ВВЕДЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ КАК НАУКА

Предмет и метод литературоведения

Литературоведение - наука о художественной литературе и особенности развития литературного процесса; разветвленная сеть научных дисциплин, каждая из которых охватывает (анализирует) определенную грань словесного творчества.

Литературная критика, в частности, исследует только современный литературный процесс, история литературы - прошлое его, а теория - специфику литературного творчества как такового. Узкими по научным объемом е вспомогательные области литературоведения - библиография, археография, текстология, методика преподавания литературы, а в пределах литературной теории выделяется такая специфическая отрасль, как поэтика, которую интересует тайна структуры литературного произведения, тип художественного мышления писателя, стиль литературного произведения, стиль эпохи и тому подобное. Все это вместе называется литературоведением, и задачи предлагаемого учебного курса заключается в осмыслении его как системы, как философии духовной деятельности человека, воплощенная в художественном слове.

Итак, предметом литературоведения является совокупность критических наблюдений, историко-литературных осмысления и теоретических обобщений, которые составляют основу соответствующих отраслей науки о литературе. Метод литературоведения определяется способом мышления ученого, осмысливает конкретный литературный материал. По своему характеру этот способ может быть идеологически ангажированным (как в свое время у ученых-классицистов или у представителей советского литературоведения), шовинистически окрашенным (как в разное время в российских или польских ученых, отказывали украинском и белорусской литературе в самобытности и считали их частью своей ) или эстетически и морально суженным (когда сознательно изымаются из научных наблюдений "невыгодные" литературные явления или делаются обобщения на основе редких, частных фактов) и поэтому - ущербным, неполноценным. Действительно научным следует считать такой способ мышления, который опирается на объективные законы развития человеческого бытия и функционирования в нем творческого, аналитического начала.

Конечно, понятие объективности в таком деликатном деле, как творчество и ее исследования, является очень неустойчивым, поскольку связано с впечатлениями и деятельностью субъекта. Помня об этом, следует считать объективными, только такие суждения или мнения, которые лишены субъективизма и тенденциозности (названная выше идеологическая и шовинистическая ангажированность и т.п.). С этой проблемой непосредственно связана проблема "точности" литературоведческих суждений. Более века в научных кругах ведутся дискуссии о том, можно ли считать эти суждения действительно точными (как, скажем, суждения в естественных науках). Точность последних, мол, может подтверждаться экспериментом или количественным расчетом, а в художественной (литературной) творчества и его исследованиях ни эксперименты, ни расчеты невозможны. В советском литературоведении эту проблему пытались решить по-волевому "просто": мол, в буржуазных странах неточности общественных 'наук (в частности литературоведения) совершенно очевидно, потому что она буржуазная, но у нас они - точные, потому что наши ученые "обладают настоящим научным методом - марксистско-ленинским методом ". Известное дело, что это была дань уже не науке, а псевдонауке. На самом деле точность (а следовательно - научность) литературоведения лежит в той же плоскости, что и объективность. Точным является то суждение, которое представляет собой следствие научного опыта, то есть рассуждения о литературном факт, а не субъективное (тенденциозную) оценку его. В рассуждении всегда присутствует стремление определить, скажем, характер обобщений в литературном произведении, его генезис, связь с фольклорной или письменной традиции, и это будет неоспоримым (разве что с элементами ложности) истиной, а так называемая оценка неизбежно вяжется с вкусовщиной и тенденциозностью, которые от истины очень далеки. В. Перетц был совершенно прав, когда вспоминал в связи с этим пословица "Сколько голов, столько и умов" и считал первейшей обязанностью литературоведа НЕ подменять миркувального, научного опыта субъективной, тенденциозной оценкой.

Точность литературоведческих суждений не имеет ничего общего с догматичностью. Литературное произведение - это живой организм, который развивается во времени и пространстве, а следовательно и суждения о нем имеют "временной", исторический характер. Речь идет о том, что они могут уточняться, обогащаться и углубляться в зависимости от сдвигов в эстетической и аналитической сознания человечества. Если бы было иначе, то сама наука о литературе становилась бы набором канонизированных дефиниций, а не пластическим биение мысли, постоянно открыта для общения с другим мнением. Одним из принципиальных вопросов, например, оставалось долгое время вопрос самовистачальности (самодостаточности) украинской литературы, к которому в XIX в. обращался практически каждый ее исследователь. М. Петров, скажем, был убежден, что она есть ответвление русской и польской литературы, М. Дашкевич доказал, что она создана самобытным гением украинском, но заметил (правда - публицистически), что значение ее с годами все же будет уменьшаться даже на землях Украинская, потому главнее место там занимать развита литература русская, с которой украинская постепенно должна сближаться и объединяться. Для опровержения этого мнения нужно было не только освобождение ученых от навязанной им великодержавной общественного мнения, но и расширение их эстетического мировоззрения.

Новое мировоззрение в XX в. явили такие историки и теоретики литературы, как C. Ефремов, М. Грушевский, Зеров, Д. Чижевский и др. Исповедуя принципы различных научных школ, они, однако, в одном проявляли полную единодушие: Украинская литература, говоря словами того же М. Дашкевича, была естественным продуктом местного развития, и поступательный рост ее происходит по чисто своей образной системой, в основе которой лежит только ей свойственный эстетический генетический знак.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >