, сколько богатые и предприимчивые. Новый общественный строй дает человеку новые возможности - продвинутся по социальной лестнице «наверх» становится проще, социальная мобильность возрастает, умным и предприимчивым людям становится гораздо легче обогатиться; однако, при этом, требует от человека новых личностных качеств, нового мышления - те, кто не умеют эффективно заниматься торговлей, не могут обманывать и наживаться на других оказываются в еще более бедственном положении, чем раньше, теперь этих несчастных людей эксплуатируют в своих целях не только знатные, но и богатые. Вследствие чего растет социальное расслоение, крестьяне, и так влачившие жалкое существование, в результате огораживания теряют землю, и, фактически вынуждены или умирать с голоду или становиться преступниками.1 Человек, воспетый в культуре Возрождения, ставший творцом истории, свободной личностью, вынужден либо наживаться на своих собратьях, либо прозябать в нищете.

Естественно такого вопиющего противоречия в изменениях положения и роли человека в обществе современники не могли не заметить. Уже в1516 году Томас Мор в первой части своей «Утопии» придет к выводу, что в основе современного для него зарождающегося нового общественного строя лежат ложные ценностные ориентиры, а именно, стремление к богатству и власти любой ценой, и, прежде всего, ценой горя и нищеты своих собратьев. Он одним из первых опишет многие несовершенства и несправедливость нового, меняющегося общества - имущественное неравенство, постоянные войны за власть, в которых гибнут простые люди, практику огораживания общинных земель, лишающую крестьян средств к существованию, и, даже формирование паразитической прослойки общества среди богачей, которые преумножают свои богатства трудом других людей. Говоря о богачах и торговцах, наживающихся в основном на огораживании общественных земель, Томас Мор заключит, что «им недостаточно того, что, живя в праздности и богатстве, они нисколько не полезны обществу, если только не вредны ему».2

Таким образом, мы видим, что в XVI - начале XVII веков некоторые наиболее просвещенные и прозорливые члены общества начинают осознавать неправильность складывающегося положения; они понимают, что развитие общества должно вести к улучшению положения народа, а не к ухудшению, что в основе нового общественного строя лежат ложные ценности, и, следовательно, они начинают пытаться выстроить новую «модель» общества, которое, по их мнению, можно было бы назвать справедливым.

И, прежде чем, перейти к рассмотрению непосредственно самих «моделей» справедливого общества и их характерных черт, давайте обратимся к личностям создателей ранних утопических произведений, к тем, кто первым осознал неоднозначность происходящих в обществе на заре Нового времени перемен, попытался эти перемены осознать и подвергнуть критике. Кто были эти люди, и, главное, как, с каких позиций они рассматривали общество. На эти вопросы мы постараемся ответить в следующем параграфе.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее