ФИЛОЛОГИЧЕСКОЕ ШКОЛА и современной ЕЕ разветвления В период новейшей литературы

Содержание понятия "филологическая школа" и место ее в истории литературоведения

Понятие филологической школы принадлежит науке рубежа XIX-XX вв. Но в течение определенного времени его содержание не был точно обозначенным. Некоторые ученые, например, различали эстетический метод как способ анализа произведения, но называли его субъективным и к филологической методологии не относящих. В 20-х годах XX в. филологическое школу трактовали уже только как метод, занимается только вопросами текстологии1. В более поздних исследованиях А. Белецкого филологическое школу истолковано уже как метод, акцент на формальном изучении литературных явлений, но об этом исследователь говорил с определенным скепсисом и даже упрекал В. Перетц, что тот отрывает литературу от жизни, когда доказывает, что для историка литературы "важно," как "выразил поэт свою идею, а не" что "выразил он". Вполне очевидной здесь была вульгаризация и подмена понятий, в результате чего по филологическим методом закрепился ярлык "формалистического", которым буржуазные литературоведы увлекаются до сих пор. "... В странах капиталистического Запада он держится до сих пор, - писал исследователь, - хоть зарубежное буржуазное литературоведение и теперь не вышло из состояния кризиса, подобной той, которую переживала в нас академическая наука о литературе в предреволюционной время" 3. Это была позиция, конечно, не одного ученого, а всего советского литературоведения, которое таким образом видмежовувалось и от изучения литературных произведений как явлений эстетики и от всех тех, кто в этом вопросе видел одну из серьезных филологических проблем. Такая тенденция была настолько ортодоксальной, что, например, авторы «Истории русского литературоведения", изданной в 1980 p., Вообще избежали раздела "Филологическое школа". Создавалось впечатление, что российские ученые вообще не интересовались литературой с позиций художественной формы, хотя многочисленные факты свидетельствуют об обратном. В. Перетц, поэт и исследователь А. Белый, кружок "опоязивцив", М. Бахтин, В. Шкловский и многие другие внесли весомый вклад в развитие именно филологической школы в России. Кое их студии захватывали в свой фарватер и материалы украинской литературы.

Филологическое школу в литературоведении следует понимать в том смысле, которое следует из первоначального содержания, заложенного в самом понятии "филология": любовь к слову. Речь идет о слове, которое не только выполняет номинативную функцию, то есть называет предмет и явление, а выражает внутреннюю их сущность, за которой начинается художественное, эстетическое обобщения. Любить художественное слово означает приближаться к красоте его, проникаться его внутренним огнем и находить источники, первопричины этого огня. Необходимость такого подхода к художественному слову обосновывал еще в середине XVIII в. немецкий ученый А. Баумгартен (1714-1762). Он отмечал, что нужна самостоятельная наука эстетика, которая наряду с этикой и логикой включало в систему философских знаний и представляла бы собой теорию чувственного познания художественных явлений. Разработка этой теории привела к созданию универсального учения о прекрасном и об искусстве, поскольку красоту А. Баумгартен определял как вершиность чувственного познания, а искусство - как воплощение красоты.

Перенос этого учения А. Баумгартена в сферу исследования художественного слова происходило постепенно и со значительными потерями. На первом плане длительное время еще оставалась общественная полезность слова, и представители исторической школы рассматривали его преимущественно в духе связей с человеческой ментальностью, национальным своеобразием, идеологической направленностью, духовно-нравственной наполненности.

Красота слова, то есть секреты его внутренней и внешней гармоничности, оставались бы на втором плане, где в тени, и лишь в середине XIX в. эти категории вновь начали привлекать к себе внимание. Это было обусловлено тем, что в литературу (и искусство в целом) стали проникать пользу и меркантилизм, против которых в 1839 решительно выступил французский критик и поэт Ш. Сент-Бев. Его идеи поддержал Теофил Готье (1811-1869), который своими книгами "Новое искусство" (1852) и "История романтизма" (1874) напомнил о самоценности искусства, главным критерием в оценке которого является красота.

Вскоре Леконт де Лиль, Прюдом, Бредиа и другие поэты группы "Парнас" объявили "культ формы" и "творческую свободу" как непременное условие существования искусства, которое имеет свою собственную ценность и не зависит от "позитивного служения" тем или иным идеям. Поэтому они заложили основы новой, элитарной эстетики, которая имела образец эстетику Баумгартена, но в то же время переводила ее из плоскости теоретической в практическую. Отвергая рациональные схемы позитивизма, которыми грешили представители исторической школы, "парнасцы", а за ними все сторонники эстетизма как главного инструментария в подходе к творчеству, провозглашали органическое единство формы и идеи в искусстве и главной ценностью его утвердили поэтическую видение и художественный образ. На смену рационального и логического в познании приходит интуиция и подсознание, способны проникнуть в глубину тех видений и образов. Самыми известными теоретиками этого направления в науке начала XX в. стали итальянец Бенедетто Кроче (1866-1952) и француз Анри Бергсон (1859-1941). В работе "Эстетика как наука о выражении и как общая лингвистика" (1920) Б. Кроче называет художественное произведение "эстетическим фактом", толкование которого с точки зрения формы только и способно определить соответствующее понимание специфики и задач истории литературы как последовательного осмысления развития художественного духа , поскольку история искусства и литературы своим главным предметом имеет произведение самого искусства ".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >