Продолжение филологических традиций в украинской диаспоре и в материковом литературоведении конца XX в.

Исторический метод является продуктивным и необходимым потому, что его суть заключается в хронологическом изучении памятников, которое позволяет найти между ними связи и объяснить генетическую весь комплекс их с историческим бытием народа, творит литературу. Однако, это не означает, что на основе литературных произведений можно воссоздать историю общества; разница в литературном и историческом материале очень существенная, как и разница между историком общества и историком литературы. Последний имеет дело не с исторической действительностью, а с художественным осмысленным ее, в результате чего появляется известная «третья действительность». Исследовать "ее можно различными методами - с помощью психологических сведений, сравнительного метода, историко-культурных наблюдений, но важно одно: надо исходить из того, что перед нами - явление филологии. Поэтому главным для историка литературы является метод филологический.

Едва ли не первым в России сущность этого метода сформулировал А. Веселовский. Он начинал как сторонник исторической школы, в частности сравнительного направления в ней, но в 90-х годах пришел к выводу, что истинная история литературы - это не история идей, а история форм. В литературе, доказывает он, как и вообще в искусстве, важно не "что", а "как", и литературная история имеет своим предметом изучения не этого "что" (содержания), а "как" (формы). Значит, надо изучать эволюцию стиля как поэтического средства, удостоверяющий эволюцию поэтического сознания. Содержание, сюжет в искусстве самостоятельного значения не имеет; он приобретает его в результате художественного оформления. Б. Кроче (1866-1952) справедливо замечал, что у поэта, которому не хватает формы, нет ничего, ему не хватает самого себя. Но, изучая форму, не надо думать, что мы таким образом отгораживаемся от содержания. Изучение формы - это и есть изучение содержания, ибо в том, что называется формой, нет ничего, что бы не было содержанием.

К таким выводам В. Перетц пришел, конечно, не в одиночку; его рассуждения опираются на многочисленные наблюдения современников и предшественников, с которыми он или соглашался, или спорил. Будучи последовательным в том, что филологический метод - это прежде всего оперирования художественной форме, он, однако, не всегда последователен в понимании сути формы и сути содержания. Сначала он доказывает, что содержание вообще не нужен историку литературы; ним, мол, пусть занимаются историки культуры. Между тем в вышеприведенном рассуждении сделан акцент на том, что содержание - это и есть форма; исследуя ее, мы исследуем, следовательно, содержание. Как видим, рассуждения ученого слишком противоречивые.

Здесь следует остановиться на таком рассуждении В. Перетца: "... По форме в истории поэзии (литературы в целом. - М.Н.) мы называем не только обработку определенного содержания, способ трактовки сюжета или композицию произведения вообще, или то, что называют литературным жанром (эпос, лирика, драма с ее разновидностями и др.), а обязательные формы поэтического творчества, без которых он немыслим: слово, поэтический стиль, выражающий поэтическое сознание, поэтическое мышление отдельного поэта, а порой целой эпохи и господствующего класса или группы ". Речь здесь идет о том, что предметом литературы является сама литература, литература - это поэзия, а поэзия - это то, что, будучи выражено в слове, навевает нам определенные настроения, заставляет своей форме переживать и чувствовать идеи поэта. Точный синоним художественной формы - стиль. Он является чувственным, оформленным выражением не только настроения поэта, не только средством, с помощью которого автор заставляет читателя видеть все так, как видит его сам, не только индивидуальной чертой того или иного автора, он является определяющим принципом, объединяющим писателей одной художественной школы, одной эпохи. Главные черты стиля, который меняется в разные литературные периоды, позволяют проследить изменение художественных интересов эпохи, эволюцию, динамику их. Изучение всего этого и является изучением художественного произведения, изучением истории литературы. В. Перетц подает перечень этапов, исследователю надо пройти, чтобы ответить на все вопросы стилевого прочтения литературного процесса. Поэтому исследователь определит место каждого литературного явления в системе жанров, в "своей" и мировой литературе, роль в ее развитии определенного стиля и др. Как следствие, иметь "формальную" историю литературы как духовной деятельности человека, (деятельность) основана на образном обобщении явлений действительности с целью художественного проникновения в ее суть.

В чем преимущества этого метода? Прежде всего в том, что он выводил литературу по несвойственного ей цикла общественных дисциплин и ставил ее на соответствующее место в системе искусствоведения. Неполнота этого метода в трактовке В. Перетца проявлялась в искусственном "отсечении" от него якобы "субъективного" эстетического аспекта относительно трактовки литературы. Такой точки зрения придерживались и некоторые другие тогдашние филологи. Например, С. Ефремов отмечал, что эстетичность художественного произведения является само собой разумеющейся и разговор о ней в процессе исследовательской работы играет такую же роль, которую играет троистична констатация того, что огонь, например, горячий, а вода - "текучая". Нечто подобное проглядывало и мысленно М. Грушевского, когда он говорил, что будет в своей "Истории украинской литературы" пользоваться двумя методами - историческим и филологическим. Для литературоведения начала XX в. (по крайней мере для российского и украинского) была недостижимой еще мнение, что филологический метод обязательно предполагает эстетический подход к литературным явлениям. Он позволяет, с одной стороны, проникать в самые мотивы этих явлений - исторические (историко-культурные), психологические, этические, с другой - решать многочисленные текстологическая проблемы литературы, поскольку наблюдения, например, за поисками автором окончательного (идеального) варианта текста свидетельствует прежде всего стремление эстетической завершенности. К сожалению, уже в 20-х годах XX в. некоторые ученые филологический метод сужали к чисто технических проблем текстологии (К. Копержинская и др.), а в советском литературоведении к нему чуть позже "клеили" ярлык формализма, эстетства и др. (А. Белецкий).

Между тем большинство слушателей семинара В. Перетца в 20-х годах и позже свою научную деятельность строили именно в соответствии с принципами филологического (как эстетического) метода. Среди них, в частности, наиболее известные имена Л. Белецкого, Н. Зерова, П. Филипповича, М. Драй-Хмары, В. Андриановой-Перетц и др. Лишь некоторые из них, оставшись работать в советском литературоведении, вынуждены были заявлять о своей причастности к "единственно возможного" идеологического метода (А. Дорошкевич и др,), другие эмигрировали за границу (Л. Белецкий), а наиболее неуступчивые, работая в Киевском университете и других учебных заведениях, стали жертвами репрессий в 30 * х годах (Зеров, П. Филиппович, М. Драй-Хмара), хотя декларативно на каком-то этапе некоторые из них и пытался присоединиться к идеологическому метода (Зеров). В. Перетц тоже не избежал репрессивных мер. Переехав в 1914 г.. В Петербург, он в 20-х годах вновь налаживает связи с Киевом и уже в 1927 г.. Возглавляет Комиссию древней литературы при ВУАН (Всеукраинской Академии наук). Последствия процесса над СВУ, жестокие репрессии в 1930 г.. По С. Ефремова и многих других ученых отразились и на судьбе В. Перетца. В 1934 г.. Он вынужден был эмигрировать в Саратов, где и умер 24 сентября 1935 Смерть его ускорило, в частности, травля "к которому присоединились новоявленные ученые из" очищенной от СВУ "Академии наук. Молодой Е. Шаблиовский, например, в статье "До конца сокрушить гнездо буржуазного национализма" отметил, что редактируемый В. Перетц "Научный сборник", который выходил в Ленинграде, является контрреволюционным и националистичним13. Парадоксально, но факт; ученых уничтожали за то, что они пытались показать самоценность литературного творчества. В. Перетц писал: "Нельзя обязывать науку" история литературы "следить за отражением в литературе" классовых противоречий ", как этого требует Фриче ... Для историка литературы литературные памятники важны вовсе не потому, что отражают классовые интересы и симпатии, а потому, что сами по себе содержат своеобразную историю "4. Если учесть, что В. Перетц решался утверждать, что для собственно литературной истории никакого значения не имеет идеологическое литературоведение В. Белинского, Н. Добролюбова и других, кого считали главными" столбами " советской науки о литературе, то место ему, считал большевистский режим, сначала на саратовских задворках образования, а оттуда - прямая дорога и к могиле. Потому, что в украинском литературоведении филологический метод не умер вместе с его организатором и репрессированными его учениками, в наибольшей степени послужила деятельность последователей В. Перетца, эмигрировавших за границу. Кроме Л. Белецкого, который в 1926 создал "Основы литературно-научной критики" и посвятил их В. Перетц (разговор о них в следующем разделе), особого упоминания здесь заслуживает Д. Чижевский, который в последние годы семинара В. Перетца только появился в Киевском университете и посещал его на правах свободного слушателя, поскольку учился не в историко-филологическом, а на философском факультете. Но и этого было достаточно, чтобы он навсегда остался преданным именно филологическом метода в литературоведении. Учитывая опыт старше себя Н. Зерова, он в 40-50-х годах предложил чисто филологическое прочтение истории украинской литературы в начале XX в. Особенность того прочтения (о нем будет речь в седьмой главе) состоит в том, что оно учитывало некоторые особенности эстетических подходов к литературе, которые то возрождались, то угасал в среде и мирового, и украинского литературоведения первой половины XX в. Этот процесс шел в русле того современного понимания литературного творчества, которое пробовали утвердить в украинской литературе упоминавшиеся молодомузивци и "хатян", и одновременно - в противостоянии том советском, соцреалистические литературоведению, которое тормозило развитие украинской науки о литературе в XX в. более пятидесяти лет.


 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >