Культурно-историческое направление. Трактовка украинской литературы в "Истории славянских литератур" А. Пыпина

Периферийность украинской литературы по русскому в отдельных исследованиях время подчеркивалась даже их композицией. Так, в 1861 в Варшаве была опубликована "История русской литературы» П. Петраченко, а "Краткий исторический очерк украинской литературы" публиковался как дополнение к ней. По методологии таких работ, С. Ефремов позже укажет, что авторы "шли наощупь, определенных критериям не получив, ясного пути недобачаючы" Определенную просветленность в этом смысле можно наблюдать в "Обзоре истории славянских литератур" А. Пышная, который в 1879 дополнил эту работу и переиздал под названием "История славянских литератур". Методология А. Пыпина близка к методологии И. Тэна, хоть он и подчеркивал, что триада И. То-на (раса, среда, психологический момент) вызывает некоторые сомнения и вряд ли можно только на ней начинать изучение литературы. Вместе с тем А. Пыпин акцентировал, что литература является органической частью духовности народа и обязательно национальной, "то есть, несет в себе черты племени, общественных особенностей и идеалов ... Без этого литература мертва и не вызывает никакого интереса" 2. Исходя из таких предпосылок, А. Пыпин в кругу славянских литератур находил место и украинском. Однако сделал это очень сдержанно и со многими оговорками, истинный смысл которых раскрылся или не в 1890

"История литературы русской" А. Огоновского

Произошло это после появления в 1887 г.. Первого тома "Истории литературы русской" А. Огоновского. Ознакомившись с ней, А. Пыпин опубликовал в "Вестнике Европы" рецензию с красноречивым названием "Особая история русской литературы" 3. Если в "Истории славянских литератур" А. Пыпин подчеркивал, что факт существования южнорусского (украинского) народности и ее литературы нельзя не признать, то в названной рецензии он эту же мысль (но воплощенную уже в работе А. Огоновского) витрактував как тенденцию украинофильского сепаратизма против "общерусской литературной жизни". А. Огоновский ответил А. Пыпину большой статьей ("Моему критику. Ответ А. Пыпин"), которую поместил в львовском "Деле" и параллельно издал отдельным оттиском. В этой статье А. Огоновский не принимает советов А. Пыпина по слиянию украинской литературы (небольшой?!) С литературой на русском и отмечает, что этими советами славный публицист "погубил свои либеральные мысли о самостоятельном развитие украинского языка и литературы, он опустил свой лоб против ярма московского панславизма ".

Упомянутая "История славянских литератур" А. Пыпина была едва ли не вершинным достижением российского истори-кокультурного литературоведения. "Среди двух тысяч страниц его" Истории ... "нигде не найдется ни одной полной, посвященной эстетическом, чисто литературном анализа. Везде литературу А. Пыпин понимает только как часть общей духовной культуры, и чуть ли не везде ей приписывается служебная роль культурно-исторической иллюстрации ". О "Историю ..." А. Огоновского можно было бы сказать то же самое, но украинский автор даже не добился "чистоты" историко-культурного метода. Во многих случаях он перенасытил текст библиографическими сведениями, а конкретный анализ заменил переводом сюжетов, длинным цитированием т. Некоторые критики называли метод А. Огоновского позитивистским ("сначала собрать, а потом объяснять"), но, например, С. Ефремов считал, что у этого автора не было никакого метода. "Поэтому-то исторического развития мы в Огоновского не видим: он дал в своей работе не так историю литературы, как номенклатуру писателей ... Труда Огоновского хватает живого нерва или - скажу так - всякой перспективы: фигуры писателей словно выставлены все вряд и часто они очень друг на друга похожи ".

Критиковали "Историю ..." А. Огоновского также М. Сумцов ("Киевская старина", 1887), И. Франко ("Очерк истории украинского-русской литературы до 1890 года", 1910) и другие литературоведы, но почти все сходились на том, что она ценна своим собранным материалом и утверждением традиции, заявленной еще Максимовича: Украинская литература ведет свою родословную от Киевской Руси и имеет свое самостоятельное лицо. В цитируемой публикации С. Ефремова отмечается, что А. Огоновский заканчивает собой сутки сбора материала и уже после него стал возможен тот синтез, то подсчет литературного достояния, который составляет существенную черту подлинной истории литературы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >