Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow "Справедливое общество" в трудах английских мыслителей (XVI-XVIII вв.)

Английские мыслители времен Революции и Реставрации: новые люди и новые идеи

В период Английской революции и Реставрации тема справедливого общества становится крайне популярна среди английских мыслителей, поэтому «моделей» справедливого общества в этот сравнительно небольшой, по историческим меркам, отрезок времени создается гораздо больше, чем в предшествующий или последующий периоды.

Мы рассмотрим основные созданные в этот период «модели» справедливого общества, которые, с одной стороны, являются наиболее известными и серьезно повлияли на развитие как английской, так и общемировой общественной мысли, а, с другой стороны, достаточно репрезентативны, то есть показывают взгляд на справедливое общество различных социальных слоев.

К создателям таких «известных» «моделей» справедливого общества мы можем отнести следующих мыслителей:

1. Роберт Филмер (1588-1653). Основная работа (которая будет анализироваться в нашем исследовании): «Патриарх или естественная власть королей» (наиболее вероятная дата создания - 1648 год2, дата публикации - 1680).3

2. Томас Гоббс (1588-1679). Основная работа: «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651).1

3. Джон Локк (1632-1704). Основная работа: «Два трактата о правлении» (1689).2

4. Джеймс Гаррингтон (1614-1677). Основная работа: «Республика Океания» (1656).3

5. Джон Лильберн (1614-1657). Основная работа: «Соглашение свободного народа Англии» (1649) и другие политические памфлеты («Защита прирожденного права Англии (1645), «Новые цепи Англии» (1649», «Вторая часть Новых цепей Англии» (1649) и т.д.).4

6. Джерард Уинстенли (1609-1676). Основная работа: «Закон свободы» (1652) и другие памфлетные произведения («Знамя, поднятое истинными левеллерами» (1649), «Декларация бедного угнетенного люда Англии» (1649),

«Новогодний подарок парламенту и армии» (1650) и т.д.).5

7. Джордж Фокс (1624-1691). Основная работа: «Дневник» (создавался в течение жизни, издан в 1694).6

Если в первой главе, рассматривая личности создателей ранних утопий Томаса Мора, Фрэнсиса Бэкона и Фрэнсиса Годвина, мы пришли к выводу, что у этих людей было очень много общего: и высокое социальное положение, и великолепное образование, полученное в лучших учебных заведениях Англии, и схожий взгляд на общество (взгляд «сверху»), и, даже, похожие жизненные пути. Однако среди «героев» данной главы мы такой «общности» не найдем.

Напротив, единственное, что в какой-то мере объединяло этих людей, это то, что все они в этот сложнейший период английской истории старались создать идеальную, справедливую модель общественного развития. Все они были талантливейшими людьми своего времени, которые понимали, что современное для них общество ждут колоссальные перемены и потрясения, которые, отчасти, уже происходили на их глазах, и было необходимо определить, куда двигаться дальше. Это «верное» направление общественного развития Англии они и пытались «наметить» в своих трудах. Во всем же остальном (социальном происхождении, имущественном положении, профессии, взгляде на общество, жизненном пути в целом) эти люди сильно отличались друг от друга.

Действительно, если мы обратимся к биографиям представленных деятелей, то увидим, что все они представляли различные, зачастую враждебные друг другу (особенно во время революции) части английского общества.

Сэр Роберт Филмер (1588-1653) был потомственным аристократом (представителем «старой земельной аристократии») и убежденным роялистом. Он получил великолепное образование в Кембридже, имел достаточно большое поместье, доставшееся ему от отца и приносившее немалый доход. Во время Английской революции его поместье сначала было разграблено парламентской армией, а затем обложено высоким налогом в пользу новых английских властей. Несмотря на то, что сам Роберт Филмер не принимал активного участия в боевых действиях на стороне короля, он был заподозрен в скрытой поддержке роялистов (в том, что он в своем поместье прячет для них оружие).

И, хотя обвинения и не были доказаны, Филмер был 1643 году брошен в тюрьму, а его владения конфискованы1.

Скорее всего, именно в период Английской революции, им была написана его главная работа «Патриарх», в которой он обосновывал преимущество монархической формы правления над другими, доказывал, что монархия - единственная «естественная» и справедливая форма правления2.

Томас Гоббс (1588-1679) хоть и не отличался знатностью происхождения

- был сыном приходского священника, однако также в течение большей части своей жизни был близок аристократическим кругам Англии. Он достаточно рано потерял отца и воспитывался в семье своего дяди - состоятельного ремесленника. Природная одаренность и талантливость Гоббса, замеченная его учителями, а также материальная поддержка дяди помогли Томасу получить великолепное образование в Оксфордском университете. А в 20 лет (в 1608 году) он становится наставником старшего сына барона Кавендиша, знатного и известного аристократа, близкого к придворным кругам, и, таким образом, сам сближается с аристократическими кругами Англии. Тесную дружескую связь со своим учеником (получившим впоследствии титул графа Девонширского) Томас Гоббс будет поддерживать еще долгое время. В 1620-е - 1630-е годы Томас Гоббс несколько раз путешествует по Европе, знакомится с самыми выдающимися людьми своего времени: Фрэнсисом Беконом, Галилео Галилеем, Рене Декартом и многими другими.

В 1640 году, с началом Английском революции, Томас Гоббс, опасаясь за свою жизнь, вместе с другими роялистами-аристократами уезжает из Англии, и на протяжении более чем 10 лет живет во Франции. А в 1642 году он выпускает свою знаменитую работу «О гражданине» (содержащую многие идеи, развитые им впоследствии в «Левиафане»), в которой защищает сильную государственную власть, необходимость этой власти повиноваться и доказывает преимущество монархической формы правления над другими1. «Я старался, - пишет Томас Гоббс на страницах своего трактата «О гражданине»,

- чтобы не создалось впечатление, будто я полагаю, что граждане должны оказывать меньшее повиновение государству аристократическому или демократическому, чем монархическому. <…>… В десятой главе я рядом аргументов пытался убедить, что монархия лучше остальных форм государства, однако я в ряде мест совершенно ясно говорю, что всякое государство в равной степени должно обладать верховной властью»2.

Наиболее полно свои идеи о всесильности государственной власти, ее происхождении, и необходимости ей подчиняться Томас Гоббс раскрыл на страницах своей самой известной работы, получившей название в честь ветхозаветного библейского чудовища - «Левиафан» (1651). Такое название работы, по мнению большинства историков, естественно, было выбрано английским мыслителем не случайно, и символизировало безграничную власть государства над отдельным человеком, и органическое единение всех членов общества внутри «государственной машины»1.

Таким образом, мы видим, что и Томас Гоббс, подобно Роберту Филмеру, был сторонником абсолютной монархии и в развернувшейся в Англии борьбе занял сторону аристократов (хоть сам в войне, естественно, не участвовал). Однако его позиция, как мы увидим далее, намного менее радикальна; он, в отличие от Филмера, и признавал возможность успешного существования других форм правления, и, что самое главное, выводил верховный суверенитет государственной власти из иного источника2.

Джеймс Гаррингтон (1614-1677) происходил из верхушки «нового дворянства» (джентри) довольно богатого, но не отличавшегося старинным знатным происхождением. Он также получил хорошее образование в Оксфорде, хоть и не закончил его. В начавшейся революции он, с одной стороны, полностью поддерживал революцию и ее цели, а, с другой, лично симпатизировал Карлу I как человеку, поэтому участия в боевых действиях против роялистов не принимал. После казни Карла I Гаррингтон полностью переходит на сторону парламента, и пишет свой главный труд «Республика Океания», в котором, по сути, обосновывает законность и неизбежность свержения монархии, а также доказывает невозможность восстановления в Англии монархической формы правления. Когда же это восстановление в 166о году, вопреки соображениям Джеймса Гаррингтона, все же произошло, его арестовывают и бросают в Тауэр3.

Джон Локк (1632-1704) происходил из «средних» слоев населения, был сыном провинциального адвоката. В силу юного возраста сам Джон активного

участия в революции не принял, однако его отец, ярый пуританин, воевал на стороне парламента, являлся капитаном в армии Кромвеля. Во многом именно благодаря покровительству своего отца, «героя» революции, Джон смог получить великолепное образование в Оксфордском университете, который закончил в 1656 году1.

Собственную активную политическую деятельность Джон Локк начинает уже после реставрации монархии. В развернувшемся в 1670-х - 1680- х годах противостоянии формирующихся парламентских партий тори и вигов симпатии Джона находятся всецело на стороне последних. Он выступает за ограничение королевской власти, проведение масштабных политических и экономических реформ, веротерпимость, верховенство закона в государстве. Многие из этих идей (как, впрочем, и большинство идей вигов, вообще) уже высказывались сторонниками парламента во время революции, только в более радикальной форме.

В 1670-х годах Джон Локк являлся приближенным лидера вигской парламентской оппозиции графа Шефтсбери, после «падения» которого в 1681 году еще какое-то время принимает активное участие в политической жизни Англии; участвует в первом заговоре, организованном вигами, внебрачного сына Карла II герцога Монмаута против брата Карла II и наследника престола Якова. А 1683 году, после провала заговора, Джон Локк, преследуемый пришедшими к власти тори, эмигрирует в Голландию, где знакомится с Вильгельмом Оранским (будущим королем Англии Вильгельмом III (1689- 1702)). После Славной революции (1688), которая превратила Англию в конституционную монархию и реализовала многие «умеренные» идеи Английской революции середины XVII века (ограничение власти монарха, закрепление незыблемых прав подданных, расширение веротерпимости, и т.д.) Джон Локк возвращается в Англию и всецело поддерживает происходящие в обществе изменения2.

В 1689 году он публикует своё главное политическое произведение -

«Два трактата о правлении», в котором он, с одной стороны открыто критиковал, как абсолютную монархию, так и неограниченную государственную власть вообще (то есть критиковал, по сути, Томаса Гоббса и Роберта Филмера); и, с другой, развивал идеи договорного происхождения государственной власти и конституционной монархии1.

Джон Лильберн (1614-1657), подобно Джеймсу Гаррингтону, происходил из «новых дворян». Однако если семья Джеймса была богата и знаменита, то родня Джона, выражаясь современным языком, занималась «мелкой коммерческой деятельностью» (арендовала угольные копи, чтобы затем выгодно продавать уголь на юге страны, выращивала скот и сено на продажу и т.д.) и зарабатывала сравнительно немного. Сам Джон не получил хорошего систематического образования, он должен был продолжить семейное дело и стать торговцем, а потому, после окончания начальной школы, был отдан в ученики к лондонскому торговцу Томасу Хьюстону. Но стать состоятельным торговцем Джону было не суждено. Несмотря на отсутствие систематического образования, он был чрезвычайно умным и одаренным человеком - самостоятельно изучал античных авторов и запутанные нормы английского права. Еще до начала революции он понял, что английское общество развивается в неправильном (с его точки зрения) направлении, поэтому уже в 1637-1638 годах начинает выпускать яркие политические памфлеты, в которых критикует произвол властей, деспотизм короля Карла I, притеснения пуритан, долгое отсутствие созыва парламента (парламент не созывался с 1628 по 1640 годы). За эти памфлеты в 1637 году Джона арестовывают, сначала налагают на него крупный штраф, а затем, когда он не прекратил своей «пропагандистской» деятельности, бросают в тюрьму2.

Начавшуюся революцию Джон воспринимает с громадным энтузиазмом. С первых дней гражданской войны он сражается в рядах парламентской армии, и в 1645 году становится командиром одного из самых боеспособных полков. Однако вскоре он понимает, что разворачивающаяся революция не несет народу «истинного» освобождения: «диктатура» короля меняется на «диктатуру» парламента, единоличный монарх у власти сменяется небольшой правящей «кликой» богатейших джентри. Простой народ же, истинный «творец» революции, проливавший в многочисленных сражениях свою кровь, не получает ничего.

Джон Лильберн сначала «просит» парламент, а затем «требует» продолжить революцию, создать истинную «народную» республику (то есть провести масштабные политические и, отчасти, экономические преобразования, которые улучшат материальное положение простого народа и сделают возможным его реальное участие во власти. «Парламент, которому было поручено народом освободить его от всякого рода притеснений, и за который народ так щедро проливал свою кровь и тратил имущество, что этот парламент, став у власти, угнетает его также жестоко, как во времена партии Голлиса и Степльтона (лидеры пресвитериан в парламенте в начале 1640-х годов - Б.К.), и так же обращается к армии, как это делали король и епископы, чтобы опереться на нее и сделать постоянной»1 - пишет Джон Лильберн в

одном из своих памфлетов в начале 1649 года. Уже в 1645 году он, в знак протеста против введения в армии пресвитерианства, подает в отставку (правда затем возвращается в армию и принимает участия в сражениях второй гражданской войны (1648-1649)) и становится идеологическим лидером формирующегося радикального политического течения левеллеров, выступающих за продолжение революции.

«Просьбы» и «требования» Джона продолжить реформы и создать народную республику не были услышаны Оливером Кромвелем и Долгим парламентом, присвоившим, после свержения монархии, себе все полноту государственной власти. Поэтому в мае 1649 года левеллеры поднимают восстание в армии (где их влияние было наиболее сильно), которое несмотря на свою многочисленность, и во многом благодаря разобщенности участников, и тому, что лидеры левеллеров (в том числе и Джон Лильберн) в это время находились в тюрьме, было жестоко подавлено1. Идеям «Честного Джона» (так прозвали Джона Лильберна в народе) не суждено было осуществиться.

Джерард Уинстенли (1609-1676) и Джордж Фокс (1624-1691) были представителями «социального дна» английского общества. Джерард Уинстенли родился в семье скромного, но достаточно успешного, торговца шерстью и сукном. Он, подобно Джон Лильберну, обучался в одном из торговых домов Лондона и должен был продолжить семейное дело. К началу революции он даже успел жениться на дочери лондонского лекаря Сюзане Кинг2.

Начавшуюся революцию Джерард Уинстенли, подобно большинству людей своего социального слоя, встречает с энтузиазмом. Он, как и многие другие простые граждане Англии, ждет улучшения своего материального положения, свержения королевской деспотии, создания справедливого народного правительства. Однако революция несет Джерарду лишь нищету и разочарование. В 1643 году он полностью разоряется, потому, что, как отмечал позже сам Джерард, «люди, руководствующиеся принципами честности, чуждые обману, не знают в эти дни, как прожить…»3. После полного разорения он вынужден был покинуть Лондон и уехать в сельскую местность, где в течение нескольких лет жил в ужасной нищете, перебиваясь случайными заработками4. Что стало с его семьей и были ли у него дети, неизвестно.

Во второй половине 1640-х годов Джерард Уинстенли начинает выпускать множество политических памфлетов, в которых призывает, подобно Джону Лильберну, парламент и Оливера Кромвеля продолжить революцию. Основным его «требованием» является раздача земельных владений бедным крестьянам на безвозмездной («справедливой» для Джерарда) основе. Однако власти не слышат его призывов, тогда он с группой своих единомышленников (которых позже назовут диггерами («копателями»)) в 1649 году создает «колонию» и начинает распашку пустующих общинных земель.

Деятельность диггеров, являясь, безусловно, посягательством на частную собственность (хотя сам Джерард так не считал), не приносит никакого вреда лендлордам, однако в 1649 и 1650 годах колонию диггеров несколько раз разрушают, и они прекращают свою деятельность1. В 1652 году он публикует свое самое большое и знаменитое произведение «Закон свободы», в котором систематически излагает принципы построения «справедливого» общественного строя. Свой труд Джерард адресует лидеру революции Оливеру Кромвелю, призывая его немедленно начать, обозначенные в «Законе свободы» преобразования2. Однако власти вновь его не слышат, и, после публикации своего главного труда, Джерард Уинстенли, разочаровавшись в революции и существующем общественном строе, прекращает свою активную политическую деятельность.

Джордж Фокс так же, как и Джерард Уинстенли, родился в семье скромного торговца-ткача. Однако он был значительно (на 15 лет) моложе Джерарда, и к моменту начала революции ему было всего лишь 16 лет. Набожный и чувствительный Джордж Фокс поддерживает стремление людей избавиться от тирании и нищеты, однако с самого начала революции отвергает насилие. Он не хочет ни идти на войну, ни жениться и заводить семью, ни становиться ремесленником и торговцем; его мучают вопросы о Боге, вере, справедливости, смысле человеческой жизни, поэтому в 1643 году он уходит из дома и добровольно становится нищим странником-изгоем3. «Отойдя от всяких дурных компаний и оставив отца, мать и других родственников, я бродил по земле туда и сюда, словно странник, по путям, к которым Господь склонял меня; снимая для себя комнату в том городе, куда я приходил…» - т напишет позже про свои странствия в «Дневнике» Джордж Фокс1.

Но, куда бы Джордж ни пришел, нигде его не принимали. Общество погрузилось в пучину революции, всюду происходили кровопролитные сражения, и до «духовных исканий» молодого юноши никому не было дела. Джордж Фокс фактически оказался отторгнутым обществом. Сложных общественно-политических изменений, происходящих в обществе, он не понимал, а кровопролития не принимал вовсе. Поэтому в своих исканиях справедливости он обращается не к реально существующему обществу, а к Богу, «внутреннему свету» внутри каждого человека.

В конце 1640-х годов он начинает свою «правоведческую» деятельность, призывая людей к имущественному и социальному равенству, к отказу от насилия и лжи, к объединению людей в добровольные общины. В 1652 году появляется первая община квакеров (так прозвали последователей Джорджа Фокса), состоящая из таких же общественных изгоев, как и сам Джордж. Во второй половине XVII века количество таких общин резко возрастает2. В них отчаявшиеся и разочаровавшиеся люди, утратившие надежду изменить существующий общественный строй в целом, смогли обрести покой и воплотить в жизнь, хоть и в рамках отдельной общины, те принципы и ценности, которые считали «справедливыми» (то есть создать «справедливое общество» в миниатюре).3

Таким образом, даже после столь краткого обзора жизни и деятельности наших «героев» - создателей произведений о справедливом обществе времен Английской революции и Реставрации, мы видим, сколь мало было между ними общего. Это были люди различного имущественного и социального положения, с различными, зачастую диаметрально противоположными, взглядами на общество и справедливость. Действительно, довольно трудно найти общее, как в жизненном пути, так и во взглядах на справедливое общество, например, у ярого революционера-левеллера республиканца Джона Лильберна и богатого земельного аристократа роялиста Роберта Филмера; или у бедного крестьянина-диггера Джерарда Уинстенли, призывающего к всеобщему имущественному уравнению и отказу от частной собственности, и богатейшего джентри Джеймса Гаррингтона, считавшего имущество (частную собственность) мерилом политического, социального и экономического положения человека в обществе.

Все эти люди говорили о справедливости, мечтали создать «справедливое общество», но у каждого из них, как мы видим, эта справедливость была «своя». Гражданская война и революция заставили этих людей четче определиться со своими общественно-политическими взглядами, выстроить их в четкую структуру, создать «модели» справедливого общественного строя. К рассмотрению этих «моделей», отражающих взгляды на справедливость различных слоев английского общества XVII века, мы с вами и обратимся в следующем параграфе.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее