Иван Франко и его концепции истории литературы

Заметный след в утверждении психологического направления оставил в украинском литературоведении Иван Франко (1856-1916). В отличие от А. Потебни и Д. Овсянико-Куликовского, которые писали на русском языке, а материал для исследований брали в значительной степени тоже с русской (отчасти - зарубежной) литературы, И. Франко и языком, и материалом был вполне в украинской стихии. И психологических методов анализа он подходил тоже в связи с наличием предмета для разговора именно в украинской литературе. Но произошло это не сразу, а в результате определенной эволюции его литературно-критических взглядов.

Литературоведческие исследования И. Франко - это настоящий университет и академия в одном лице. На раннем литературно-критическом этапе его деятельности сказались захвата чисто идеологическим трактовкой литературы как художественного соответствия жизни, что несет в себе весь спектр социальных мотивов. Литература лишь тогда настоящей, писал молодой И. Франко в "Литературных письмах", когда будет играть значительную общественную роль, иметь гражданское звучание, реалистично показывать идейный прогресс народа. Эти свои критические взгляды Франко формировал сначала как симпатизирующий идей социализма, а после ареста вместе с редакцией журнала "ДРУГ" - как убежденный социалист европейского образца. Отчетливо свои тогдашние позиции он выразил в статье «Литература, ее задачи и важнейшие цихи", которую советское литературоведение трактовал не иначе, как манифест революционно-демократической критики. Речь в ней шла о невозможности существования литературы вне связями с жизнью, и эти связи представлялись молодому И, Франко только тенденциозными, классовыми, партийными. Этой мыслью он якобы решал сразу две проблемы: отрицал "Эстетика" из журнала "Правда", которые видели задачу литературы в изображении жизни с позиций красоты, и отвергал "объективизм" И. Нечуй-Левицкого, который в статье "Современное литературное движение "говорил о" зеркальной "(относительно жизни) суть литературы (как одкид берега в воде). На самом деле ни одна из этих проблем в статье не решалась. Имеем дело с обострением ситуации, сложившейся того времени в исторической школе литературоведения: представление о литературе как только отражение действительности неизбежно порождало тревогу о потере ею (литературой) элемента художественности. И "эстетики" с "Правды", конечно, правы, когда заговорили о дефиците красоты. С другой стороны, наступление тенденциозности в связи с активизацией классово-партийных расслоений в обществе и соответственно в духовной сфере угрожал общечеловеческим ценностям в литературе, которые для гуманиста И. Нечуй-Левицкого были дороже любой суженную тенденциозность; поэтому отрицать его "одкид берега в воде" можно только эмоционально или поддавшись какой обманчивой и кратковременной моде. У молодого И. Франко было и то, и другое, от чего он отойдет лишь в зрелом возрасте: партийно-классовой тенденциозность как такую он переосмыслит во времена создания статье "О прогресс", поэмы "Моисей" и др., А эмоциональность и суженное представление о красоте уйдут в него вместе с формированием по-настоящему диалектического взгляда на природу творчества и задачи литературоведения. Последнее в наибольшей степени стало проявляться в нем, когда он творил свой знаменитый трактат "Из секретов поэтического творчества", анализировал "смену вех" в украинской литературе в связи с утверждением в ней неоромантических, современных писателей (Леси Украинский, О. Кобылянской, 6 . Стефаника и др.) и делал попытку дать читателю научно объективную историю украинской литературы.

Забегая вперед, стоит отметить, что понятие научности в историк о литературном деле Франко трактовал достаточно широко. Он представлял литературу как часть духовной истории нации, подчеркивал единство в ней национального и общечеловеческого, на взаимодействии традиций и новаторства. По И. Франко, литература - это эстетический проявление гармонии жизни, обозначенный силой индивидуального дарования писателя. К такому пониманию литературы и ее истории И. Франко вплотную приблизился во время работы над "Очерки истории украинской-русской литературы ..." (о чем будет речь дальше), а в 80-90-х годах он только готовил себя к такой работе , осмысливая самые явления литературы и ища новых и новых потенций в исторической школе литературоведения. Этапным стал трактат "Из секретов поэтического творчества" (1898).

Еще в разведке о "Перебендю" Т. Шевченко (1889) И. Франко заметил, что стремится "приложить" к писателю и его произведениям "метод исторический и психологический". В более поздних "Секрет ..." он реализовал это свое стремление наиболее полно, поставив психологическую методологию в украинском литературоведении на прочный и достаточно производительный почву. От того представления о литературе, которое демонстрировалось им в статье «Литература, ее задачи и важнейшие цихи", здесь фактически уже ничего не оставалось.

Прежде чем изложить свою концепцию литературного творчества, И. Франко останавливается на ложных (с его точки зрения) подходах к самому феномену литературы. Он убежден, что эти подходы должны быть прежде всего научными, то есть ориентированными на учет специфики творчества с позиций выбранного метода. В определенных кругах европейских литераторов, пишет Франко, получила распространение безыдейно-субъективная и догматическая критика французских авторов Леметра и Брюнетьера, которые литературную критику связывают не с наукой, а с художественным творчеством и по так называемой артистической форме своих трудов маскируют полную по-занауковисть. Вслед за ними последовали и некоторые немецкие критики, в частности руководитель литературного отдела венского еженедельника "Время". "Субъективная, беспринципная и ненаучная критика доказана в него к тому, что делается выражением каприза, взрывом лирического чувства, а не одним трезвым, разумно мотивированным осуждением".

Не воспринимал И. Франко и принципов "реальной критики", которая устами М. Добролюбова заявляла, что главное для исследователя литературы - выяснить соответствие жизни всего того, что в ней изображено. При этом художественный аспект ее полностью проигнорировано и потому размытым становится сам критерий художественности. Для такой критики, пишет Франко, произведение искусства будет такое же значение, как явление реальной жизни, следовательно, артистическое повествование будет так же ценно, как газетная новинка. Такая "критика" развивалась в России в течение 50-60-х годов XIX в. Это, как видим, была обычная пропаганда определенных общественных и политических идей под маской литературной критики. "Как пропаганда, она имела свое большое значение: как литературная критика, она оказалась далеко не на высоте своей задачи".

По мнению И. Франко, литературная критика только тогда будет соответствовать своей сути, когда будет руководствоваться эстетическими принципами. Она должна входить в объем психологии и должен пользоваться теми методами научного опыта, которыми пользуется современная психология. Исходя из этого тезиса, И. Франко показал полную очевидность ее и одновременно отметил невыясненности многих вопросов, связанных с психологической природой эстетических чувств и ощущений. Он рассмотрел их в определенной последовательности и охарактеризовал как впечатление ("Змислий"), которые возникают у читателя поэтического произведения вследствие восприятия его. Это прежде всего зрительные впечатления, запаху, вкусу и осязательные, которые И. Франко называет "ниже Змислий", а каждое из них связано с различными видами искусства, то есть "выше Змислий": музыкой, живописью (живописью), архитектурой и другими изобразительными искусствами. Литература (поэзия) находится с ними в тесных связях, поскольку в них - единственная психологическая основа. Музыка, например, близка к поэзии своими ритмомелодическом характеристиками, но для нее недоступно, как для поэзии, "царство мыслей и рефлексий, абстрактов, крайобразив, движения и делания"; живопись родственный поэзией зрительными ощущениями, но он не может, как поэзия, апеллировать ко всем пространственно-временных "Змислий", а только к одному, пространственного.

Принципиальным для И. Франко было выяснение проблемы красоты в искусстве и связи ее (красоты) с представлениями о психологических состояния человека. В конце XIX в. все громче становились надежды на исключительную свойство красоты как спасительного феномена ("мир порятуеться красотой!"), и в определенных художественных кругах начала дебатироваться мнение о красивой в жизни как единственный предмет творчества. И. Франко доказывает, что для поэта, артиста нет ничего в мире ни хорошего, ни безобразного. "Не в том дело, явления, идеи берет поэт или артист как материал для своего произведения, а в том, как он использует и представит их, какое впечатление он вызовет с их помощью в нашей душе, и в этом заключается весь секрет артистической красоты ". Словом, и в этом случае И. Франко связывает феномен эстетики с психологическими движениями в человеческой душе и доказывает, что всякие другие подходы к пониманию искусства будут ущербными из-за удаленности их от его психологической природы, его специфики.

С убеждениями, что секреты художественного творчества концентрируются только в психологической сфере, И. Франко не расставался во всей своей научно-критической деятельности 80-х и последующих лет. Болезненная проза жизни, правда, не раз выбивала его из этой колеи и заставляла анализировать различные литературные явления от других, в том числе культурно-исторических, позиций, которые позволяли шире говорить о литературе как арену борьбы за судьбу нации, народа, нашего "бессловесного смерда" (показательные здесь статьи о "Сон" и "Кавказ" Т. Шевченко, габилитацийна лекция о "Наймичку" и др.). Однако когда речь шла, например, о новых веяниях в художественном мышлении, то И. Франко непременно акцентировал именно на принципах психологической специфики образного мышления. Так, в частности, на рубеже XIX-XX вв., Когда "старый" реализм начал терять с силами и на смену ему выходили современные литературные направления в лице молодых тогда В. Стефаника, О. Кобылянской, М. Черемшины, М. Коцюбинского, Леси Украинский и др. Основательно проанализировав их художественную манеру, обозначенную в каждом случае яркой индивидуальностью, И. Франко в статьях "Из последних десятилетий XIX века" (1901) и "Старый и новое в современной украинской литературе" (1904) обратил внимание на особенности художественной организации их письма, на буйство лиризма, особое ритмичность и музыкальность их слова, в чем можно видеть высокий триумф поэтической техники, но - нет, подчеркнул И. Франко, это уже не техника, это "специальная душевная организация этих авторов, плод высокой культуры человеческой души" 3. Речь шла, следовательно, о психологических основах современной творчества молодых авторов, о появлении в их душах новых нюансов, которые позволили сделать качественный скачок в понимании и реализации задач самого явления литературного творчества.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >