Доклад М. Рыльского "Украинская советская литература в дни освобождения Украины"

Первые симптомы нового поиски внутренних врагов наблюдались в выступлении М. Рыльского на писательском пленуме в 1944 Там уже было определено несколько возможных объектов для не очень доброжелательной критики (А. Довженко, Ю. Яновский, А. Головко, И. Сенченко и др.), а Е. Кирилюк добавил к ним в статье о творчестве самого Рыльского еще один "объект" - В. Сосюры. В статье "Поэт великого народа" Е. Кирилюк показал, как М. Рыльский постепенно отходил от своих ранних поэтических инвектив вроде "Поэт! Будь себе судьей, - становясь (после создания книги" Знак весов ", 1932) настоящим" поэтом гражданином, поэтом коммунизма ", тогда как некоторые другие поэты" снизили идей но-поэтический уровень своего творчества. Это следует сказать даже о таком великом поэте, как Владимир Сосюра ". Поднимая друга, надо, следовательно, обязательно бросить какую-то темную тень на другого. Им оказался этот раз В. Сосюра. А на самого Е. Кирилюк такая тень упадет только через два года как на одного из авторов "Очерки истории украинской литературы" (1945).

Будущая критика упомянутого "Очерка ..." (о чем речь пойдет далее), а также критический пафос рассматриваемых ранее статей и выступлений военной поры (П. Тычины, А. Белецкого, Л. Новиченко и др.) Обязательно сопровождались сильными воспоминаниями о какое искривление литературоведческой мысли "националистами", которые находились за пределами материковой Украины. Иногда при этом назывались фамилии известных и в 20-30-х годах "одиозив" Д. Донцова, И. Огиенко, В. Винниченко или Е. Маланюка, но в подтексте прочитывалась деятельность и менее известных литераторов, за пределами Украины якобы кривотлумачилы литературный процесс, а на самом деле - развивали объективную научную мысль об украинской литературе и время от времени "доставали" советских псевдоученых за их прислужницьке литературоведение и участие под патронажем большевистского режима в разгроме литературы как художественного феномена. Кроме автора "Литературной критики подсоветской Украины" Я. Гордннського, среди этих "менее известных" особого упоминания заслуживают представители "пражской школы" Ю. Дараган, О. Лятуринская, А. Стефанович, О. Телига, О. Ольжич и др. Они в 20-30-х годах были ощутимой литературной силой, которая за пределами Украины питалась только ее идеей и свое творчество вдохновляла только ею. Свои литературно-критические взгляды "пражане" высказывали в основном не в статьях, а в поэтических видениях, из которых строилась мечта о независимой Украине и ее высокое художественное слово. В определенном смысле - это был тоже ангажирован (как в советских литераторов) взгляд, но его содержание рос не в псевдонаучных и лицемерных ценностях, как в псевдоискусства соцреализма, а на ценностях естественного стремления человека к личной и общечеловеческой свободы. С этими ценностями в начале войны (1941-1942) младшие "пражане" (О. Ольжич, О. Телига, И. Ирлявский и др.) Бросились в самое пекло борьбы за Украину и на оккупированной фашистами территории попытались было основать вольное литературную жизнь. Попытки эти оказались напрасными, потому что оккупант является оккупантом независимо от своего этнического или географического статуса: изгнав из Украины восточного россиянина-большевика, западный немец-фашист был таким же безжалостным по Украине, как и его предшественник. "Пражане" стали жертвой фашистских расправ и обогатили своим подвигом сферу украинского национального героизма, но в сознании большевистских идеологов (в том числе литературоведов) остались в рядах "врагов" - украинских националистов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >