ДРЕВНИЙ ПЕРИОД МИРОВОГО И УКРАИНСКОГО ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ

Становление науки о литературе: объективные условия и субъективные проявления

Мир, существующий в нас самих и нас окружает, представляет собой объективную реальность и от воли человека и человечества не зависит; его можно наблюдать, анализировать, даже корректировать, но естественное лицо его от этого в целом не меняется. Однако он будет мертвым грузом, если мы к нему не приближаться, а не познавать его и не формировать о нем научного представления.

Художественное творчество, корни и потребность которой заложены в нас самих, не будет жизненной без последовательной научной внимания к ней. Литература как вид художественного творчества - не исключение. Существуя длительное время в виде устной (фольклорной) традиции, она одновременно порождала и суждения о себе, которые стали фундаментом науки, названной литературоведением. Как следствие, литературное творчество, кроме естественного состояния, получала статус осмысленного явления и становилась органической частью литературно-научной системы, в которой обе составляющие имеют смысл лишь постольку, поскольку взаимосвязаны между собой. Иначе говоря, на художественном уровне литературы всегда сказывается уровень научной мысли о ней, а глубина литературной критики всегда свидетельствует об интеллектуальной вооруженность самой литературы. Любое нарушение связей в этой системе порождает неизбежные напряжения и конфликты, суть которых просматривается, скажем, в таких "жалобах" М. Коцюбинского: "Трудно работать без критики, не бодрит, не поддерживает и тишина, вокруг, трудно идти в темноте, на ощупь, не зная, что даешь зерно или половую ". Речь идет лишь об одной из составляющих литературоведения - критику, но в широком смысле так можно говорить и о других составляющих - историю и теорию литературы.

Фольклорное и художественное литературоведение

О том, что система связей между литературным творчеством и ее осмыслением начала складываться еще в фольклорном этапе художественного процесса, свидетельствует наличие многочисленных вариантов одного и того же фольклорного произведения, разнообразных легенд и преданий о магической силе слова, обрядовых купальских, жен или свадебных песен , в которых особое значение предоставлено именно вербальном содержания их. * М. Грушевский, например, в своей "Истории украинской литературы" анализирует четыре варианта дружинной песни "Ой рано рано куры запилы ...": черниговский, киевский, волынский и галицкий. (Кстати, черниговский вариант этой песни художественно использовал А. Довженко в "Зачарованной Десне».) С этого анализа хорошо видно чисто художественную способность человека к выразительного варьирования состояний своей духовности, но стоит за этим и склонность к научной организации текста, то есть к выявлению своих исследовательских потенций, которые определяют смысл фиксированных в слове событий, чувств, переживаний.

В одном из новозаветных Евангелий утверждается, что "испокон веков было слово ... Им встал все, и ничто, что встал, не возникло без него". Такое обожание слова, высокое утверждения его содержательной силы тоже указывало на аналитическую (а не только поэтическую) способность его, и такого типа свидетельство сохранились во многих фольклорных произведениях, посвященных глубинным, порой непостижимым свойствам слов как таковых. Достаточно вспомнить "песни о песнях", заговоры, легенды о колдунах (чернокнижников), которые "знают" целебные слова, думы о кобзарей-бандуристов, которые могли своим словом развеселить душу, внушить печаль или вдохновить на героический поступок. "Запоет, засмеется, а на печаль обратит", - писал об одном бандуриста Т. Шевченко. Подобные вещи должны, конечно "чисто художественное содержание или существовали в фольклорном произведении как метафора, но восходящей основой в них была удивительная и таинственная свойство слова и аналитическое рассуждения о нем. Это свидетельствовало постоянное присутствие в народном сознании критического, литературоведческого начала, которое формировало эстетические основы человеческого бытия и проявляло стремление полноты и интеллектуальной обусловленности художественного процесса.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >