Итоги и новые перспективы в области литературных методологий

Опыт показывает, что литературные задачи можно рассматривать и через призму сугубо эстетическую, а возможно, и только через нее. Но это не значит, что этим будет оспорено все достижения представителей исторической школы (а среди них и Гердер, и Гегель, и Веселовский). Это будет всего лишь иной подход, который еще раз подчеркивает неоднозначность, неодномерность такого явления, как художественная литература. Неодинаковыми могут быть и научные подходы. В 90-х годах XIX в. А. Веселовский, который половину жизни отдал исторической школе, вдруг в "Трех главах из исторической поэтики" (1898) начинает доказывать, что в поэзии, в литературе и вообще в искусстве важно не "что", а "как" и история литературы имеет своим предметом исследования не в этом "что" (мысли, содержания), а "как" (формы). Такого же взгляда придерживаться в первое десятилетие XX в. и позже В. Перетц, а С. Ефремов в это же время будет стоять на позиции, что для литературы одинаково важно и "что", и "как", сетуя (в частности в статье "В поисках новой красоты"), что молодые писатели в имя этого "как" жертвуют любым "что". Когда же доходило до практики, то автор "Истории украинской литературы" давал блестящие образцы оперирования именно постулатом "как" и достигал несомненного литературоведческого эффекта, например, в разделах о М. Коцюбинского, П. Тычины и др.

Быть неподвластным эпохе и новым веяниям в художественной сфере никому и никогда не удавалось. Особенно натурам одаренным, творческим, мыслящим.


Психологическое направление в исторической школе

Место психологического направления среди других методологий

Определенная односторонность и ангажированность исторической школы со всеми ее направлениями (культурно-историческим, мифологическим, историко-сравнительным и др.) В последней трети XIX в. все настоятельнее стимулировала ученых к поискам какой поздней альтернативы в анализе художественного творчества. Заметными "протестантами" здесь стали представители психологического направления, их активизация относится ко второй половине XIX в. Однако перед ними в этом контексте заслуживают упоминания сторонники биографического метода, основатель которого - французский критик Ш. Сент-Бев (1804-1869). Этот метод получил определенного огласки еще в 40-х годах XIX в. В своих "Литературно-критические портретах" (1836-1839) Ш. Сент-Бев утверждал, что определяющий момент творчества затаенный в биографии и вообще личности самого автора. Мол, жизненный путь и личностная психология писателя обусловливают и содержательную наполненность, и жанрово-стилевые особенности его творчества. Так биографический метод является и альфой и омегой литературоведения.

Для тех ученых, которые начинали психологическое направление, "подсказка" ПИ. Сент-Бева была очень существенной, но они взяли с нее только психологию автора. Взяли и тут же отказались от нее, доказывая, что авторская психология обязательно отражена в его произведении и поэтому достаточно исследователю иметь перед собой только текст произведения, в котором и следует искать той психологии. Иначе говоря, искусство трактовалось как сублимация (переход) авторской психологии в художественные образы, поэтому является моделью души, переживаний, психологии самого создателя.

Один из первых во Франции сторонников такого понимания творчества Б. Бннекен подчеркивал, что не существует ни одного эстетического мотива в произведении, который не обуславливалось психологией автора, но эту психологию он (в отличие, скажем, от Б. Канта) представлял не только суб ' объективной, индивидуальной, но и социально обусловленной. Поэтому, по его мнению, анализ произведения должен содержать эстетичный, психологический и социологический аспекты. Синтез этих аспектов даст некоторое представление о произведении, а за основу при этом все же надо брать эстетику текста. В ней выражается все, а особенно - психология творца. Наиболее понятной она может быть только потому читателю, душевная организация и социальные устремления которого тождественны (или родственные) с авторскими. Изучая в совокупности эти феномены, можно представить произведение, как целостность, заглянуть в подтекст эмоций и мыслей писателя, раскрыть механизмы влияния его на жизнь и приблизиться к исчерпывающих знаний о самой природе художественного творчества. Точность этих знаний - несомненно, поскольку каждое произведение - это зеркало души (психологии) автора.

Представители психологической методологии (к ним принадлежали также В.Вундт, Б. Эльстер и др.) Акцентировали на том, что сила художественного произведения определяется не просто важным содержанием (проблематикой) его, а гибкостью, богатством художественной формы, которая способна вызвать у рецептора полифонию содержания, разнообразия впечатлений и переживаний.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >