Становление и уничтожения ШКОЛ И НАПРАВЛЕНИЙ В литературоведении 20-30-х годов XX века.

Ситуация в литературоведении в связи с революционными переворотами 1917-го и последующих лет

К началу 20-х годов XX в. Украинский литературоведение подошло с развитыми школами и направлениями, но революционные события 1917-го и последующих годов внесли в него неожиданные коррективы. Наметился путь просмотров, уточнений, коллективизаций и ликвидации, в основу которых клался идеологический фактор: восходящие догматы марксистско-ленинской эстетики. Как следствие, научно-критическое осмысление художественной литературы за 10-15 лет превратилась в одну из самых заброшенных отраслей украинской филологии. Но советские историки и теоретики литературы на протяжении всех последующих десятилетий утверждались во мнении, что после революционных переворотов литературоведение на материковой Украине развивалось только по восходящей и на подлинно научной основе, потому что отбросило эмпирику и бессистемность исследований в этой области дореволюционных (буржуазных, националистических, либеральных, эклектичных и др.) ученых и вооружилось настоящей, марксистско-ленинской методологии. В конце 50-х годов XX в. авторитетной считалась мнение А. Белецкого (1884-1961), изложенная в статьях "Задачи и перспективы развития украинского литературоведения" (1957), "Украинский советское литературоведение за сорок лет" (1957) и "Пути развития дооктябрьского украинского литературоведения" (1958). Эти статьи содержали информацию о движении научной мысли украинских исследователей художественного слова, но объективности, научности в ЕЕ подачи ученый не достиг. Речь не только о том, что анафемською терминологией он говорил такие выдающиеся работы первой четверти XX в., Как "История украинской литературы" С. Ефремова или "История украинской литературы" М. Грушевского. Читатель ничего не узнал из тех статей о вкладе в украинском литературоведение Лепкого, Н. Зерова, П. Филипповича, М. Драй-Хмары и многих ученых из украинской диаспоры, а с дореволюционных исследователей литературы внимания заслужили только так называемые "революционеры демократы "(И. Франко, Леся Украинка, П. Грабовский), для которых литературоведение было все-таки сопутствующим занятием, и лишь немногие из ученых (М. Максимович, А. Потебня. П. Житецкий, Драгоманов), которым, однако (по мнению А. Белецкого), не хватало материалистического мировоззрения и "правильных" представлений о самом предмете исследования - историю не только украинской литературы, но и самой Украины. Все другие литературоведы характеризовались либо как "приказчики буржуазии", или пренебрежительными кличками вроде "просветители", "националисты" или "модернисты", которые, оказывается, готовили почву, на которой впоследствии выросли ядовитые сорняки Украинский фашизму1. От таких ученых следует ждать действительно научной картины в украинском литературоведении, отмечал А. Беленький, и поэтому задача создать ее должны ученые-марксисты, которые формировались отчасти в дореволюционное время ("революционеры-демократы"), а в основном - во времена послереволюционные. Ведь только после октябрьского переворота, по мере того, как представители науки стали овладевать марксистско-ленинский метод "литературоведение (как и другие общественные науки) почувствовало под собой почву и получило право называться настоящей наукой. Этот вывод свидетельствует о конъюнктурное змирення А. Белецкого официальным догмами большевистского режима в созданном СССР. Ведь даже трудно представить, чтобы ему было неизвестно: звездный час украинского литературоведения, который приходится на 10-20-е годы XX в., стало возможным не благодаря, а вопреки марксистско-ленинской методологии; сформировался он на основе достижений дореволюционного литературоведения, которое развивалось хотя и со своими особенностями, но в русле развития мировой науки о словесное творчество.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >