восьмой. Сущность и структура познавательного процесса

Узнаваемость мира и его законов

Вопрос о познаваемости объективного мира и его закономирнос является одним из коренных вопросов философии. Это в конце концов вопрос о том, как относятся наши мысли к окружающему миру, способно ли наше мышление правильно отражать явления объективного мира. Именно это философский вопрос как никакое другое органически связано с практической деятельностью человека, с необходимостью объяснять явления природы и общества.

Наука, которая изучает сущность знания, закономерности его функционирования и развития, называется теорией познания, или гносеологией. Основной проблемой гносеологии проблема отношений объекта познания - окружающего мира и субъекта познавательной деятельности - человека.

Вопрос о познаваемости мира возникло на самых ранних ступенях развития общества. Первобытный человек интересовалась тем, что представляют собой окружающие ее предметы, силы управляют ими, какие причины лежат в основе различных природных явлений.

В античности центральной в теории познания была проблема соотношения мысли и знания, истины и ошибки. Исходя из того, что знание - это своеобразная копия предмета, античная философия прежде всего интересовалась процессом, который опосередковував перевода предмета в состояние знания. Тезис о единстве знания и предмета при этом специфически согласовывалась с непониманием активности субъекта в процессе познания: истина может быть только "данной" субъекту; все продукты его познавательной деятельности -только заблуждение, ошибочное мнение.

Впервые в истории философии именно у Демокрита появляется развернутая теория познания, основанная на понимании чувственного и умственного. Чувственного опыта недостаточно, потому что он дает лишь "темное", неполное, недостоверное знание, которое совершенствуется благодаря уму. Чувственные восприятия объяснялись Демокритом, Эмпедоклом как истечение, которые попадают на органы чувств и несут определенную информацию. По Эпикуру, критерием истины является согласованность между чувственного восприятия и основанными на них общими представлениями.

Многие гениальных мыслей по вопросам познания мира высказывал Аристотель, "знать" для него означает "знать первые причины, или элементы" вещи. Высшие принципы (бсче) научно-философского знания, как считал мыслитель, бездоказательные и познаются непосредственно интеллектуальной интуицией или (частично) - путем индукции (ербгоге). Знание универсалов не является врожденным, так как они постоянно "усматриваются" на ступенях познания: ощущение, память, опыт, наука.

Представитель восточного аристотелизма, философ, врач Ибн Сина (Авиценна) в XI в. подчеркивал связь абстрактного мышления с чувственным опытом, а в классификации наук - связь теоретических дисциплин с практикой. Арабский философ Ибн Рошд (Авер-РОЭС) в XII в. утверждал, что истина - одна, и достигается она философами, которые способны согласовать с положениями философии любые догмы религии путем их аллегорического толкования.

Важный шаг в развитии теории познания был сделан европейской философией XVII - XVIII вв., Главными для которой были проблемы связи "Я" и внешнего мира, внешнего и внутреннего опыта. В этот период в противовес средневековой схоластике гносеологическая проблематика занимала центральное место в философии , делались попытки поиска абсолютно достоверного знания, которое было бы исходным пунктом и одновременно предельной основой всей совокупности знаний. Фрэнсис Бэкон, например, разработал подробную классификацию наук, дал типологию ошибок (идолы разума), обосновал эмпирический метод и описал различные виды опытного познания, различные модификации эксперимента, сформулировал индукцию как метод исследования природных явлений. Английский философ-просветитель

Джон Локк разработал эмпирическую теорию познания. Он доказывал, что не существует врожденных идей и принципов - ни теоретических, ни практических (нравственных), включая идею Бога, а все человеческое знание происходит из опыта - внешнего (ощущения) и внутреннего (рефлексии). Метод познания у Гоббса представляет собой сочетание рационализма с номинализмом. Переход от единичного к общему, от чувственного восприятия к понятиям происходит в Гоббса на основе номиналистической концепции, согласно которой общие понятия - лишь "имена". Гоббс различал два метода познания - логическую дедукцию механики и индукцию эмпирической физики.

Значительный шаг в развитии материалистической теории познания был сделан французскими материалистами Дидро, Гольбахом, Гельвецием и др. Они утверждали, что истинная наука является отражением в сознании людей природы и ее закономерностей, все наши знания возникают в результате воздействия явлений природы на наши органы чувств, обосновывают бесконечность познания. Так, теория познания Дидро, Гольбаха, Гельвеция опиралась на материалистически толкуемый сенсуализм, на признание первичности материи. Они были противниками агностицизма, отстаивая способность человеческого разума познавать мир и его законы.

Однако несмотря на нередко высказываемые положения об активности субъекта, его деятельное участие в формировании объекта, все же ведущим для французских материалистов было положение о пассивности субъекта, о созерцательный характер отражения субъектом объекта. Кондильяк, например, представлял познающего субъекта в виде неподвижной статуи, которая приобретает органов чувств и впитывает информацию, поступающую из внешнего мира. Гельвеций тоже понимал объект вне активностью субъекта. Он говорил: "У нас есть две способности, или ... две пассивные силы ... Одна - способность получать различные впечатления, которые вызывают у нас внешние предметы, она называется физической чувственностью. Вторая - способность сохранять впечатления, которые вызывают у нас внешние предметы. Она называется памятью "[10].

Второй ограниченностью этих философских систем была их неспособность справиться с диалектикой познавательного процесса, с многоаспектностью и сложностью познания.

В отличие от созерцательного материализма, идеализм подчеркивал роль активности субъекта в познании объекта, в его чередовании. В немецкой классической философии проблемы теории познания связаны с исследованиями исторического развития форм практической и познавательной деятельности.

Фейербах, отстаивая принципиальную возможность познания мира, доказал, что для человеческого познания не существует никаких непреодолимых препятствий, что у человека как раз столько органов чувств, сколько необходимо для познания мира и его целостности. Он считал высшей ступенью познания, в ходе которого раскрываются внутренние закономерности объективного мира, абстрактное мышление человека. В философской системе Канта впервые предпринята попытка построить такую теорию познания, которая была бы полностью зависим от каких-либо предположений о реальности. Кант утверждал зависимость реальности от самого познания: объект, по Канту, существует сам по себе лишь в формах деятельности субъекта. После Канта немецкая классическая философия пыталась преодолеть разрыв гносеологической и онтологической проблематики. Подчеркивая взаимосвязь субъекта и объекта, Гегель показал несостоятельность их метафизического противопоставления. По Гегелю, субъект и объект тождественны, так как основу деятельности составляет саморазвитие абсолютного духа, который является абсолютным субъектом, который имеет объектом самого себя.

Гегель подверг глубокой критике скептицизм и агностицизм и обосновал возможность познания мира, созданного абсолютной идеей. "Скрытая сущность Вселенной, - писал он, - не обладает силой, которая была бы способна дать отпор умственном познанию, она должна перед ним открыться, развернуть перед его глазами богатство и глубины своей природы и дать ему довольствоваться ними". Гегель утверждал, что человек способен познать мир, поскольку и его сознание, и сам этот мир по своей природе "тождественны", является инобытием абсолютной идеи. Свою философскую систему мыслитель считал исчерпывающим познанием мира, абсолютной истиной в последней инстанции. Однако, отрицая первичность материи, объективный идеалист наделяет выше активностью "мировую идею", все же унижает познавательные возможности человека. Но большинство идеалистов, отделяя сознание от материи, отрицают возможность познания сущности вещей. Такую позицию, как правило, занимает и субъективный идеализм.

Философы всегда задавали вопрос, можно достоверно узнать предметы, их сущности и выявления сущности. В истории философии сложились две позиции: познавательно-оптимистическая и агностическая.

Философские направления, которые отрицают возможность познания внешнего мира, получили название агностицизма. Агностицизм зародился еще в древнегреческой философии. Протагор в V в. до н. е. сомневался в существовании богов. "О богах, - писал он, - я не могу знать, они, нет ли их, потому что много всего препятствует такому знанию - и вопрос темное и человеческая жизнь коротка" [20]. Разным людям присущи разные знания, разные оценки одних и тех же явлений, а потому "человек есть мера всех вещей". Таким образом, философ делал вывод о невозможности достоверного, то есть общезначимого ("однозначущо-го"), знание о сущности окружающих явлений.

В школе софистов ставилась цель обосновать любые суждения, точки зрения, прибегая даже к логическим передержувань и парадоксов (софизмов). Основатель античного скептицизма Пиррон считал вероятными чувственные восприятия (если что-то кажется горьким или сладким, то соответствующее утверждение будет истинным) ошибка возникает, когда от явления мы пытаемся перейти к его основанию, сущности. Всякому утверждению о предмете (его сущность) может быть с равным правом противопоставлено утверждение, которое ему противоречит. Именно такой ход мысли привел к позиции воздержания от окончательных суждений.

Наиболее ярко в истории философии агностицизм был выражен во взглядах английского мыслителя Юма (1711-1776) и в концепции немецкого философа Канта (1724-1804).

Юм утверждал, что мы не только не знаем, какие вещи сами по себе, но даже не знаем, существуют ли они реально или нет, то есть Юм не только сомневался в возможности познания мира, но и сомневался в объективной реальности мира. Мы, говорил он, имеем дело не с реально существующим миром, а только с нашими ощущениями. Все научное познание, все законы природы, по его мнению, суть порядок, к которому привыкают люди. Силой привычки человек составляет в определенном порядке свои представления, уничтожая хаос в природе, и создает законы природы. Юмивський агностицизм получил название скептицизма. Юм признавал только субъективную причинность - нашу привычку, наше ожидание связи одного явления с другим и фиксацию этой связи в ощущениях. За пределы этих психических связей мы проникнуть не можем. "Природа, -утверждал Д. Юм, - держит нас на уважительном расстоянии от своих тайн и предоставляет нам лишь знание немногих поверхностных качеств объектов, скрывая от нас те силы и принципы, от которых полностью зависят действия этих объектов" [43 ].

Поставив проблему "Что я могу знать?", Кант развернул ее в "Критике чистого разума" в вопрос "Как возможно априорное (переддосвидне) знания?" Этот вопрос затем распалось на ряд других: "Как возможно естествознание Как возможна математика Как возможна метафизика (то есть философия) в роли науки?" Кант исследовал познавательные способности, или душевные силы человека, которые лежат в фундаменте каждой из этих сфер познания. Он считал, что наблюдение и анализ явлений непрерывно распространяют опыт и объем знаний, но прогресс знания всегда имеет пределы, всегда перед человеком будут находиться "вещи сами по себе" [14]. Сколько бы мы не углублялись в явления, наше знание всегда будет отличаться от вещей, которые они на самом деле. Кант был решительным противником познавательного скептицизма, но одновременно выступал и против догматического предрассудка о всесилии научного знания, против переоценки возможностей науки. В этом контексте он и привел "вещь в себе" как непознаваемой.

В отличие от Юма, Кант не отрицал существования внешнего мира, который влияет на органы чувств человека, вызывая ощущения. Это материалистическая тенденция в философии Канта. Но, признавая объективное существование вещей, Кант, следуя за Юмом, утверждал, что мы не знаем и не можем знать, что представляют собой эти вещи. Они недоступны для познания. Поэтому Кант называл их "вещами в себе». С точки зрения Канта, человек познает не вещи сами по себе, а только способ их воздействия на человека, то есть познает только явления. "Мы, - говорит Кант, - можем познать объекты только такими, какими они нам являются, а не такими, какими они могут быть на самом деле".

Агностицизм достаточно распространен в современной западной философии и даже в естествознании. Такие направления философии, как прагматизм, логический позитивизм, экзистенциализм и другие течения старательно защищают агностицизм, они используют его как средство, с помощью которого пытаются подорвать доверие к научной теории. Конечно, современные западные философы не отрицают, что наука имеет значительные достижения в познании мира. Но эти достижения они пытаются растолковать в духе агностицизма.

Быстрые темпы развития современного естествознания, которые сопровождаются неустанной изменением одних теорий другими, разрушением старых понятий и выработкой новых научных идей, которые соответствуют все более глубокому проникновению человеческого ума в сущность микромира и более широком объема макромира, они пытаются объяснить как отказ от верного научного познания и представить все достижения науки как проявление абсолютной относительности нашего познания. Такая абсолютизация относительности наших знаний нашла свое наиболее яркое проявление в «теории конвенционализма" (от лат. Сопуепгио - согласие), которая была выдвинута еще в начале XX в. французским математиком и методологом науки Анри Пуанкаре. Согласно этой теории, все основные принципы науки является результатом конвенции (согласия) между учеными и не имеют никакого объективного содержания.

Последователь Пуанкаре Карнап в 30-е годы XX в. сформулировал принцип терпимости, согласно которому в основу любой естественнонаучной теории можно положить систему аксиом и правил синтаксиса. Айдукевич также развивал точку зрения "радикального конвенционализма", сущность которого заключается в том, что изображение мира в науке зависит от выбора понятийного аппарата, причем в этом выборе мы свободны. Элементы конвенционализма есть и в неопозитивизме, прагматизме и операционализм. Несостоятельность конвенционализма оказывается в отрицании объективной основы конвенций в науке, в игнорировании границ, в которых соглашения в науке имеют силу. Эти границы обусловлены самой действительностью, а в основе эквивалентности теоретических систем (вычислений, геометрий, формализмов, как и т.п.) лежит объективно существующее разнообразие явлений внешнего мира.

Понятно, что обсолютизация относительности научных знаний среди ученых является результатом прежде всего незнание ими диалектики, которая дает научное понимание соотношения абсолютного и относительного в познании.

Бесспорно, агностицизм - явление не случайное. Гносеологические корни агностицизма состоят, во-первых, из того, что агностицизм, неверно объясняя факт изменчивости, относительности научных знаний, абсолютизируя ее, делает вывод о невозможности достоверности знаний. Во-вторых, агностицизм преувеличивает, расширяет относительную несовершенство органов чувств человека, то есть абсолютизирует критическое отношение к показаниям органов чувств и в силу этого проповедует недоверие к показаниям наших органов чувств. В-третьих, гносеологические корни агностицизма - в сложности и противоречивости самого процесса познания. Кроме того, гносеологическим основанием агностицизма является отрыв явления от сущности, ощущения от внешнего мира. Агностицизм превышает и раздувает субъективные моменты в процессе отражения объективного мира и его закономерностей. Этим в значительной мере объясняется то, что агностицизм достаточно распространен не только в современной западной философии, социологии, а также в естествознании.

Наука и общественная практика на каждом шагу обнаруживают несовершенство агностицизма. Они все глубже и полнее раскрывают закономерности объективного мира. То, что было неизвестно для нас еще вчера и представляло так называемую "вещь в себе", становится известным и превращается в "вещь для нас".

Анализ проблем теории познания в западной философии XX в. характеризуется следующими особенностями. Впервые в истории теории познания идеалистический эмпиризм (махизм, неореализм) сочетается с онтологизмом, то есть с определенными допущениями о реальности и ее свойства ("нейтральные" элементы мира Маха, "чувственные данные" неореалистов, "сенсибилии" Рассела и т. п.). Вторая особенность современной западной философии состоит в появлении направлений (логический позитивизм, неопозитивизм, аналитическая философия), которые отрицают осмысленность теории познания (как и всей философии). С точки зрения логического позитивизма идеалом осмыс-ности является научное знание: все предложения науки можно разделить на синтетические (высказывания эмпирических наук) и аналитические (истины логики, математики); классические же философские проблемы (отношение субъекта и объекта, природа реальности и другие) не имеют смысла, имеют характер псевдопроблем.

Экзистенциализм, в противовес нео, предоставляет критике теорию познания (и всю классическую философскую "метафизику") по близость к правилам, которые приняты для формулирования вопросов в науке или обыденной речи. Во II половине XX в. больше, чем когда-либо прежде, стала очевидной несостоятельность претензий различных направлений идеалистической гносеологии на решение основных проблем теории познания.

Какие же основные положения и принципы философской теории познания? Если коротко сформулировать эти принципы, то они сводятся к следующему: теория познания - это теория о закономерности правильного отображения в сознании человека внешнего мира и его законов, это высшая форма отражения действительности. Сам процесс отражения, который осуществляется в практической деятельности человека, представляет собой способность человеческого мозга воспроизводить в определенной идеальной форме и в известной степени полноты и точности существующие вне его объекты, их свойства, качества связи и отношения.

Такими идеальными формами, умственными образами являются понятия, суждения и умозаключения, которые выражаются в материальной оболочке - в словах, языке, то есть в мозге человека формируются субъективные образы явлений и предметов внешнего мира. Например, дерево и мысли о дерево относятся друг к другу как материальное и идеальное. Мысль о любое дерево отражает дерево, является копией, снимком, его изображением, но сам познавательный образ не имеет тех объективных свойств, присущих отраженном в нем предмете: мысль о дерево не имеет корней, листьев, ствола, оно не цветет , из него нельзя как из настоящего дерева приготовить дрова и растопить печь. Точное отображение свойств объекта, познавательный образ, то есть идея дерева не имеет свойств дерева. Поэтому познания является не материальным, а духовным производством, созданием не самых вещей и их свойств, а их идеальных образов - идей, понятий, представлений, то есть в мозге человека формируются только субъективные образы внешнего мира. Эти образы называются субъективными, так как они существуют только в сознании субъекта. В форме этих субъективных образов проходит все наше познание.

Теория познания исходит из признания того, что источником отображения объективно существующий материальный мир. Никакое познание невозможно без воздействия предметов объективного мира на наше сознание. Только в результате воздействия внешних условий, реальных предметов на сознание человека могут возникать в нашей голове образы этих предметов, явлений в виде ощущений, представлений, понятий, суждений, умозаключений.

Какие мысли не возникали бы в голове человека, они ни чем иным, как образами материальных предметов, их свойств, связей и отношений, то есть имеют объективный смысл. Поэтому процесс познания должен быть органично связанным с предметами материального мира с их движением и развитием. Материалистическая теория познания не разъединяет, подобно агностицизма, человека и природу, а наоборот, объединяет, сближает их. Мозг человека и внешний объективный мир - это два качественно разных вида материи, один из которых отражает другой. Признание природы, объективного мира, его предметов и явлений в качестве единственного источника наших знаний составляет основу теории познания.

Итак, познания - это сложный, диалектически противоречивый процесс постоянного воспроизводства в сознании, в системе идеальных образов сущности вещей, процессов, явлений, включая человека и жизни общества ,, а также изучение путей и цели самого процесса образования понятий. В процессе познания осуществляется усвоение человеком окружающего мира, который по мере углубления и развития знаний все полнее и багатобичнише превращается людьми.

В этом заключается сущность познания, и воплощением ее является системы знаний, которые образуются в ходе сложной деятельности людей и отражаются в языке и специальных знаковых моделях различных наук, а также в продуктах материальной практики человечества.

Одним из коренных принципов гносеологии является еще и то, что познание возникает в сознании человека не только благодаря воздействию на нее явлений природы и общества, но и главным образом благодаря активной сознательной действия человека на природу, в ходе его практической деятельности. Основу всего процесса познания составляют общественно-производственная, социально-политическая, научно-экспериментальная, семейно-бытовая и другая практическая деятельность людей. Только в процессе практического изменения природы и изменений общественной жизни у человека формируется определенное отношение к явлениям объективного мира, проявляется сущность предметов материального мира, устанавливается истинность всех наших знаний.

Важнейшим принципом теории познания является также и то, что этот процесс понимается не как простое, непосредственно зеркальное мертвое отражения материального мира и его законов в сознании человека, а как творческий, бесконечный, сложный и противоречивый процесс углубления, расширения наших знаний о мире, как движение нашему мнению от незнания к знанию, от несовершенного знания к более полному и совершенному.

Сложность и противоречивость процесса познания обусловлено сложностью и противоречивостью самого объекта познания, сложностью и противоречивостью окружающего мира. Поэтому познание не может не быть диалектическим процессом. Диалектика процесса познания является только отражением диалектики объективного мира. Мир находится в процессе непрерывного качественного изменения, развития, постоянного обновления, поэтому и наши знания о мире не могут быть постоянными, неизменными, пригодными для всех времен и для всех случаев жизни.

Безусловно, познавательный процесс предстает принципиально творческим отражением реального мира, потому что его результатом является не создание идеальной копии существующего положения вещей, а единство в идеальных образах действительности и возможности того, что может произойти в будущем.

Понятно, что человеческое познание - это непрерывный процесс уточнения старых и раскрытие новых, ранее неизвестных сторон действительности. Для отображения непрерывный процесс развития действительности, наши знания также должны быть гибкими, подвижными, изменчивыми. Поэтому теория познания исходит из признания того, что процесс логического познания того или иного явления, если он осуществляется верно, должен воспроизводить объективную логику движения, развития этой вещи, то есть логический путь познания в главном и основном должен совпадать с историческим ходом развития процесса, вещи.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >