Драгоманов и его сравнительная методология в исследовании фольклорной и профессиональной литературы

Рассматривая украинскую литературу в историческом распутье, М. Петров делает акцент на зависимости ее в разное время или от польской, или от русской литературы. М. Дашкевич не исключает полностью таких зависимостей, но ставит их на второй план. Он считает, что М. Петров не имел оснований склоняться к мнению Драгоманова о главном значение для украинской литературы "русского влияния" (55), поскольку факты говорят о другом: "исходные позиции в развитии украинской литературы была любовь к своей нации, естественная, а не привнесена извне потребность самовыражения родным наречием, привязанность к родному слову. Эти движущие силы постепенно укреплялись вместе с развитием самопознания и самосознания "(103).

Подверг критике М. Дашкевич и мнение М. Петрова по периодизации новой украинской литературы. М. Петров пошел частично за Драгоманов им и предложил рассматривать ее по пяти периодам: псевдокласицизм, сентиментализм, романтизм, национализм ("отражение темных славянофильско стремлений") и демократизм (54). Такую периодизацию нельзя было принять потому, что, во-первых, в ее основание не положен единый критерий: первые три отмечено по эстетическим (стилевым) принципу, а следующие два - по идеологическим. Во-вторых, не все из указанных периодов можно заполнить конкретными литературными явлениями. Например, псевдокласицизм - период в украинской литературе очень сомнителен. "Было убедительно доказано, что псевдокласицизм, который имел достаточно сил в литературе XVIII в., Оказался очень слабым в литературе XIX в. В частности, в украинской литературе он совсем не имел сил. Мы не знаем, кто из украинских поэтов может быть назван сторонником псевдоклассицизма. писания басен, переработка немногих античных сюжетов на совершенно новый, народный строй не дают прав на приурочение к псевдоклассическим направления ". Что касается конкретных авторов, продолжал М. Дашкевич, очевидно, что, скажем, в духе псевдоклассицизма выдержано только отдельные мотивы поэмы Котляревского "Энеида", а уже его "Наталка Полтавка" - это выразительные рецидивы сентиментализма и т. Д. По оды И. Котляревского, то она только жанром своим напоминает классицизм, а по другим признакам формы и по содержанию она вполне народная и ей следует искать место в других направлениях.

Искусственными представляются в М. Петрова так называемые романтический и националистический периоды в украинской литературе. К ним отнесены все явления соответственно раннего и позднего романтизма. "Смысл такого распределения, - подчеркивает М. Дашкевич, - нам не совсем понятен. ... Так, например, А. Метлинский зачислен М. Петровым к романтикам, но с не меньшими основаниями его можно было бы поместить в группу националистов" (272 ). Самый период в украинской литературе (60-70-е годы) М. Петров не называет никак, и поэтому не ясно, как надо характеризовать, например, творчество Марка Вовчка, И. Нечуй-Левицкого и др. По мнению М. Дашкевича, здесь надо говорить о новом период реализма, элементы которого были и в более ранних украинских писателей, начиная, например, от И. Котляревского. Уместно сказать, что М. Дашкевич не разделял в своей работе мнению П. Кулиша, что новую украинскую литературу начал Г. Квитка-Основьяненко. ее истоки имеют четкий другой ориентир - И. Котляревский. Не имеет значения то, что его главное произведение ("Энеида") построен на заимствованном сюжете. "В художественных произведениях важна не столько оригинальность фабулы, сколько ее обработка, тот духовный смысл, который вкладывается в заимствованный сюжет. Данте, Боккаччо, Ариосто, Шекспир, Мольер, Гете не придумывали власнихьфабул, а черпали их из литературных произведений, которые случались им под руку, или же с народной словеснос-е "(86). Это же делал и Котляревский: в заимствованный сюжет «Энеиды» он вдохнул совершенно новый (украинский) содержание, и поэтому именно он является основоположником новой украинской литературы.

Проблематичным, по мнению М. Дашкевича, было рассмотрение М. Петровым творчества Т. Шевченко. Он отнесен к "националистическому" периода, воспринимается как неожиданный нонсенс. Т. Шевченко - поэт общенародный, он поставил в своих произведениях общечеловеческие боли и думы. У него есть заимствованные мотивы, мотивы из фольклора, из Библии или из творчества других поэтов. Но они осмыслены по-новому и поэтому выросли в самостоятельные произведения, которые понятны не только украинскому народу. Влияли на него В. Шекспир, А. Пушкин и другие гении литературы? Бесспорно, но так же, как и народное творчество или творчество менее известных украинских поэтов - предшественников Т. Шевченко. Такие гении, как Т. Шевченко, готовятся к рождению всем предыдущим опытом литературы, они появляются в истории народов очень редко, и поэтому их нельзя вбгаты в любой, тем более - искусственно вымышленный период, например - националистический.

Подытоживая рассмотрение работы М. Петрова, М. Дашкевич отдает должное автору за собранный материал, за отдельные удачно скомпонованы очерки о писателях, но еще раз подчеркивает, что в этой книге, "при всем стремлении автора к научному изложению фактов нет четкой систематизации их, которая бы органично вытекала из самого материала. Главные течения украинской литературы выяснены не совсем удовлетворительно и без надлежащей полноты "(299). Итак, с этой точки зрения надо еще много сделать всем преемникам М. Петрова. Его материалы "будут очень пригодится будущим исследователям" (301).

А какой же будет дальнейшая судьба самой украинской литературы? Над этим вопросом М. Дашкевич тоже задумывался, но тут его рассуждения пришли в противоречие с собственными наблюдениями и он отдал должное своему имперскому времени. Говоря о том "что украинская литература является оригинальным произведением отдельного народа, он одновременно подчеркнул (или вынужден был подчеркнуть), что она является областной частью общероссийской литературы." История русской литературы должна уделить Украинский словесности первое место в ряду областных вкладов в общероссийскую казну духа и слова "(300). А в будущем" Умный ход истории начал приводить обе народности (русский и украинский. - М. Н.) к тесному сближению и единению. По мере неизбежных подчисток резких различий в характере обоих российских народностей, по мере сближения их в общей национальной образовании и житейском общении значение украинской литературы становиться все меньше и меньше "(268). Это высказывание М. Дашкевича показательное с точки зрения за- ангажированности автора режимными идеями ; уязвимость его вполне очевидна также с научной точки зрения: оно не аргументировано никоим конкретным фактом, который бы доказывал упадок украинской литературы в будущем. Поэтому в научных кругах поддерживалась и развивалась бы эта идея М. Дашкевича, а его размышления об оригинальности украинской литературы и о продуктивных методы ее исследования.

Одним из таких методов М. Дашкевич считал историко-сравнительный (компаративный). По его производительности отмечали исследователи мифов и фольклора, в частности Гердер и братья Гримм, но особенно актуальным сравнительный метод становится в середине XIX в.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >